Журналист в изгнании предупреждает о разворачивающемся геноциде (часть 1)

genocide-in-the-making-1

«Всё более распространяющаяся охота на ведьм, систематическое и широко распространенное использование риторики ненависти, идущие преследования и расправа над сторонниками Гюлена подготовили в Турции условия для преднамеренного, запланированного и систематического геноцида», – пишет в своей недавно изданной книге Бюлент Кенеш, опытный турецкий журналист в изгнании. Эта книга, по его словам, пытается послать сигнал тревоги международному сообществу о событиях в Турции, которые пядь за пядью приближаются к полномасштабному геноциду против движения Гюлена – основанной на религии группе, которая стала мишенью для [турецкого] правительства.

Кенеш, который бежал от преследований в Турции и вот уже четыре года живет в Стокгольме, побеседовал с [сетевым изданием] Turkish Minute о своей новой книге, озаглавленной «A Genocide in the Making? Erdogan Regime’s Crackdown on the Gülen Movement» («Разворачивающийся геноцид? Репрессии эрдогановского режима против движения Гюлена»).

Проработав главным редактором англоязычной ежедневной газеты Today’s Zaman, Кенеш «катапультировался» на вершину списка самых разыскиваемых Анкарой лиц за счет своей открытой критики правительства турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, которое он называет «исламофашистским режимом».

У газеты Today’s Zaman был самый большой ежедневный тираж среди всех ежедневных газет на иностранном языке, издававшихся в Турции. Ее турецкоязычное сестринское издание Zaman также было наиболее тиражной ежедневной газетой с более чем 600 тысячами подписчиков до того, как оно было экспроприировано и закрыто правительством Эрдогана в 2016 году.

За одну из своих статей опытному журналисту в Турции в настоящее время грозит три пожизненных срока лишения свободы в условиях строго режима и еще 15 лет тюремного заключения.

Тем, кто не знаком с текущей ситуацией в Турции, сложно понять, как в стране-члене НАТО человеку может грозить смерть в тюремной камере за написание 500 слов. Тем не менее, следящие за [событиями] в Турции вспомнят, что во Всемирном индексе свободы прессы за 2020 год, составленном НПО «Репортеры без границ», Турция находится на 154 месте, позади даже России Владимира Путина и Белоруссии Александра Лукашенко.

«Ситуация в сфере прав и свобод стала усугубляться еще в 2011 году», – говорит Кенеш, добавляя к этому, что он предвидел уготованное для Турции авторитарное будущее к разочарованию своих оптимистичных коллег, которые «думали, что у Турции есть всё, что требуется для того, чтобы справится со стремлением Эрдогана к власти».

«Я был скорее пессимистом; я видел, что международное давление по удерживанию Турции в рамках демократии перестанет действовать после того, как будут преодолены определенные пороговые значения, низводящие отношения с работающими демократиями мира к транзакциям», – указывает Кенеш.

Обращая внимание на значимые моменты «скатывания страны к фашизму», Кенеш говорит, что 2013 год выделяется сразу по нескольким причинам.

Популизм, сорвавшийся с цепи

Согласно Кенешу, «движение по наклонной усилилось после протестов в масштабах страны, имевших место в 2013 году, во время которых Эрдоган непосредственно нацелился на их участников, назвав их «мародерами», а также антикоррупционных расследований, которые сделали достоянием гласности коррупционные скандалы в высших эшелонах правительства с уликами, дающими основание подозревать авторитарного силача из Анкары. Ему это не понравилось и он набросился на судебные органы». Он добавляет, что именно здесь движение Гюлена заняло центральное место в эрдогановском дискурсе взваливания вины на предполагаемых врагов за всё то, что идет в стране не так.

Вдохновленная мусульманским религиозным деятелем Фетхуллахом Гюленом, группа Гюлена «известна своей социальной, культурной и образовательной деятельностью в Турции и почти в 170 странах по всему миру, и имела широкое признание в Турции», – пишет Кенеш в своей книге со ссылкой на онлайн-источники. Он противопоставляет умеренное исламское мировоззрение движения радикальным взглядам Эрдогана и обвинениям последнего в том, что он стимулирует экстремизм, и тем самым указывает на отличительные черты группы Гюлена, которые делают ее возможной жертвой геноцида.

Что расценивается как геноцид?

Кенеш характеризует геноцид, понятие, которого не существовало до 1944 года, как «полное или частичное преднамеренное уничтожение группы, которая отличается от остальных в плане национальности, этничности, расы, политических взглядов или религии, сообразно плану и преимуществу тех, кто этим уничтожением занимается».

Среди ученых идут дискуссии о том, какие группы могут быть потенциальными жертвами геноцида, причем одни включают в это понятие систематическое истребление Сталиным кулаков и массовые убийства коммунистов индонезийским диктатором Сухарто, тогда как другие для описания подобных жестокостей вводят в оборот новые термины наподобие «политицид».

Однако ст.6 Римского статута Международного Уголовного Суда, которая определяет преступление геноцида как деяния, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, исключает из дефиниции группы, сформированные политическими взглядами.

Продолжение следует

Turkish Minute