Война Эрдогана со сферой образования: исход учителей из Турции

mustafa-semra-turkish-refugees

Послепутчевые репрессии Эрдогана против инакомыслящих привели к массовому исходу интеллектуалов. Первостепенной целью этих репрессий были сторонники турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена и движения «Хизмет». Журналист IBTimes UK отправилась в Грецию для того, чтобы встретиться с турками, которые были вынуждены бежать ради спасения себя и своих детей.

Более 500 человек были арестованы в Турции в последние недели за посты в соцсетях, критикующих военную операцию турецкой армии против курдских боевиков в Сирии.

Эти аресты стали последними по времени репрессиями турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана против свободы слова и инакомыслия.

После неудавшейся попытки государственного переворота в июле 2016 года более 100 тысяч учителей, ученых, государственных служащих и журналистов были арестованы и брошены в тюрьмы. Многие из задержанных являются членами движения «Хизмет», которое было основано турецким проповедником Фетхуллахом Гюленом.

Эрдоган утверждает, что Гюлен, живущий в добровольном изгнании в США, и его сторонники стояли за попыткой государственного переворота. Они, в свою очередь, отрицают любую причастность к этому и говорят, что Эрдоган воспользовался путчем для того, чтобы захватить власть и провести чистки в отношении более 150 тысяч образованных турецких граждан, подозреваемых в связях с Гюленом.

Репрессии привели к закрытию гюленовских школ и увольнению тысяч последователей проповедника из государственных органов, вызвав тем самым массовый исход интеллектуалов из Турции.

Журналист IBTimes UK отправилась в Грецию для того, чтобы встретиться с десятками гюленистов – учителей и ученых, которые были вынуждены бежать после того, как их правительство начало войну со сферой образования.

Они говорили о доминировании страха в их жизнях после попытки государственного переворота на фоне того, что полиция вламывалась к ним в дома, арестовала их родственников и друзей, а также конфисковывала их паспорта.

В поисках безопасности и свободы они нелегально переплыли на небольших лодках в Грецию, доверив свои жизни контрабандистам.

В Греции они находятся в подвешенном состоянии. Не имея постоянного вида на жительство, они не могут найти работу и содержать свои семьи. И пока они пытаются вновь наладить свою жизнь за границей, травматический опыт пережитого ими в Турции продолжает их преследовать.

Следуя по стопам Гюлена

Ученые, непосредственно связанные с Гюленом, были первыми, кто подвергся репрессиям. Теологи, которые в свое время жили и учились в доме проповедника в Пенсильвании, были схвачены и брошены в тюрьмы за свои связи с главным соперником Эрдогана.

Некоторые гюленисты были арестованы в месяцы, предшествовавшие попытке переворота, и это навевает предположения о том, что Эрдоган задумал чистки до июля 2016 года.

В небольшой квартире в Салониках, на севере Греции, Мустафа вспоминает, как он в первый раз был арестован в феврале 2016 года из-за своих связей с движением «Хизмет».

Он работал преподавателем теологии в школе движения «Хизмет» и встречался с Гюленом в Пенсильвании в составе группы исламских богословов.

Движение «Хизмет – единственное исламское движение, которое работает для всего человечества», – рассказывает он в своем интервью IBTimes UK. «Гюлен является сторонником мира, а не насилия в исламе. Его единственным оружием является перо. Я посвятил свою жизнь его учению».

Преданность Мустафы движению «Хизмет» поместила его в список террористов. После того, как его арестовали в первый раз, он должен был каждый день отмечаться в полицейском участке.

После попытки государственного переворота полиция еще сильнее стала третировать Мустафу. Полицейские провели несколько обысков в его доме и обнаружили 50 книг, написанных Гюленом, которые были использованы ими в качестве доказательств для обвинения его в том, что он является главарем террористической организации.

Столкнувшись с угрозой провести всю свою жизнь в тюрьме, Мустафа решил бежать вместе со своей женой Семой и тремя маленькими детьми. «Мы знали, что можем умереть в пути», – говорит он. «Мы решили бежать, потому что не желали, чтобы наши дети стали сиротами».

Мустафа говорит, что их путешествие в Грецию было болезненным. Семья шла в течение нескольких дней, чтобы добраться до побережья, и лишь затем выяснилось, что лодки, за которую они заплатили, в оговоренном месте не было. После того, как они провели несколько недель, скрываясь от полиции, контрабандист в конце концов согласился перевезти их на остров Родос на скоростном катере.

Отвечая на вопрос о том, какое влияние оказало это путешествие на троих его детей, Мустафа с грустью говорит о том, что они играют в «контрабандистские прятки» с детьми других беженцев.

В сентябре 2016 года, когда семья прибыла в Афины, им сообщили о том, что они являются первыми турками, ищущими политического убежища после путча.

Спустя год после того, как они прибыли в Грецию, жизнь Мустафы и его семьи остается тяжелой. Им приходится выживать на 450 евро, которые они ежемесячно получают от агентства ООН по делам беженцев и которые едва покрывают аренду жилья.

Их дети учатся в греческих школах и завели друзей, но Мустафа и Сема не могут работать, поскольку у них нет постоянного вида на жительство.

Несмотря на трудности, которые они пережили, Мустафа говорит о том, что не сожалеет о своей прошлой жизни в Турции. «Мы потеряли все, но мы не сожалеем об этом. Мы бы вновь поступили так же и последовали бы по стопам Гюлена».

Продолжение следует

Изабель Герретсен

ibtimes.co.uk

Top