Заклятые друзья готовятся к финальной схватке?

Erdogan VS Ergenekon

Первые два месяца 2020 года ознаменовались рядом событий, которые, как представляется, являются предвестниками решающей битвы на политической арене Турции, участниками который будут условный «Эрдоган» с одной стороны, и условный «Эргенекон» – с другой. Прогнозировать будущее – дело неблагодарное, однако весьма вероятно, что переход конфликта между двумя сторонами в открытую фазу является лишь вопросом времени, и шаги, которые заклятые друзья предпринимают в последнее время, свидетельствуют о серьезности их намерений.

Дело о тайной организации «Эргенекон», расследование в отношении которой было начато в 2007 году, впервые отчетливо высветило контуры турецкого глубинного государства. Тогдашний премьер-министр Р.Т. Эрдоган объявил себя прокурором по этому делу, однако когда в конце 2013 года антикоррупционные расследования вышли на его ближайшее окружение, он вступил в стратегическую коалицию с теневыми хозяевами страны, чтобы совместными силами сокрушить движение «Хизмет» и параллельно заблокировать судебные преследования (идущие – в случае с «Эргенеконом», и потенциальные – в случае с Эрдоганом и его соратниками). С 2014 года Турцией правит такой вот гибридный механизм, в котором Эрдоган играет роль экрана, а «Эргенекон» – процессора.

Но, как и в случае с любым другим конъюнктурным союзом, срок жизни такой коалиции во многом определяется достижением партнерами своих первоначальных целей, после чего их пути-дороги расходятся. Судебные разбирательства по делу «Эргенекон» были официально прекращены, а успешно реализованный проект «Попытка государственного переворота 15 июля 2016 года» и последующие массовые чистки позволяют обеим сторонам считать, что с «джамаатом» в Турции покончено (причем, к вящей радости глубинных структур, это было сделано руками исламистского правительства), поэтому вполне естественен переход заклятых друзей к «выяснению отношений» уже внутри коалиции.

Вполне естественно и использование сторонами в качестве оружия придуманного эрдогановским режимом четырехбуквенного акронима, который удобен своей универсальностью – в нынешних условиях им можно клеймить любых оппонентов, включая тех, которые держат в своих руках бразды правления. Так, выступая 29 января 2020 года в эфире одного из телеканалов, бывший глава турецкого Генштаба Илькер Башбуг косвенно назвал ПСР «политическим крылом FETÖ». Правящая партия довольно резко отреагировала на эти слова: обвинения Башбуга прокомментировал сам Эрдоган, который предложил однопартийцам подать на того в суд за клевету, что и было сделано.

Логично, однако, предположить, что в рукаве у Эрдогана есть куда более существенные козыри, чем обращение в карманный суд с иском о клевете. И действительно, по «странному совпадению» во время своего недавнего визита в Украину турецкий президент настоятельно просил Киев выдать Турции находящегося под домашним арестом бывшего спецназовца Нури Гёкхана Бозкыра, которому официально инкриминируется участие в убийстве Неджипа Хаблемитоглу. Однако турецкая публика знает Бозкыра как фигуранта нашумевшего дела о «Банной группировке» (Sauna Çetesi). О деятельности этого организованного преступного сообщества стало известно в конце 2005 года. Разместив в одной из известных саун Анкары скрытые камеры, члены ОПС занимались шантажом политиков и чиновников. Начав расследование, казалось бы, обычного дела о шантаже, полицейские вышли на целую подпольную сеть, в которую входили военные, полицейские, политики и лидеры преступного мира,  вследствие чего это дело было объявлено «новым Сусурлукским скандалом». Но это еще не все: Бозкыр засветился еще в одном скандальном деле – деле о задержании грузовиков Национальной разведывательной организации, которые перевозили взрывчатые вещества для действующих в Сирии террористических группировок. Примечательно, что со склада, откуда были вывезены эти боеприпасы, таинственным образом исчезло 13,5 тонн взрывчатки, из которых лишь 6,5 тонн было обнаружено во время вышеупомянутой операции.  Недостающие взрывчатые вещества так и не были обнаружены.

По мнению турецкого журналиста Адема Явуза Арслана, настойчивые требования Эрдогана об экстрадиции из Украины Нури Гёкхана Бозкыра могут быть связаны со стремлением турецкого президента вновь открыть дело «Эргенекон». Эрдоган, судя по всему, понимает, что на фоне существенного ухудшения экономической ситуации в стране и потенциального роста недовольства среди населения, его партнеры по коалиции попытаются избавиться от «мавра», который сделал свое дело, тем более что подготовка общественного мнения в виде разговоров о «политическом крыле FETÖ» уже началась.

К слову, в качестве подготовки общественного мнения к очередной порции «грязных игр» заклятых друзей можно рассматривать и идущие разговоры о готовящемся перевороте, который якобы планируют совершить кемалисты (причем отдельные колумнисты записывают в этот стан не только РНП, но и остальные партии/движения, оппозиционные режиму Эрдогана), а также муссируемые слухи о том, что FETÖ якобы в ближайшее время совершит «сенсационные убийства» высокопоставленных политиков. Так бряцают друг перед другом оружием турецкое глубинное государство, известное своим послужным списком нераскрытых убийств, и Эрдоган, отработавший технологию упрочнения своей власти путем «героической борьбы» с различного рода «переворотами» (в частности, «судебным переворотом» 2014 года и «военным переворотом» 2016 года).

Время покажет, как будут развиваться события, и кто выйдет победителем в этой схватке. Ясно, однако, одно – невольным спонсором этого «боксерского матча» вновь выступит турецкий народ.

Top