Убежденность (якин)

Понятие «убежденность» означает избавление от сомнений и подозрений, обретение достоверных знаний на основе верных, надёжных и точных сведений таким путём, который не приемлет сомнений и колебаний, и превращение этих сведений в часть своей души. [Понятие] «якин», которое при случае используется в формах «икан», «истикан» и «таяккун», выражает духовный уровень, на который возвышается и на котором пребывает путник на пути познания Творца в своём духовном странствии. Говорить о подобной стоянке, уровне и степени можно применительно к существам, которые открыты для развития и прогресса. Данный термин категорически не применим к Божественным знаниям, в которых нет уровней и степеней и для которых не применимы развитие и прогресс. Прежде всего, Божественные имена закреплены [шариатом] и сообщены красноречивым языком неведомого досточтимым Пророком (с.а.с.) – конечно, в рамках того, что было ему открыто – но среди них нет имени «Мукин», производным от которого могло бы быть слово «якин». Во-вторых, [понятие] «убежденность» используется относительно объектов, которые познаются путём изучения на предмет сомнений, подозрений и колебаний, а также проверки их достоверности, тогда как Бог свободен и чист от всего этого.

Для учёных на пути истины несомненная убежденность означает прочное знание, признание, осознание основ веры и в особенности величайшего духовного полюса веры, а также достижение горизонтов познания, где она сливается с сутью человека. Её описывали как созерцание неведомого, постоянное осознание закулисья бытия и хранение тайн путём духовного разума (латифа ар-раббания) после преодоления доказательств и доводов в вере. Мне кажется, что будет более приемлемым называть её запредельным уровнем, достигаемым за счет использования всех источников знаний, путей свидетельствования и созерцания; из-за чего её можно даже назвать и началом, и концом одновременно. Путник истины, который достиг этого уровня, часто часто устремляется к вечности, своим сердцем достигает вознесения, а душой – горизонта «взор его не отрывался [от происходящего] и не переходил [границы дозволенного]» (Св. Коран. 53:17). Он странствует среди млечных путей Божественных манифестаций, горящих ярко и неистово, и награждается речью для произношения по слогам Аят аль-Кубра («величайшее знамение»), оком для видения и слухом для слышания. Иными словами, это познание, прочувствование и распробование путником бесконечности:

– смыслов, выражаемых принадлежащими Аллаху неповторимыми печатями и монограммами на каждом большом и малом сотворённом существе в результате систематического изучения книги мироздания и повторяющегося «прочесывания» предметов;

– разгадок тайн недостижимого закулисья после регулярного лицезрения представленных к его вниманию назидательных скрижалей в объективном и субъективном [мирах];

– манифестаций не преодолеваемого и не охватываемого человеческой силой Скрытого сокровища в сердце на «длине волны» снисхождения вследствие длительного проживания в загадочном и светлом климате вдохновений;

– извещений и знаков призмы совести, которая без нарушений и изменений отражает сочащийся из этих источников и имеющий характер лучей света приток [милостей] к глазам, ушам и иным субтильным органам.

И всё это есть дар, которого удостаиваются лишь те, кто близок к Аллаху в весьма особенном смысле.

Даже наименьшая степень такой убежденности настолько сильна, что наполняет сердце светом, разгоняет дым и туманы сомнения от ума, и вызывает дуновения радости, удовлетворения, покоя и процветания во внутреннем мире человека. Как сказал досточтимый пророк Юнус, такая убежденность вдохновляет сердце желанием вечности и бесконечности. Это высокое чувство порождает и развивает в человеке желание вести скромный и строгий образ жизни, ибо аскетизм позволяет ему думать и говорить с мудростью. Душа, которая окрылилась аскетизмом и обрела мудрость, скрепляет и делает господствующей в своей сути мысль о неизбежном конце этой мирской жизни. А те, кто никогда не забывает о вечности потусторонней жизни, всегда пребывают вместе с Господом, даже находясь среди людей.

Начало такой убежденности – это приподнятие завесы между материальным и нематериальным мирами, а ещё несколько шагов дальше – духовное открытие промежуточного мира, насыщение сердца Божественными манифестациями и избавление от всех сомнений, колебаний и подозрений. Некоторые достигшие этого уровня сказали, что даже если завеса между видимым и невидимым мирами исчезнет, это не придаст им большей убежденности. Ещё несколько шагов дальше климата, где истина бытия сияет над цветами и качествами, [располагается] горизонт созерцания, где душа странствует в чистом царстве Божьих даров, которых не видел глаз, не слышало ухо и не представляло человеческое воображение.

