Выдержки из различных интервью-2

gulen-interview

 

Мы продолжаем публикацию книги Фетхуллах Гюлен: очерки, перспективы, мнения.  Предыдущая статья: Выдержки из различных интервью-1

В мусульманстве нет места террору

   Представители ислама годами утверждали, что “ислам и террор несовместимы”, однако пришло 11 сентября. После этого во многих странах, в том числе и в Турции, начали взрываться бомбы. Те, кто совершает это, тоже вышли из нашей среды. Не должны ли мы были восстать против этого первыми?

Сегодня в мире в достаточной мере не знают, что такое мусульманство. Мусульмане должны были выйти вперёд и заявить: «В настоящем мусульманстве места террору нет». Потому что в исламе убийство человека – шаг против воли Всевышнего. Вы не имеете права убить человека. Даже на войне нельзя причинить ущерб невинным людям. Для этого никто не имеет права дать фетву (решение муфтия в вопросах шариата – прим.пер.). Никто не может быть смертником. Никто не имеет права привязать к себе бомбу и пойти к беззащитным людям, какого бы вероисповедания они не придерживались. Даже на войне на это разрешения не даётся – а там все равновесия нарушаются. Сказано, что нельзя причинить ущерб ребёнку, нельза тронуть тех, кто совершает молебен в храмах. Это не просто сказано когда-то. Что сказал наш Пророк, то сказал и высокочтимый Абу Бакр, что сказал высокочтимый Абу Бакр, то сказал и высокочтимый Омар, что сказал он, то позже повторили и Салахаддин Айюби, и Алпарслан, и Кылычарслан. И Фатих (султан, покоривший Стамбул – прим. пер.) сказал то же самое. Сказал, и беспорядочный Константинополь превратился в Стамбул. То есть ни грек не причинял вреда армянину, ни армянин греку. Мусульмане не делали им ничего плохого. После взятия Стамбула в патриархии повесили огромный портрет Фатиха. Его написали в своё время. Он вызвал к себе патриарха того периода и вручил ему ключ. Вспоминают об этом с уважением. Нельзя односторонне понимать, как многое понимается сегодня, ислам, который всегда с уважением относился ко всем течениям мысли.

Я с сожалением должен сказать, что в исламском мире существуют некоторые незрелые проповедники, у которых нет соответствующей подготовки. Мусульманство – справедливая вера, её надо правильно исповедовать. Идя к нему категорически неправильно  использовать какие-либо ложные поводы. Если верна цель, то должны быть верны и все средства, которые используются для достижения этой цели. С этой точки зрения человек не может попасть в рай, совершив убийство. Мусульманин не может сказать: «Я убью человека и попаду в рай». Убив человека, нельзя получить одобрение Аллаха, а самой главной целью каждого мусульманина является удостоиться одобрения и благосклонности Аллаха и прославить на вес мир Его великое имя.

   Так ли они рассуждают: раньше война шла на фронте, а сейчас – повсюду. И поэтому рассматривают это как войну, как джихад? И думают, что так для них откроется дорога в рай?

Правила ислама известны. Войну не могут объявлять люди. Войну не может объявлять какая-то группа, организация. Войну должно объявлять государство. Нельзя вступать в войну, пока руководитель государства не отдал распоряжения, пока армия не отдала приказа. В противном случае, каждый может начать войну по своему усмотрению. Найдёт себе трёх-четырёх, извините за выражение, бандитов и вместе с ними создаст фронт. А другой найдёт себе других бандитов. И даже здравомыслящие люди могут начать войну между собой из-за того, что их не удовлетворяют какие-то качества другой стороны. Они тоже поднимутся и скажут: объявляю войну такому-то. Могут сказать про кого-нибудь, кто терпимо относится к христианам, что он им помогает и ослабляет мусульманство. Надо объявить ему войну и убить. А он в ответ тоже объявит войну. На войну нельзя подниматься, пока её не объявило государство. Это не так просто. Не правильно, если так поступает кто-то, неправильно, если так поступают даже самые уважаемые учёные. Потому что это противоречит духу ислама.

