Всеобъемлющие чистки Эрдогана не являются «дорожным пришествием» (часть 3)

Not-a-road-accident-3

Предыдущие части статьи доступны по следующим ссылкам: часть 1 часть 2

В сущности, приход Эрдогана и ПСР к власти в 2002 году и последующий успех партии на выборах нередко частично приписывается продолжающейся поддержке со стороны  [граждан,] отчужденных государством и затем мобилизованных из-за обещания партии отменить правовые и политические барьеры, наложенные на них модернизационным проектом республики. Номер журнала The Economist, опубликованный 6 августа 2011 года, следующим образом описывал приход ПСР к власти и ее растущую популярность:

«Когда АК [Партия справедливости и развития] пришла к власти в 2002 году, генералы и их союзники продолжили преследовать его [Эрдогана]. Они, как утверждается, состряпали планы государственного переворота, [включающего,] в том числе, бомбардировку мечетей и убийство христиан. Когда АК стала еще более популярной, прокуроры постарались запретить партию на основании шатких обвинений в том, что она пыталась навязать религиозное правление. Подобные интриги лишь увеличили популярность г-на Эрдогана. В июне, на волне устойчивого экономического роста, демократических реформ и увеличивающегося международного престижа (выделено нами – И.С.), АК одержала третью победу на выборах, получив рекордные 50% голосов».

Важно подчеркнуть, что идеологическое несогласие Турции с мусульманской идентичностью не обязательно было связано с исламом или мусульманскостью; напротив, оно касалось религиозных групп, чьи практики и понимание мусульманскости поощряли участников становиться религиозно соблюдающими и социально мобилизованными. Поэтому не удивительно, что сначала Фетхуллах Гюлен, а затем и движение «Хизмет» рассматривались турецким государством в качестве угрозы с 1970-х годов, задолго до ПСР или какого-либо реального присутствия гюленистов в государственном аппарате.

Эрдоган удачно воспользовался этими уже накопленными подозрениями и недоверием по отношению к движению «Хизмет» сначала для того, чтобы с декабря 2013 года устроить гонения на тысячи участников движения, затем для объявления его террористической организацией в мае 2016 года и, наконец, осуществления безжалостных чисток начиная с 15 июля 2016 года в период после попытки государственного переворота. В этой связи весьма поразительно видеть, что  статья придает безусловную легитимность эрдогановским чисткам, [заявляя] следующее:

«Никто, однако, не находится в худшем положении с точки зрения проповедования опасностей гюленизма, чем г-н Эрдоган, чье правительство в одно время было неразлучно с движением. Бросая за решетку всех, кто связан с ним, включая юристов, учителей и работников благотворительных организаций, г-н Эрдоган пустил под откос верховенство закона в интересах вендетты. Не помогло его делу и то, что он обвинил в предательстве и терроризме почти всех своих оппонентов».

Кажется, статья настолько убеждена в легитимности режима, а то и необходимости чисток в отношении гюленистов, что она относится к всеобъемлющим чисткам Эрдогана как к дорожному пришествию и не рассматривает вероятность того, что это, возможно, было его делом с самого начала. Он пустил под откос верховенство закона в интересах вендетты, ибо только так можно было устроить гонения на гюленистов. Иначе же, как вы смогли бы наказать кого-то при отсутствии совершаемого преступления, что, по большому счёту, имеет место в случае с гюленистами?

Некоторые могут подумать, что я, возможно, веду себя мелодраматично и преувеличиваю последствия чисток в отношении гюленистов. Если это так, то посмотрите на следующую цитату, датируемую апрелем 2013 года, и принадлежащую тогдашнему председателю регионального отделения ПСР в Стамбуле Азизу Бабушчу, и сравните сделанное им в то время описание новой Турции ПСР с современной Турцией для того, чтобы понять, верным ли оно оказалось:

«Те, которые так или иначе были нашими партнерами в течение десятилетия нашего пребывания у власти, не будут нашими партнерами в течение последующих десяти лет.  Будущее – это период строительства. Поэтому тех наших партнеров вместе с нами не будет. Те, которые вчера так или иначе шли вместе с нами, завтра будут партнерами сил, которые нам противостоят. Потому что будущее, которое будет построено, и Турция, которая будет возрождена, не будут для них будущим и эпохой, которые они примут» [1].

Эрдоган успешно операционализировал нарратив «опасностей гюленизма» и шаг за шагом реализовал свое видение новой Турции с помощью тех, которые невольно или по своей воле согласились с его нарративом. Чистки в отношении движения «Хизмет» – это то, чем для кемалистов был курдский вопрос: необходимый инструмент для конструирования новой национальной идентичности, инструмент, позволяющий заставить замолчать тех, кто сомневается в ней, и разработать социо-политическую систему, которая будет ее развивать. К сожалению, без полного отторжения этого нарратива у Турции нет шансов вернуться назад даже к своей хрупкой и дисфункциональной демократии.

Д-р Исмаиль Сезгин

PoliTurco

СНОСКА:

[1] Özbudun E. AKP at the Crossroads: Erdoğan’s Majoritarian Drift //  South European Society and Politics. 2014. Vol.19 (2). P.155-167.

Top