Выгораживать предков или видеть имевшие место ошибки?

Ecdada_toz_kondurmamak-1

[В этом материале] я попытаюсь дать ответ на показавшийся мне важным комментарий читателя, который поступил к моей статье «Выборочное чтение». Как вы можете предположить, у меня нет намерения полемизировать – я пишу эту статью из уважения к читателю и с верой, что она, пусть частично, но исправит неверное понимание. Конструктивный стиль, как и всегда, является моей особенностью.

Отталкиваясь от примеров, которые я привёл в той статье из истории ислама и Османской империи с рассуждениями о том, что история не является областью веры и что на неё необходимо смотреть целостным взглядом, видя положительные и отрицательные стороны, читатель высказался так: «Видели ли вы, чтобы Ходжа-эфенди в своих выступлениях и книгах порочил предков?». В этих словах я чувствую разочарование. Как я могу понять, [читатель] испытал разочарование с двух различных сторон. Во-первых, озвученные мною мысли входят в противоречие с его восприятием истории и исторических личностей. Во-вторых, он подозревает, что эти комментарии противоречат мыслям и высказываниям Ходжи-эфенди по этой теме.

Для начала я вернусь к тем двум примерам, а затем [перейду] к вопросу о Ходже-эфенди и очернению [предков]. Первый из приведённых мною примеров – это Верблюжья, Сиффинская и Нахраванская битвы, резня в Кербеле, инцидент при Харуре, в которых принимали участие авторитетные сподвижники. Второй – убийство принцев, о котором говорится в сборнике законов, написанных по приказу [султана Мехмеда II] Завоевателя ради «общественного блага» и получивших одобрение шейхульислама. Не знаю, нужно ли их разъяснять, но позвольте спросить следующее: разве эти события, от которых у нас сердце продолжает обливаться кровью несмотря на то, что прошло уже столько веков, не являются правдой? Это что, роман, являющийся плодом воображения или сценарий фильма? Надеюсь, вы не считаете всё это клеветой, которая была задним числом внедрена в историю ислама и Османской империи? Можете ли вы отрицать, что в тех событиях, которые, выражаясь современным языком, являются самой что ни на есть гражданской войной, где мусульманами были и убитые, и убивающие, сражались друг с другом тысячи человек? А что вы скажете по поводу убийства лежащих в люльке принцев из-за того, что после взросления они могли нанести ущерб единству и целостности страны и превратиться в проблему?

И ради чего? Спрошу, используя термины, использующиеся в литературе того времени: ради возвышения Божьего слова? Из-за того, что они мешали распространять ясную религию ислам? Или из-за власти, племенного фанатизма, веры в то, что только их интерпретации являются верными, стремления к выгоде, возвращения к взглядам эпохи невежества, вечного государства, [идеи] «пан или пропал», общественного блага? Что из этого? Всё или ничего? Если ничего, то каково ваше объяснение?

Да, благородные сподвижники являются великими людьми, которые пожертвовали многим ради ислама. Да будет Аллах доволен ими всеми, да удостоит Он их Рая! Однако является ли их самоотверженность в определенные периоды времени препятствием для того, что видеть их ошибки, которые они совершали в дальнейшем? Препятствием это быть не должно. Являются ли они людьми, свободными от ошибок? Можно ли понимать слова Св. Корана «Аллах доволен ими, и они довольны Аллахом» как то, что сподвижники не совершили в жизни ни одной ошибки? К тому же они сами рассказывают о совершенных ими ошибках. Вы, вероятно, неоднократно слышали, как Ходжа-эфенди рассказывал о предсмертных признаниях Амра ибн аль-Аса своему сыну. Вот что я имел в виду, говоря о том, что история не является областью веры и что на нее надо смотреть холически с ее положительными и отрицательными сторонами.

Вы можете сказать: «Ты рассказываешь это после того, как государство вслед за [попыткой переворота] 15 июля [2016 года] стало посредством чрезмерной силы притеснять движение «Хизмет»». Нет, за себя я могу сказать, что говорю об этом не впервой – я и раньше говорил и писал об этом. В начале 1990-х годов, когда я писал серию статей о жизни четырех [праведных] халифов в журнале Yeni Ümit, я упомянул все эти войны со ссылкой на источники. В своей колонке в газете Zaman я по крайней мере два-три раза писал и о том, что фетва и приказ об убийстве принцев противоречит презумпции невиновности и что вне зависимости от причин дозволение убивать грудных младенцев является неправильным в соответствие с религиозными, правовыми, нравственными и человеческими ценностями. Я говорил о борьбе за власть, племенном фанатизме, безудержной страсти к трофеям и выгоде. Затем я расширил написанные для колонки статьи и издал их в виде книги. Желающие могу посмотреть. Более того, я никак не могу забыть, как один инженер-строитель, который никогда не читал про эту борьбу между сподвижниками и не слышал о ней, сказал мне тогда в лицо, выражая свое удивление и растерянность: «Что же ты такое пишешь-то? Это что, было на самом деле?». Это произошло в 1992 году. В 2018 году в Америке я пережил то же самое. Беседуя как-то раз за чашкой чая с группой товарищей, я рассказал о Верблюжей битве. В конце разговора друг моего детства сказал: «Мне столько лет, я прослушал сотни проповедей, участвовал в религиозных беседах. И о Верблюжей битве я услышал впервые!».

При этом признаюсь, что да, я старался взглянуть на историю целостным взглядом, в своих речах и статьях упоминал и те стороны, которые можно назвать отрицательными, однако преимущественно сообщал о положительной стороне [событий]. Потому что в этой точке сходились условия того времени и доминирующее в моём мыслительном мире мнение.

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с сокращениями)