    Исламского мира как такового сегодня не существует

   Почему так происходит в исламском мире, если это противоречит духу ислама?

По-моему, исламского мира как такового не существует. Есть регионы, где проживают мусульмане. Где-то их больше, где-то меньше. Да и это – мусульманская культура. Есть мусульмане, которые заново создают ислам в соответствии со своим пониманием. Под этим я не подразумеваю радикализм крайне жёстко настроенных мусульман. Человек должен правильно верить в то, во что верит, и правильно выполнять то, во что правильно верит. Нужно позаботиться о мусульманстве. Нельзя сказать, что на территориях, занимаемых так называемым мусульманским миром, существуют сообщества в этом смысле, с точки зрения этой философии. Если скажем, что есть, это будет клеветой на мусульманство. А если скажем, что нет мусульманства, то это будет клеветой на людей.

Я не вижу возможности для того, чтобы в настоящее время мусульмане вносили вклад в равновесие мира. Я не вижу такой логики у руководителей. Исламский мир сейчас очень невежествен, хотя какое-то просвещение и существует. Вы можете увидеть это во время хаджа. Можете увидеть это на конференциях, на круглых столах в которых участвуете. По телевидению, в парламентах. Речь идёт о серьёзном отсутствии необходимого уровня. Они не в состоянии решить мировые проблемы. Может быть, смогут сделать это в будущем.

   То есть, по Вашему мнению, выражение «исламский мир» не следует использовать?

Нет такого мира. Есть личное мусульманство. Есть отдельные мусульмане в разных частях мира. Отдельные, оторванные друг от друга. Я лично не вижу,  чтобы существовали идеальные мусульмане. Пока нет таких мусульман, чтобы могли взаимодействовать с другими и, одновременно с этим, создать единство, совместно решать свои проблемы, рассуждать о вселенной, глубоко изучать ее, при том с Кораном, очень хорошо исследовать перспективу, создавать проекты ради будущего, определить своё место в нем, и поэтому я не могу говорить о наличии исламского мира. Исходя из того, что исламского мира не существует, каждый что-то делает в соответствии с собственным уровнем. Можно даже сказать, что есть мусульмане, которые расценивают то, что считают правильным сами, как верное с точки зрения мусульманства. Нельзя сказать, что есть понимания ислама, в отношении которого пришли к единому мнению мусульманские учёные-богословы, проверенного их иджмами (согласие учёных-богословов по какому-то вопросу – прим.пер.), опирающегося на здравое понимание Корана, многократно прошедшего проверку. Можно говорить о мусульманстве в смысле общей культуры.

   Может быть, всегда так и было. И будет до скончания мира?

   Начиная с пятого века по хиджре (мусульманское летоисчисление – прим. ред.) – это так. Начинается с периода абассидов или с периода появления сельджукидов. С завоеванием Стамбула это положение ещё больше усугубилось. Это период, который был уготован для нас судьбой. В последующие периоды двери для новых толкований были закрыты. Горизонты мысли сузились. Изменилась широта, присущая духу ислама. В исламском мире стали появляться люди, всё более лишённые совести, неуравновешенные люди, не принимающие других, не способные открыть своё сердце для каждого. Люди, которые ставили свои группировки в качестве причины и инструмента впереди своей цели. Эта ограниченность существовала и в обителях дервишей, и в кельях, и, к сожалению, в медресе. Всё это должно быть изменено, обновлено ведущими в своих областях людьми.

   Те, кто ступил на путь террора, перестают быть мусульманами       Невозможно подумать о том, чтобы истинный мусульманин стал террористом. Религия не позволяет убивать человека, чтобы достичь своей цели.

   Выяснилось, что «Аль Каида» имеет опору и в Турции. Вы уже рассказали о религиозной стороне вопроса. Есть ли у него другие ракурсы?

