Турецкая оппозиция не прошла критически важный тест

Halkların Demokratik Partisi

Доцент Бруклинского колледжа Луи Фишман, одно время живший в Турции и специализирующийся на проблемах Турции и палестино-израильских отношений, в своей статье рассуждает о том, что главная оппозиционная партия Турция оказалась неспособной остановить произвольные и чрезмерные послепутчевые чистки в СМИ, академическом сообществе и местном самоуправлении.

Он пишет: «К сожалению, сразу после неудавшегося путча, главная оппозиционная Народно-демократическая партия (НДП) не прошла тест на способность выступить в качестве ограничителя для действий турецкого правительства. Лишь недавно члены партии стали все громче говорить о несправедливостях, связанных с текущими чистками. На прошлой неделе лидер НДП Кемаль Кылычдароглу заявил о том, что идет «охота на ведьм»: «Те, кто не дают возможности писателям, журналистам и интеллектуалам встретить Курбан-байрам в кругу своих близких не имеют никакого права рассуждать о демократии…». По сообщениям партийных функционеров, НДП уже получила 30 тыс. обращений граждан, в которых они жалуются на нарушение своих прав.

Так что же случилось? Вероятно, сразу после начала путча партия была застигнута врасплох и не смогла четко среагировать на происходящее. Вместо этого она подхватила риторику аффилированных с ней критиков правительства в ведущих средствах массовой информации. Более того, в первые часы после начала военного переворота многие аналитики из стана НДП были уверены в том, что это заговор гюленистов, и, забыв о необходимости критичного подхода и вдумчивости при анализе происходящего, присоединились к хору проправительственных голосов, устраивающих разнос по все видимости неадекватному освещению путча со стороны западных СМИ.

Они обвинили западные СМИ в том, что те не проявляют солидарности с Турцией. Несмотря на то, что единение голосов правительства и оппозиции способствовало возникновению важного чувства национального единства, это оставило оппозицию без какого-либо видения будущего.

Этой спонтанной реакции способствовало то, что указанные журналисты презирали гюленистов из-за вражды между сторонниками секуляризма и движением Гюлена, которая имеет более длительную историю, нежели произошедшая три года назад ссора между ПСР и гюленистами. За несколько лет до этого офицеры армии, журналисты и парламентарии из НДП предстали перед судом по сфабрикованным обвинениям по делу о тайной организации «Эргенекон». Ложно обвиненные по этому делу увидели за ним руку гюленистов и обрушились с критикой на журналистов из прогюленовских СМИ, часть из которых промолчала, а часть – приветствовала аресты своих коллег по цеху.

Как представляется, в пылу своей антигюленовской риторики после путча многие аналитики из стана НДП, единственной существенной и легитимной оппозиционной силы в Турции, так и не задумались над тем, не забыли ли они о своей демократической обязанности разобраться в хитросплетениях путча и расследовать массовые аресты людей, виновных лишь в принадлежности [к движению «Хизмет»]…

Отсутствие стратегии у оппозиции стало еще более очевидным на фоне непостоянства ее председателя, Кемаля Кылычдароглу, который в начале отклонил предложение могущественного президента Турции принять участие в июльском митинге национального единства, однако затем согласился, несмотря на то, что в стране уже вовсю шли чистки. В этом митинге, который прошел в Йеникапы,  участвовало несколько миллионов человек, и, несмотря на то, что свое выступление Кылычдароглу использовал для того, чтобы обозначить срединный путь, он смотрелся блекло на фоне Эрдогана, всем своим видом демонстрировавшего непоколебимость непобежденного президента республики.

Когда голоса оппозиции зазвучали сильнее, турецкий премьер-министр Бинали Йылдырым пообещал создать «кризисные центры» для работы с теми, кто был ложно обвинен в ходе послепутчевых чисток (наличие этой проблемы признал и Эрдоган). Однако Йылдырым не согласился с утверждением НДП о том, что законы, принятые в период действия режима чрезвычайного положения, противоречат конституции страны, и тем самым практически не оставил надежды на то, что масштабы чисток не будут расти и дальше. Иными словами, попытки НДП оспорить введение в стране режима чрезвычайного положения оказались слишком запоздалыми…

Неспособность НДП воспользоваться моментом и, с самого начала, решительно осудить произвольность масштабов и сути послепутчевых чисток стала серьезнейшим провалом, который подрывает надежность и устойчивость партии в качестве оппозиционной силы. Несмотря на то, что нельзя не приветствовать попытки НДП высветить растущие по экспоненте нарушения прав в рамках идущих в Турции чисток, ситуация представляет собой классический пример слишком малых и слишком поздних действий».

Haaretz.com

Top