Часть 5. Я — обычный верующий человек

Фетхуллах Гюлен живет в Пенсильвании

Предлагаем вашему вниманию завершающую пятую часть интервью с турецким писателем, исламским общественным деятелем, идеологом и вдохновителем движения «Хизмет» Фетхуллахом Гюленом. Предыдущую четвертую часть интервью читайте по ссылке.

До выборов остаются считанные дни. Ведутся споры о том, за какую партию будут голосовать представители «Хизмета».

Если честно, верующим не подобает постоянно об этом говорить, как будто смысл жизни лежит на дне избирательных урн. Безусловно, выборы важны для будущего страны, однако это не всё. Как и Вы отметили однажды, уделяя излишнее внимание избирательным процедурам, но забывая о своих деяниях, за которые в ином мире люди понесут ответ, некоторые из них, поглощенные этим процессом, с легкостью врут и клевещут, что очень печально.

Что касается того, за кого нужно голосовать. С давних времен и до сих пор я говорю: «Решайте в соответствии с зовом своей совести». Призыв к голосованию за определенную партию я воспринимаю как давление на совесть, а предпочтение одной конкретной партии — как отдаление от других частей общества. На референдуме наша открытая и четкая позиция не была связана с определенной партией, а основывалось на желании продемонстрировать демократические шаги. Однако, как оказалось, сегодня никто этого не ценит.

На сегодняшний день мы имеем председателя партии, с утра до вечера сыплющего оскорблениями в наш адрес. И, к сожалению, думающие люди этой партии предпочитают молчать. Мне становится известно о многих случаях, когда избиратели ПСР, кроме радикальных приверженцев, расстраиваются из-за происходящего. Если есть люди, которые «проглотили» столь обидные слова, то они будут голосовать за эту партию, однако, на мой взгляд, эти слова, которые могут ранить в самое сердце любого человека, способного чувствовать, заставившие кровоточить их совесть, сильно потрясли наших друзей. Все будут осторожно смотреть вокруг себя, чтобы определить кандидатов на посты глав муниципалитетов. В конечном итоге, это не всеобщие выборы. Кандидаты важнее партий. Наверняка, у каждой партии есть ценные, достойные кандидаты на посты глав муниципалитетов, которые будут достойно нести свою службу. Если вы не проголосуете ни за одну партию, это не будет считаться грехом.

Что Вы можете сказать о сплетнях, которые распространяют о вас? В частности, о причинах вашего проживания в Америке и о нежелании возвращаться в Турцию?

Я хотел бы видеть хорошие намерения в тех, кто желает моего возвращения. И раньше находились люди, желающие, чтобы я вернулся. Я и тогда не то чтобы не понимал их истинные намерения (Два года назад турецкий премьер Реджеп Тайип Эрдоган на мероприятии сторонников движения «Хизмет» призвал Гюлена вернуться, сказав: «Возвращайтесь! Мы хотим видеть вас среди нас. Пусть закончится эта разлука!» — ред.). Однако я продолжал проявлять вежливость и старался думать о них хорошо. Сразу хочу отметить, что я — обычный верующий человек. Я твердо стою ногами на земле. Всегда жил, руководствуясь этими принципами. Я не променяю высокое положение раба Божьего ни на какую должность. Таким же я хочу предстать и перед Всевышним Творцом. Я не имею никакого отношения к каким-либо внешним силам, подобное просто невозможно. Те, кто попадают в сеть внешних сил, стремятся к постам, власти и иным мирским должностям. К сожалению, те, кто после обретения силы, завоевания мощи пытается деспотически завладеть государственной властью и не хочет больше уходить, начинают воспринимать как опасность тех людей, кто не никогда не делал карьерных расчетов, не пытался овладеть силой, тех, кто даже избегает подобных вещей, тех, кто задумывается о том, чтобы угодить Господу, о загробной жизни. Несмотря на то, что они пытаются показать это как угрозу для государства, на самом деле расценивают это как угрозу собственным планам.

Даже в самых неразвитых обществах людей судят по их словам и поступкам и в зависимости от этого выносится вердикт. Все мои поступки и слова вот уже 50 лет на виду как у людей, так и у государства. Разве может человек с тайными планами в течение 50 лет скрывать это, никак даже не намекнув на них, не подав ни одного знака?