Бен Ладен – один из тех людей в мире, которых я ненавижу больше всего, потому что он запятнал светлый лик ислама, придал ему грязный имидж. Даже если мы приложим все свои силы для того, чтобы исправить положение, это займёт годы. Мы должны будем выступать повсюду на различных платформах, писать книги, объяснять, что это не есть мусульманство. Бен Ладен подменил исламскую логику своими собственными чувствами и страстью. То, что он делает – чудовищно. И люди, собравшиеся вокруг него, такие же. Если в Турции есть кто -то, который думает так же, то и они тоже становятся чудовищами. Мы проклинаем их образ мыслей. Однако путь к предотвращению этого в кажущемся мусульманским мире – а как я уже заявлял, я не считаю, что такой мир существует, а есть только страны, в которых живут мусульмане, – так вот, этот путь лежит через решение проблем мусульман. Может быть, они будут думать о чём -то ином, выбирая людей, которые будут ими управлять?

Может проведут реформы? Для того, чтобы вырастить хорошее поколение, мусульмане должны решить свои проблемы. И не только проблему терроризма. Это господнее наказание. Также как и наркотики, и курение —  другое наказание свыше. И раскол, и распри в народе – тоже. Неумение справиться с бедностью – отдельное наказание. Унижение со стороны правящих, смирение с таким управлением,  жизнь в постоянном угнетении – тоже наказание. Как сказал Акиф (известный турецкий поэт –ред.), повсюду насилие, угнетение, рабство, унижение, всяческие пороки, паталогическая зависимость… Всё это – наказание, посланное Аллахом, в особенности нашей нации. Избавиться от всего этого, по-моему, можно, только став порядочными и честными людьми, а путь к этому лежит через преданность Аллаху.

   Люди, склонные терроризму, выросли в мусульманских семьях, на наших глазах. Мы считали их мусульманами. Какую метаморфозу они претерпели, чтобы стать террористами? Не виноваты ли в этом все мы?

Мы, виноваты. Виновата и  нация. Виновато также и образование. Нельзя представить себе, чтобы истинный мусульманин, хорошо освоивший основый ислама, стал террористом. Человек, вставший на путь террора, вряд ли может оставаться мусульманином. Религия не позволяет убивать людей ради достижения цели. А какие усилия мы приложили, чтобы дать им прекрасное воспитание? Какими заповедями связали их по рукам и ногам? Какое чувство ответственности воспитали в них, чтобы ожидать, что они не станут террористами? Если человек удерживается от террористических действий религиозными ценностями, страхом перед Всевышним, страхом перед Судным днем в ахирате ( в жизни после  смерти – от ред.), страхом перед нарушением правил своей веры, то это значит, что мы должны были проявить большую чуткость  в вопросе веры. Может быть, и сейчас существуют некоторые пути для того, чтобы повлиять на сложившуюся ситуацию, но стараются перекрыть и их.

Говорят, пусть и их не будет. То есть пусть в учебных программах не будет даже уроков культуры и нравственности. Мы говорим, что всё необходимое для жизни должно прививаться в школах. В том числе и знания о здоровой жизни. Я считаю, что этот урок должны вести врачи. Должны проводиться качественные уроки, связанные с жизнью, с семьёй, с отношениями между супругами, особенно с воспитанием детей. Проблема состоит не только в том, что Турция и кажущийся мусульманским мир корчатся в наркотических припадках, под гнётом страсти к азартным играм, коррупции. Коррупция и воровство распространяются везде и повсюду. То, что можно разоблачить, разоблачают. Но есть такие вопросы, про которые спрашивать нельзя. За них нельзя потребовать отчёта. Поэтому всё покрывается, умалчивается, и от этой темы уходят.

