Толерантность

tolerance

Cегодня мы всем миром переживаем воодушевление от процесса упорядочивания нашего культурного «Я», чувствуем радость того, что новое национальное возрождение вот-вот станет свершившимся фактом. Если не будет столкновения с каким-либо серьезным противодействием, то, возможно, уже ближайшие годы будут тем, что впоследствии посчитают нашим «ренессансом». И хотя мы полны надежд, наличие таких факторов, как отсутствие консенсуса в подходе к возрождению; отсутствие согласованности в поисках ответа на вопрос, что из вошедшего в культуру и мировоззрение нашего народа за последние два века следует отбросить, а что оставить; различие в методиках воспитания нового общества, нюансы, касающиеся перенесения нашего наследия со всеми жизненно важными составляющими в будущее — все это дает возможность предположить, что впереди помимо прекрасных, полных надежды дней, нас ожидают еще и трудные дни.

В то время, когда мы всем миром движемся к будущему, лучшим средством, лучшей защитой и самым прочным бастионом от разного рода сложных ситуаций, с которыми мы, возможно, столкнемся в силу размежевания, различий и несогласованности, будет толерантность.

Толерантность предполагает следующее: не обращать внимания на недостатки, уважать чужое мнение, прощать все, что только можно простить; даже когда нарушаются наши неотъемлемые права, мы должны следовать высшим человеческим ценностям и воздерживаться от какого-либо самосуда или попыток отмщения; не терять самообладание даже в тех случаях, когда противоположное мнение настолько грубо и вульгарно, что мы никак не можем с ним согласиться (в подобных ситуациях мы должны следовать примеру пророков, действия которых в Священном Коране определены как «кауль лаййин» — «мягкое обращение» — и которые являются средством завоевания сердец). Толерантность должна быть такой, чтобы мы могли принимать в качестве полезных даже противоположные нам взгляды, учитывая то, что благодаря им мы осознаем, заново оцениваем наши взгляды и наше мировоззрение.

Понятие «толерантность», в которое мы вкладываем такие смыслы, как уважение, милосердие, великодушие, терпимость, в системе нравственных ценностей занимает главенствующую позицию, являя собой качество совершенного человека, следующего за божественным откровением, и внутренний важный фактор духовного самоконтроля, способный стать источником для остальных этических норм.

Благодеяния мусульман под сенью милости снисхождения и прощения приобретают совсем иную глубину и становятся словно безграничными, а недостатки и ошибки, съеживаясь и уменьшаясь, становятся такими маленькими и незначительными, что целые их горы уже вмещаются в наперсток. В сущности, прежде всего сам Всевышний проявляет к нам и всему миру безграничную милость, прощение. В силу этой милости блудница, напоившая изнывавшую от жажды собаку, тем самым словно постучала во «врата» «Прощения Господнего», и Всевышний, ответив ей безграничной милостью, наставил ее на верный путь, на путь праведности, ведущий в рай. Благодаря безграничной милости Всевышнего пьяница, по причине своей огромной любви к Аллаху и Его пророку, удостоился милости быть близким к Пророку в раю, а кровавый убийца по причине своего даже незначительного обращения к Всевышнему перестал быть хищным зверем и достиг высот, многократно превышающих его потенциал.

Все мы, в итоге, хотим толерантного к себе отношения и ждем, чтобы нас окружала атмосфера милосердия и прощения. Мы от всего сердца желаем, чтобы наше прошлое и настоящее было очищено в атмосфере толерантности и прощения так, чтобы мы могли спокойно и уверенно шагать в будущее. Мы не хотим, чтобы кто-то копался в нашем прошлом, и мы также не хотим, чтобы наше настоящее оттеняло наше будущее. Каждый из нас на протяжении всей жизни ожидает по отношению к себе любви и уважения, мечтает о толерантности и снисхождении, желает быть объятым милосердием и благородством. Так, мы надеемся на благосклонность и хотим получить прощение в детстве у своих родителей, в школе — у учителей, а также у тех, кого мы незаслуженно обидели; в суде со стороны судей и прокуроров, в армии — со стороны командиров, в полицейском участке — со стороны полицейских и, наконец, в День Суда — от «Ахкам аль-хакимин — Мудрейшего из судей». Наряду со всеми этими ожиданиями, заслуженность ожидаемого является очень важным фактором. Пусть не надеется на прощение тот, кто сам не прощает… не уважающий других не получит уважения к себе… кто сам не любит других, не заслуживает любви к себе… тот, кто не относится с терпимостью и снисхождением ко всем остальным, не имеет право на прощение и снисхождение по отношению к себе. Горе журналисту, который в своих статьях поливает грязью других, ему не следует ожидать почета и уважения в свой адрес. Хотя истинные мусульмане, следуя божественным принципам «…а когда проходят мимо пустословья, проходят с достоинством», «если же вы будете снисходительны и проявите великодушие и простите их, то совершите вы одно из самых лучших дел, ведь Сам Аллах – Прощающий и Милосердный», проявив терпение и терпимость, проследуют дальше, обязательно появятся и такие, которые будут представлять предначертанную Всевышним справедливость.

В некоторых странах нет места для толерантности и терпимости в силу того, что в этих странах существует духовный и интеллектуальный диктат. В результате мы не наблюдаем здесь таких явлений, как свобода мысли, конструктивная критика, обмен мнениями и дискуссии с целью выявления истины и, соответственно, общества этих стран лишены тех благодатных плодов, которые эти явления могли бы дать.

Воистину, разного рода безнравственность и разврат (мое воспитание не позволяет мне высказаться более открыто) сполна получают свою долю терпимости и толерантности уже на протяжении многих лет, тогда как на мусульман все еще вешают незаслуженно, в силу определенных предрассудков, такие ярлыки, как «мракобес», «ретроград», «сторонник теократического режима», к которым начали добавляться новые, такие как «фундаменталист»; а ислам объявлен пережитком прошлого. К моему великому сожалению, мы сегодня наблюдаем, как тех, кто стремится выполнять религиозные предписания, называют реакционерами, мракобесами и фундаменталистами, а тех, кто пытается пробудить национальное самосознание и вспоминает прошлое — туранистами и фантазерами.

В странах, где нет терпимости, и в обществах, где нет толерантного отношения людей друг к другу, не может появиться коллективное сознание и единомыслие. В подобных странах любая, даже самая незначительная свободная мысль сталкивается с противоборством, берется в штыки, в конце концов, все оказывается в пучине взаимной конфронтации. Усилия мыслителей в таких странах и таких обществах оказываются тщетны. Также в подобных странах и обществах невозможно установить свободу мысли, свободу совести и вероисповедания; даже если провозгласят подобное, то невозможно претворить в жизнь, осуществить эти свободы жить по своему усмотрению, верить, во что хочется верить, и следовать своим религиозным убеждениям. Более того, в подобных странах и обществах не может быть и речи о правовом государстве; даже если оно формально существует, то это все равно не более, чем мираж, обманчивая иллюзия. Там, где нет толерантности и терпимости, не может быть и объективных, несущих людям добро и свет, средств массовой информации, а также глубокой научной мысли и здоровой массовой культуры. Увы, видимое нами сегодня — это в большинстве своем усилия, движимые определенным ограниченным и однобоким мировоззрением, обслуживающим одну определенную идеологию. Было бы неразумным ожидать от них чего-нибудь позитивного, полезного и многообещающего.

Фетхуллах Гюлен

Источник: Gülen F. Hoşgörü // Sızıntı. 1993. №177.

fgulen.com

Top