Убежденность с точки зрения своего начала является приобретательной (касби), а своего конца и результата – не требующей доказательств (бадихи), являющейся даром (лютфи) и имеющей «визу» [внеопытного] познания Аллаха (под словом «приобретательный» я подразумеваю называемую суннитскими имамами «наклонностью» и «распоряжением наклонностью» единичную волю (ирада аль-джуззийя) и всё, что с ней связано). [Внеопытное] познание Творца или знания о Боге обретаются посредством верной и точной точки зрения на вещи и явления; чистых намерений и способности мыслить уравновешенно и в верном направлении; изучения знаков Божьего бытия и единства, манифестаций Его действий, атрибутов и имен. Когда путник знакомится с доказательствами, то по воле и милости Божьей они просвещают, очищают и освещают все глубины его сути. Его душа орошается световым дождём со всех сторон, на всех горизонтах бытия внезапно восходит заря, рассветает во всех уголках, и в зависимости от своего потенциала каждый человек в глубине своей души видит себя точкой, окружённой светом. Он засвидетельствует исчезновение множественности и смятения от изобилия вещей и явлений, и почувствует превращение всего в неописуемое блаженство духовного наслаждения под напевы единобожия.

Да, с точки зрения своего начала убежденность несколько туманна, а значит бывает открытой для дуновений беспокойства, тогда как с точки зрения своего результата она взаимопереплетена с покоем, не поддающимся описанию. Не видящие различий между ее началом и концом ошибочно посчитали, что в убежденности имеются опасности, а в покое – прочное обоснование и безопасность. А ведь это исключительно вопрос начала и конца. Что же касается опасностей, то они, по смыслу [сказанных Пророком (с.а.с.) слов о том, что даже он не войдет в Рай] «если только Аллах не проявит милосердие», касаются всех, ну а прочное обоснование и безопасность – это ранние [плоды] благоволения, выращенные Аллахом в теплицах уверенности.

Суфии рассматривают убежденность в рамках трех категорий, на которые указывают отдельные коранические аяты:

1. Осведомленная убежденность (ильмаль-якин) – состояние достижения крепчайшей веры и точнейшей осознанности в плане являющихся целями вопросов в мире явных доказательств и доводов под опекой последних;

2. Убежденность воочию (айналь-якин) – ранг достижения глубокого и неописуемого [внеопытного] познания Творца, дарованного душе духовной интуицией, созерцанием и чувствованием;

3. Истинная убежденность (хаккаль-якин) – она интерпретируется как достижение беспокровного, беспрепятственного и в то же время свободного от количества и качества и невообразимого тайного пребывания вместе [с Творцом] (майият). Некоторые истолковали эту удостоенность как «растворение» (фана) раба в плане своей самости, своего эгоизма и своей души, и его существование (каим) с Богом.

Эти три степени убежденности можно объяснить на следующих примерах: знание человека о смерти до своей смерти – это ильмаль-якин; снятие пелены со его глаз, лицезрение ангела смерти, пришедшего за его душой, и наблюдение некоторых метафизических явлений перед предсмертной агонией – это айналь-якин; вкушение и ощущение свойств, присущих смерти – это хаккаль-якин. Согласно этому, достоверные знания на какую-либо тему, получаемые человеком путем научной дедукции, называются ильмаль-якин; знания, получаемые им путем слуха, зрения и иных здравых чувств, называют айналь-якин; знания, которые неподвластны научным выводам, наблюдению и напрямую приходят в его совесть, фонтанируют из его совести и окутывают горизонты его явных и скрытых чувств, называют хаккаль-якин.

Что касается применения убежденности и в особенности истинной убежденности (хаккаль-якин) по отношению к абстрактным истинам, то, как было указано в вышеприведенных размышлениях, это всецело является проявляющимся в состоянии (хали) и ощущениях (завки)… И сказать что-либо сверх этого выше наших сил.

О Аллах, покажи нам истину истиной, и помоги нам следовать ей, и покажи нам всё ложное ложным, и помоги нам отдаляться от него! Даруй Свое благословение и мир Обладателю полной убежденности господину нашему Благороднейшему Мухаммеду, его семейству и всем его сподвижникам!

Фетхуллах Гюлен

Источник: Новые грани. 2014. №41. С.26-28.

Текст приводится с исправлениями