Всё это – люди, воспитанные среди нас. Всё это – наши дети. Как получилось, что некоторые из них выросли такими? Как получилось, что некоторые были воспитаны так, что полагаются на грубую силу? Как получилось, что они восстали против человеческих ценностей? Как получилось, что они влившись в собственную нацию преподнесли ей «сюрприз» и взорвались, словно бомба? Все они выросли среди нас. Это значит, что были проблемы с воспитанием. Значит в системе были недочёты и недостатки, над которыми следует задуматься и восполнить их. Значит воспитание человека не было поставлено на передний план. А за это время образовались потерянные и покалеченные поколения, молодые люди, не ведающие духовного удовлетворения, лишённые нравственности. Кто-то заплатил им какие-то гроши. Или же их превратили в роботов. Дали какое-то лекарство. Сейчас и об этом говорят, в том числе в прессе. Их привели в бессознательное состояние. Их заставили пойти на убийство, уничтожать людей, сказав, что это и есть цель, это и есть идея. С их помощью захотели достичь чего-то.

Этих людей превращают в роботов. По моему скромному мнению, и в Стамбуле происходят такие же вещи. Те, кто участвует в террористических акциях – это не те, кто верит по-настоящему, и не те, которые вышли из мечети, – они не могут сотворить такое. Их знания о вере ограничены. Какой-то его наставник и старец сказал: «Такого-то следует убить!» В Турции погибло немало людей. Эта группа убила одного, та – другого. 12 марта (1971 г. – от ред.) у людей в руках были окровавленные ножи. Вмешались военные. 12 сентября (1980 г. – от ред.) люди опять держали в руках ножи, убивали друг друга, стараясь чего-то достичь. Они все террористы – и та сторона, и эта, только придумывали себе названия. Один говорит: «Я делаю это ради мусульманства.» Другой: «Я делаю это ради нашей земли, ради своей нации.» Третий: «Я борюсь с капитализмом, с эксплуатацией.» Всё это только слова. В Коране так и сказано: «слова». Вещи, не имеющие ни малейшей ценности. Но друг друга убивали, и каждый – за идею.

Сколько людей погибло за эти проклятые идеи. Кто-то из руководителей говорил: «Убрать этого.» И его убирали. И один говорил «убрать», и другой. Может быть, и в отношении нас с Вами были такие указания, но судьба не одобрила их, и они не осуществились. У меня были точные сведения: Говорили: «Его тоже надо убрать.» Всё это был террор. Его совершали не только мусульмане, а все. Постепенно такие поступки стали привычным делом. Всех приучили. Один из моих очень хороших товарищей однажды убил змею, перебив ей позвоночник. А был проповедником. Выпускник теологического факультета. Я с ним месяц не разговаривал, сказав: «В природе змеи имеют право на жизнь. По какому праву ты её убил?» Но общество довели до такого состояния, что все привыкли к большому числу жертв, и, если убивали десять или двадцать человек, то говорили: «Хорошо, что не так уж много людей погибло.» С этим зверством и у нас смирились: «Отделались всего двадцатью или тридцатью жертвами.» Вот до какого состояния довели общество.

Для того чтобы предотвратить всё это, нужно образование. Государство должно было принять  соответствующие законы и правила. И в настоящее время отдельные небольшие слои общества, которые не пострадали отчасти благодаря вмешательству судьбы, и которые протестуют против каких-то незначительных событий и желают вмешаться в их ход, чрезвычайно преувеличивают мелкие детали. Делают из мухи слона, а из слона – муху. Из этой ситуации есть один выход – научить людей, что правильно, а что нет. Объяснить, что мусульманин не должен быть террористом. Почему надо объяснить? «…и кто сделал на вес пылинки добра, увидит его, и кто сделал на вес пылинки зла, увидит его» ( Св. Коран, 99: 7-8). Если ты сотворишь что-то весом с атом, то и понесёшь ответ за это. Коран говорит, что убийство одного человека равно убийству всех людей. Ибн-и Аббас говорит, что человекоубийца навечно останется в аду. Раз это — основное понятие веры, то ему и нужно обучать.

(Из серии интервью господина Фетхуллаха Гюлена корр. газеты «Заман» Нурие Акман,  22 марта – 1 апреля 2004)

Top