Знавал я одного ребенка… Знавал я одну мать…

anne-çocuk-cezaevi

Почти 700 младенцев и детей, наряду с тысячами матерей, не совершали преступлений, но сидят в тюрьме. Слов не хватает, чтобы описать эту драму.

Тысячи женщин были задержаны за время действия режима чрезвычайного положения. Многие из них находятся под стражей вместе со своими детьми, в том числе новорожденными. Письмо, навеянное соответствующими чувствами, было опубликовано на сайте aktifhaber.com.

«Знавал я в тюрьме одного полуторагодовалого ребенка, у которого поднялась температура и надзиратели увезли его в больницу без матери.

Знавал я одного ребенка 4 лет от роду, рисовавшего на тюремных стенах цветы, которых он не видел в зоне для прогулок.

Знавал я одного ребенка в возрасте 3 с половиной лет, который говорил: «Мама, мы уже везде тебя искали, эта игра в прятки длится слишком долго!».

Знавал я одного ребенка, который увидел свою мать спустя несколько месяцев и начал заикаться.

Знавал я одного ребенка, который говорил: «Мама, мои глаза хотят поплакать».

Знавал я одного ребенка со зрением в минус пять диоптрий, которому некуда было податься кроме тюрьмы. Который, с глазными повязками на лице, прятался на руках у своей мамы-учительницы. Которому не давали раскраски.

Знавал я одного ребенка, которому очень нравились драконы и который верил в то, что лишь драконы могут разрушить тюремные стены.

Знавал я одного ребенка, который ни разу не видел своего отца и который, плача, называл папой своего дядю, пришедшего на краткосрочное свидание в тюрьму.

Знавал я одного ребенка, который в ожидании стоял перед отверстием в металлической двери тюрьмы.

Знавал я одного девятилетнего ребенка, который со своим пятилетним братом один раз шел на свидание к осужденной матери, а в следующий раз – на свидание к осужденному отцу.

Знавал я одну мать, которая не смогла взять своего новорожденного ребенка в тюрьму и поэтому сцеживала молоко в раковину.

Знавал я одного ребенка, который, будучи четырех лет от роду, уже принимал антидепрессанты.

Знавал я одного ребенка, который общался с родителями, переписываясь по почте.

Знавал я одного ребенка, который плакал от того, что плохие дяди украли его школу.

Знавал я одного ребенка, который усвоил необходимость писать заявление для того, чтобы купить шоколадку в тюремном ларьке.

Знавал я одну мать, трое детей которой сидели в тюрьмах, расположенных в разных городах.

Знавал я одного ребенка, нуждавшегося, по причине заболевания астматической аллергией, в подключении к специальному аппарату, который никогда не был доступен в нужное время.

Знавал я одного молодого человека в возрасте 19 лет. Не имевшего возможности продолжить обучение в университете, в который он поступил с очень высокими баллами.  Которого мы не решились утешать в день, когда начался новый учебный год.

Знавал я одну мать, которая смогла забеременеть лишь после того, как прошла курс лечения, у которой случился выкидыш после того, как полицейские пришли к ним в дом и которая была взята под стражу несмотря на свое состояние.

Знавал я одну мать, которая накануне праздника подходила к каждой из своей сокамерниц и просила: «Пожалуйста, не произносите слово «праздник», моя дочь от этого вспоминает отца и [праздничные] прогулки, и начинает плакать». В этой камере слово «праздник» стало запрещенным и ее обитатели украдкой поздравляли друг друга рано утром в праздничный день, пока ребенок спал».

AKTIFHABER.COM

Top