Жертвы и реакция мировой общественности

vicitims

Мы продолжаем публикацию доклада «Неудавшийся военный переворот в Турции и массовые чистки«. Предыдущая статья доклада Категории нарушений прав человека в Турции.

Послепутчевые чистки в своей основе затронули сторонников движения «Хизмет», но не ограничились лишь ими. Репрессии также коснулись кемалистов, алевитов, либералов, курдов и иных групп, не лояльных президенту Эрдогану. По словам Эмина Джоласана, известного колумниста газеты Sozcu Daily, среди задержанных и арестованных офицеров армии были и кемалисты, которых он знает лично.

Группы людей, выкрикивающих оскорбительные для местного населения лозунги, были замечены в городских районах, где проживают преимущественно алевиты, а проэрдогановская газета сообщила, что ВВС подстрекает алевитов выступить против правительства после неудавшейся попытки переворота. СМИ писали о чистках судейского корпуса от алевитов до и после неудавшейся попытки переворота.

8 сентября 2016 г. турецкое правительство объявило об отстранении от занимаемых должностей 11,5 тыс. учителей-курдов, которые, как утверждается, имеют связи с террористической организацией. Кроме того, от чисток пострадали СМИ, журналисты и работники бюджетной сферы националистической и левой ориентации. Группы, которые стали жертвами чисток, схематично представлены на стр.19.

СМИ. Более 120 СМИ было закрыто. Газета New York Times уподобила это тому, если бы «президент Обама выписывал ордеры на арест консервативных журналистов, закрывал телеканалы и радиостанции, осуществлял цензуру дюжины новостных веб-сайтов».

В числе закрытых СМИ – телеканалы, радиостанции, газеты и журналы. Нина Огнянова, координатор европейской и центрально-азиатской программы Комитета защиты журналистов, в своем заявлении отметила, что «масштаб этой расправы над СМИ ошеломляют».

Журналисты. Журналисты и СМИ были первыми целями послепутчевых репрессий. Нынешний колумнист газеты Huffington Post и бывший колумнист газеты Today’s Zaman Махир Зейналов, который в свое время по указанию Эрдогана был выслан из Турции, заявил следующее, говоря об арестованных журналистах: «… это были самые разные журналисты – молодые, пожилые, консервативные, левых взглядов, писатели, экономисты, помешанные на армии. Все это олицетворяет разнообразие журналистов, которые были посажены за решетку, и доказывает, что широкие слои турецкого общества заставляют замолчать».

Среди арестованных журналистов была 72-летняя Назлы Ылыджак – ветеран журналистики и бывший депутат парламента. Согласно государственному информационному агентству Anadolu ее обвиняют в том, что она является «членом террористической группы».

Еще в одном случае турецкие власти задержали супругу турецкого журналиста Бюлента Коруджу, который критиковал правительство. Согласно изданию Turkish Minute, «ситуация, в которой оказался Коруджу, сразу же вылилась в горячие дебаты в социальных сетях по всей Турции. Активисты и критически настроенные журналисты обвиняли правительство в использовании бандитских приемов в государстве, которое должно управляться на основе закона».

Беатрис Юберо, испанская студентка и журналистка, также была депортирована из Турции. Ее задержали из-за твитов про президента Эрдогана. Во время нахождения под стражей, ей «не давали еды и питья, отказались предоставлять медицинскую помощь и не дали возможности связаться со своей семьей и адвокатами».

Послепутчевые репрессии против журналистов и СМИ являются всего лишь продолжением печально известной политики турецкого президента Эрдогана по нейтрализации критических голосов в СМИ. Меры, предпринимаемые в отношении независимых журналистов, включают в себя, помимо прочего, уголовное преследование, аннулирование пресс-карт, медийные кампании по очернению, внесение журналистов в «черный список» с целью их недопущения на правительственные мероприятия и штрафные санкции по отношению к владельцам СМИ.

Судьи и прокуроры. 3465 судей и прокуроров были уволены, а более 2 тыс. из них – арестованы сразу же после путча. Газета New York Times уподобила это отстранению от занимаемых должностей всех государственных судей в штатах Калифорния, Техас, Нью-Йорк и Джорджия. В число арестованных представителей судебной системы входят двое судей Конституционного суда Турции, американским эквивалентом которого является Верховный суд США. Несибе Озер, член Высшего совета судей и прокуроров (HSYK), которая была смещена со своего поста и арестована, объявила голодовку после того, как ее перевели в одиночную камеру. Известный проправительственный аккаунт в Твиттере призывает перевести всех сторонников движения «Хизмет» в одиночные камеры, чтобы их было проще ликвидировать в случае тюремного бунта. Правительство сразу же начало принимать на службу новых судей, очевидно лояльных партии, но не имеющих достаточной подготовки.

Учителя и школы. 21 тыс. учителей частных школ не только были уволены, но и лишились своих лицензий на право заниматься образовательной деятельностью. Во время отдельной волны чисток, правительство уволило 11,5 тыс. учителей-курдов, утверждая, что те связаны с террористами из Рабочей партии Курдистана (РПК).

Правительство закрыло 2099 образовательных учреждений, в т.ч. университеты и несколько сотен общеобразовательных школ. Согласно сообщениям СМИ, 138 тыс. школьников были вынуждены перевестись в другие школы. Некоторые из них столкнулись с нападками одноклассников из-за того, что ранее учились в школах, связанных с движением «Хизмет».

Преподаватели вузов. Правительство заставило всех деканов во всех университетах (всего 1500 человек) уволится без какого-либо расследования и объяснений касательно того, смогут ли они в дальнейшем вернуться на свои должности. Некоторых преподавателей вузов вынудили уйти из-за подозрений в связях с движением «Хизмет», других – за то, что они подписали петицию, осуждающую действия силовых структур против РПК, которые привели к значительным потерям среди мирного населения.

Владельцы бизнеса. Сотни бизнесменов столкнулись с предвзятыми проверками контролирующих органов, штрафными санкциями, насильственным назначением «попечителей» для своих фирм и конфискациями предприятий. Бизнесмен Акын Ипек потерял 18 компаний, стоимость которых оценивается в несколько миллионов долларов, после того, как был вынужден покинуть страну. В его отсутствие объектом для издевательств стала его мать: новое охранное предприятие, назначенное для охраны резиденции Ипека, отказалось ее впустить в дом сына. Члены семейства Бойдак, владевшего крупнейшей мебельной фабрикой в Кайсери, были посажены в тюрьму за оказание благотворительной помощи НКО, связанным с движением «Хизмет». Бизнесмен Мустафа Торер, находившийся под стражей, умер от сахарного диабета.

Top