Относительно своего возвращения или невозвращения на Родину я буду принимать решение, посоветовавшись со своими друзьями, которым я могу доверять как самому себе, а не на основании мнений тех, кто сегодня думает так, а завтра иначе. Я уже говорил, что если я и вернусь, то не в качестве какого-то официального лица, а как простой сын Рамиза-эфенди, имама “мечети c тремя балконами на минарете”.

Беды приходят и уходят, не расстраивайтесь

Вы временно прекратили свои проповеди, которые вот уже много лет транслируются в том числе и через интернет. Люди, симпатизирующие Вам, интересуются, что вы чувствуете после такого давления и оскорблений в ваш адрес, не хотите ли Вы им что-нибудь сказать?

Мы все время должны проявлять терпение и никогда не оставлять своих уважительных манер. Во все времена люди испытывали определенные трудности. Такие выдающиеся личности, как имам Раббани, Хасан Шазели, Мевляна Багдади, прошли через тяжелые испытания. Страдания Бедиуззамана Саида Нурси — известная всем история. Нет таких страданий и притеснений, которые бы он не испытал. Нас же можно сравнить лишь с преданными собаками этих великих личностей. Однако есть путь — их путь, если метод — их метод, нужно быть готовыми к любым неприятностям. Не нужно расстраиваться. Мы должны с утра до вечера обращаться со следующей мольбой к Богу: «Мы довольны своим Господом Аллахом, религией ислам и посланником Мухаммадом (да благословит его Всевышний и приветствует)». Ни в коем случае нельзя обижаться на Него, жить с чувством довольства. Бедствия проходящи. Даже если они, подобно цунами, несут вас по миру, но мы установили прочную связь с Господом, можно надеяться, что мы преуспеем в мире вечном. Люди, отдавшие себя этому делу, если не поставили себе цель достигнуть земных благ, обретут в загробном мире высокое положение. Все должны оставаться на своих местах. Не нужно зацикливаться на одном пути в зависимости от условий и конъюнктуры. Даже если вам преградили основную дорогу, необходимо стараться достигнуть места назначения другими путями. Этим пунктом назначения являются универсальные человеческие ценности. Эти люди никогда не впадали в пессимизм, и мы не будем пессимистами. Нам нельзя терять надежду. «Отчаяние — это болото, упав в которое — утонешь. Крепко ухватись за волю, и ты увидишь, что с тобой произойдет…» — писал Мехмет Акиф Эрсой. «Истинно живут те, кто живет с надеждой, безнадежные сами заковывают свой дух в цепи». Мы верим в то, что эти печальные времена пройдут с Божьей помощью и Его благословением. Мы всегда на это надеялись.

Вы тоже отметили некоторые события, под влияние которых мы попадали до настоящего времени. Я стал свидетелем событий 27 мая (военный переворот в 1960 году, после которого был повешен премьер-министр Турции Аднан Мендерес – ред.), тогда я еще не был в армии. Уже тогда на меня оказывали давление. На меня оказывали давление и 12 марта (военный переворот 12 марта 1971 года — ред.). 12 сентября (военный переворот 1980 г. – ред.) я был вынужден бежать, словно преступник. В период, когда покойный Тургут Озал твердо стоял на ногах, он проявил свой авторитет. Тогда от меня отстали. Но преследования продолжились и позднее. Я побывал в хадже. Путь домой снова был мне прегражден. Снова я давал показания сотрудникам государственной безопасности. После событий 28 февраля судебное разбирательство по иску прокурора Нуха Мете Юкселя длилось годами. Несмотря на все подлости, низости, с которыми мне пришлось столкнуться в своей жизни до приезда в Америку, в прокуратуре Нью-Джерси ко мне отнеслись с уважением. Я почувствовал разницу. Прокурор встретил меня у входа. Сам подал мне стул, чтобы мне было комфортно. Сходил, вымыл свой стакан, налил воды и протянул мне. «Вы даете показания, во рту может пересохнуть», — сказал он. Я понял следующее: он не знаком с нами, не знает нас, но проявляет к нам внимание. Мы сразу подумали, а не направить ли ему какой-нибудь подарок. Кемаль-бей (он все ещё жив) нас тут же предупредил: «Когда я до этого хотел вручить ему подарок, прокурор ответил: «Я не могу принять подарок от человека, дело которого я рассматриваю». Да, наверное, тут дело в философии права, в его восприятии, подумал я тогда.

