Вопрос об экстрадиции Ф. Гюлена и агония эрдогановской пропаганды

gulen-6

МК-Турция сообщает, что по данным МВД Турции, власти республики запустили процедуру лишения гражданства 130 человек, в числе которых Фетхуллах Гюлен и ряд депутатов прокурдской Демократической партии народов (ДПН). Издание, со ссылкой на турецкие СМИ, пишет, что все 130 человек утратят гражданство Турции, если не вернутся в страну в течение трех месяцев.

Турецкие власти вот уже долгое время разыгрывают спектакль под названием «Выдайте нам Гюлена». Начало выглядело многообещающим: Анкара утверждала, что обладает неоспоримыми доказательствами причастности Ф. Гюлена и движения «Хизмет» к попытке насильственного свержения власти 15 июля 2016 г. Важное надувание щек и громкие слова, тем не менее, маскировали отсутствие даже мало-мальски значимых сведений, которые можно было бы протолкнуть в качестве доказательной базы.

Со временем стало понятно, что этот спектакль разыгрывался перед внутренней аудиторией Эрдогана, который стремительно концентрировал в своих руках все больше и больше властных полномочий и нуждался в соответствующей электоральной легитимизации: чего только стоит тот факт, что часть из отправленных в США «материалов» была даже не переведена на английский язык. Турецким обывателям задержка с экстрадицией объяснялась «кознями» со стороны США, хотя американцам настолько надоела эта мышиная возня, что они даже прислали в Турцию своих представителей, которые должны был втолковать турецким чиновникам, как правильно подготовить запрос на выдачу Ф. Гюлена.

Теперь же, после сообщений о готовности лишить Ф. Гюлена турецкого гражданства, не осталось никаких сомнений в том, что никакой реальной экстрадиции Эрдогану не нужно (иначе в чем смысл лишать Ходжа-эфенди гражданства?). Вполне вероятно, что осуществляемая Анкарой имитация бурной деятельности является прикрытием закулисных торгов, связанных с выдачей Турции Резы Зарраба, который стал широко известен после обнародования результатов антикоррупционных расследований 17 и 25 декабря 2013 года и является «мягким подбрюшьем» коррумпированного турецкого президента.

Другим возможным объяснением является стремление Эрдогана как можно дольше эксплуатировать образ Ф. Гюлена и движения «Хизмет» как «заклятых врагов» новой Турции, тем более что в последнее время турецкому министерству правды становится все труднее поддерживать разваливающийся от вопиющих нестыковок миф о «предательском путче гюленистов». Например, недавно в уголовном суде Анкары слушалось дело Мустафы Мараша, который в ходе дорожного конфликта застрелил тракториста из пистолета-пулемета HK MP-5. На вопрос о том, откуда он взял оружие, Мараш заявил, что в ночь путча перед зданием Управления безопасности Анкары собравшимся людям раздавали автоматическое оружие и он был одним из тех, кому оно досталось.

Официальная пропаганда продолжает утверждать, что все погибшие в ночь переворота гражданские лица являются жертвами путчистов, однако ни судебно-медицинской экспертизы трупов, ни баллистической экспертизы проведено не было. Сам факт поспешного захоронения погибших уже вызывает вопросы, а становящиеся известными сведения, наподобие показаний Мустафы Мараша, все более четко высвечивают скрываемые турецкими властями контуры реальных событий 15 июля 2016 года.

Но самое главное то, что подобные неудобные для Анкары факты всплывают в ходе судебных заседаний по делу о попытке государственного переворота. Дошло до того, что Эрдоган публично дал понять судьям, что внимательно следит за процессом и пообещал, что подсудимым не удастся отвертеться от тюремного заключения, а если они когда-нибудь выйдут на свободу, то испытают на себе гнев толпы и «утонут в народных плевках».

Можно не сомневаться, что состряпанная на скорую руку мифология «новой Турции» рано или поздно рухнет под натиском копящихся нестыковок. Показателен в этом отношении пример т.н. «мучеников свободы» – пяти человек, которые в официальной пропаганде турецкой хунты 1960 года были представлены жертвами «полицейского беспредела» и «кровавых планов» отстраненной от власти Демократической партии (после переворота хунта сообщила о сотнях молодых людей, которые были убиты прежним режимом в апреле 1960 года, однако смогла представить общественности лишь пятерых). Со временем выяснилось, что один из «павших за свободу», которые были торжественно захоронены в мавзолее Ататюрка и чьими именами были названы улицы, школы и корабли, погиб от рикошета полицейской пули, а другой, кричавший лозунги с движущегося танка, упал и попал под гусеницы.

Третий и четвертый из «мучеников свободы» были военнослужащими и погибли от шальной пули в ходе захвата почтового отделения и во время чистки оружия перед переворотом соответственно. Пятый, 11-летний мальчик, был убит военными за нарушение запрета на передвижение по улицам, когда вместе со своим отцом отправился рано утром праздновать смену власти в результате путча. Через 28 лет после этих событий их тела были выкопаны и перенесены в другое место, правда на этот раз безо всякой помпезности, ведь свою роль в качестве элемента политической пропаганды они выполнили и теперь подлежали забвению…

Top