Восьмимесячный младенец в следственном изоляторе Анкары

Восьмимесячный младенец в следственном изоляторе Анкары

Его мама – государственный служащий. В СМИ просочились лишь ее инициалы – Н.Е. Ее задержали на прошлой неделе в связи с проведением расследования, связанного с Экзаменом по отбору государственных и муниципальных служащих (KPSS). Что касается самого младенца, то про него ничего не известно – мы не знаем ни имя, ни пол этого ребенка. Известно лишь то, что ему всего 8 месяцев, и он находится на грудном вскармливании. И вместо того, чтобы лежать в кроватке у себя дома, в настоящее время он находится вместе со своей мамой в камере следственного изолятора, будучи самой юной жертвой развернутой охоты на ведьм. И мы, считавшие, что в ходе этих операций мы видели все и ничто больше не способно нас удивить, вдруг вздрагиваем, услышав об этом младенце. Мы еще не свыклись с мыслью о том, что 80-летнего старика, жизнь которого протекала между домом и мечетью, можно кинуть в тюрьму за оказание материальной помощи ученикам, как внезапно мы узнаем о восьмимесячном узнике. Не знаю как вас, но меня это проняло до глубины души. За 13-14 лет я сталкивалась с многочисленными несправедливостями и драмами, которые разыгрывались в органах юстиции и залах суда, но такое вижу впервые. Конечно же, если женщина виновна, то мать она или нет – это не имеет никакого значения с точки зрения ее ответственности за совершенное и заключения под стражу. Однако прислушайтесь к своей совести – она обвиняется ни в тяжком преступлении, ни в нападении, ни в наркоторговле и не в совершении кровавых актов террора. Нет, ее подозревают в том, что 5-6 лет назад она была причастна к нарушениям, допущенным в ходе экзамена по отбору государственных и муниципальных служащих. Дело это не окончено, решения суда не вынесено. Более того, если бы даже решение было вынесено, то турецкие законы разрешают отсрочку исполнения приговора при наличии определенных обстоятельств. И наличие восьмимесячного ребенка как раз таки и считается подобным обстоятельством. Несмотря на это, нарушения в ходе экзамена рассматриваются как «акт террора» и за раз арестовываются сразу 82 человека. Одна из них – мать того самого младенца. И она плача вопрошает: «Я все еще кормлю своего ребенка грудью! Что с ним будет?». Однако ни прокурору, ни судье нет до этого дела. Общество глухо и слепо к происходящему. А самыми глухими и слепыми являются судьи, наказывающие даже младенца.

«Уничтожим их жен и детей…»

На фоне продолжающихся дел о «попытке государственного переворота» в Сеть попали записи, в которых некто угрожал «уничтожить их жен и детей». Значит, это было правдой. Сейчас под прицел попали женщины и дети. Первым этапом охоты на ведьм была операция 22 июня 2014 г., направленная против полицейских. Айшегюль Озтюрк несколько дней ждала своего арестованного мужа – Ахмета Озтюрка – у зданий органов юстиции и национальной безопасности. В результате ей стало плохо, и она погибла вместе с четырехмесячным плодом в своем животе. А вот недавний случай из Хаккари: выяснилось, что трехлетняя малышка была вынуждена два дня провести в камере предварительного заключения. Ее родителей, работающих учителями, арестовали в рамках развернутой охоты на ведьм, и поскольку за ней некому было присмотреть, ей пришлось остаться вместе с ними. С 22 июня 2014 г. по настоящее время мы увидели и детей, которые попали со своими матерями в могилу, и детей, которые попали со своими матерями в тюрьмы…

Хохот и слезы младенца

Сейчас в женском отделении следственного изолятора Анкары слышен детский плач. Моя черепная коробка словно превратилась в тюремную стену: я слышу плач ребенка. И одновременно перед моими глазами возникает сцена голосования в парламенте с этими громко хохочущими, надрывающимися от смеха народными избранниками и избранницами. И плач младенца смешивается с хохотом депутатов от ПСР. Все это напоминает сцену из фильмов покойного Эрола Таша. Но в его фильмах зло в итоге оказывалось добром. Но злоба этих депутатов не является притворной. Картина, на которой гогочущие представители партии власти запечатлены рядом с плачущим ребенком. Они захотят вычеркнуть эту картину из истории, но ничего у них не получится…

Бюшра Эрдал, Yeni Hayat

Top