Что я хочу еще отметить. Во время службы в армии я тоже сидел в карцере за свои проповеди. Один защищавший меня командир разрешал мне проводить проповеди, сам нередко приходил на них. Когда его срок службы истек, он со слезами на глазах обнял меня и произнес: «Без меня тебе будет худо». Его слова оказались правдой. Меня арестовали и посадили в тюрьму. В разные периоды своей жизни я подвергался различному давлению, провокациям, оскорблениям, угрозам. Однако все это не идёт ни в какое в сравнение с тем, с чем мне пришлось столкнуться в последнее время. Все эти оскорбительные слова, сказанные в мой адрес, все эти обвинения. Однако в своих словах, высказываниях, манере подачи, своим поведением человек отражает то, что заложено в его характере. Тут мне нечего возразить.

Новая Конституция — необходимо условие

Турция переживает сложные времена. Порой люди даже теряют всякую надежду в связи с происходящими событиями. Как, по-вашему мнению, Турции жить в этой атмосфере?

Для начала хотел бы отметить, что в такие периоды необходимо искать убежища у Всевышнего Творца, необходимо прибегать к Его защите, обращаясь к Нему с мольбой. Следует беспокоиться об участи тех, кто не задумывается о своей участи. Те, кто постоянно живет с чувством полной безопасности, и те, кто сомневается в праведности других, столкнутся с большими трудностями. Достопочтенный Умар тревожился о своей участи. Взвешивая грехи и благодеяния, он отмечал: «Я буду рад, если их число будет равноценным». Также и мы, живущие во времена, особенно близкие к концу света, должны сомневаться в себе. Мы должны взывать к милости Господа, моля его: «Возьми меня за руку, о Господи! Если ты не удержишь меня за руку, я погибну». Вера и упование на Бога являются убежищем как для личности, так и для общества в целом. Те же, кто не прибегают к подобному убежищу, могут оказаться под влиянием собственного эго, не приведи этого Господь.

Это одна сторона вопроса. Другая заключается в том, что для преодоления свалившихся на долю страны несчастий нужен новый климат. Необходимым условием для этого является создание новой Конституции, которая бы выступала гарантом прав и свобод. Я считаю, что для создания такой Конституции необходимо увеличение давления со стороны общества, нужно, чтобы соответствующие люди и организации настаивали на создании Конституции, соответствующей международному праву.К сожалению, становится очевидным, что нормам «демократического правового государства» наносится вред. Очень многие эксперты проводили анализ данного вопроса. Турция, отдаляясь от себя, от собственных ценностей и своего народа, очень сильно отдаляется и от всего мира.

В настоящее время отдельные индивиды и общества обогнали государство. Ни один проект, навязываемый сверху, не может быть принудительно воплощен в жизнь. Еще в начале прошлого столетия Бедиуззаман отмечал: «Одержать победу над цивилизованными людьми можно при помощи убеждения, а не принуждения». В этой связи давление, оказываемое на общество, не может быть постоянным. Мы вынуждены относиться к происходящему с терпением, спокойствием, проявляя бдительность, проницательность и дальновидность. Если вы отнесетесь к проблеме с достойной вас степенностью и серьезностью, окажете сопротивление терпением и упованием на Всевышнего, в один прекрасный момент здравый смысл обязательно одержит победу. Более того, в этот момент людям станет стыдно за свое злословие, клевету, соучастниками которой они были. Вы же ответите им: «Сегодня не время для порицаний», откроете им свою душу и не станете упрекать их за совершенные грехи. На протяжении всей истории происходило именно так. Если кто-то будет отдаляться от вас и вы также отвернетесь и пойдете в противоположном направлении, расстояние между вами будет только увеличиваться, и когда вы ощутите необходимость примирения и согласия, вы осознаете, что совершили ошибку. Осознаете, но будет уже слишком поздно. Единственное, о чем нам нужно думать — как продолжать наше дело и увеличивать нашу скорость, сказав: «О Господи, это тоже пройдет». Это мое скромное мнение.

Top