То, что мы знаем о закяте, и то, что мы о нём не знаем (окончание)

Zekat-5

Предыдущие части: часть 1  часть 2  часть 3  часть 4

Если вы помните, [в конце предыдущей части] я рассказал вам, что получил от своего товарища, которому я отправил свои комментарии [касательно закята,] сообщение с его мыслями и [пообещал вам] с ними поделиться.

Первая его мысль связана с угрызениями совести[, о которых говорится в предыдущей части]. Причиной соответствующего дискомфорта является дилемма: с одной стороны, не отворяю ли я этим своим мнением двери для двойного налогообложения, а с другой стороны, не препятствую ли я получению денег неимущими с точки зрения связанного с социальной солидарностью измерения [закята]? Мой товарищ предложил то, что вплоть до настоящего времени не привлекало моего внимания и о чём я никогда не задумывался, причём если его предложение можно воплотить в жизнь, то проблема может быть решена полностью или в значительной степени.

Он пишет: «В некоторых странах налогоплательщик в качестве ответа на вопрос «На что пошли мои налоги?» видит соответствующую разбивку по категориям. Например, если он заплатил 2000 долларов налога, то он может узнать, какая часть из них пошла на [финансирование] образования, какая – на [финансирование] здравоохранения,  какая – на [финансирование] инфраструктуры, [какая – на финансирование] социального обслуживания [и т.д.]».

Эти сведения являются ответом на мои вопросы о том, считаются ли мои налоги закятом, используются ли они уместным образом, достаются ли они неимущим, не тратятся ли они на то, что противоречит исламским ценностям. В этой ситуации мой товарищ предлагает следующее: «Если глядя на таблицу, демонстрирующую то, куда были потрачены его налоги, мусульманин [увидит] наличие трат на сферы, которые не соответствуют исламским ценностям и вызывают у него дискомфорт, то он может эти траты посчитать и выплатить в качестве закята лишь эту сумму».

Мой товарищ выступил с ещё одним предложением, которое связано с попаданием в систему [того, о чём] он говорил [в] предыдущем предложении. Собственно говоря, без этого невозможно и предыдущее. Смысл его предложения таков: «У вопроса о закяте есть аспект, касающийся государственного управления в странах Запада, где мусульмане являются меньшинствами. Если целостным образом получится объяснить этим государствам вопрос о том, что закят является налогом, то весьма вероятно, что они предпримут регулирующие [меры,] претворяющее это в жизнь и оказывающие этому содействие. Ибо в мусульманских диаспорах стран Запада довольно высокими являются показатели уклонения от уплаты налогов. [Люди,] с одной стороны, уходят от налогов, с другой – получают от государства пособие по бедности, а с третьей – выплачивают закят неимущим. Этот треугольник является весьма проблемным».

Он говорит правильные вещи. Это, действительно, треугольник, который внутри себя противоречит сам себе. Ни с религиозной, ни с нравственной, ни с правовой точек зрения у него нет ни одной прочной и целостной стороны. Если закят будет рассматриваться в качестве налога и будут определены удовлетворяющие мусульман бенефициары [фискальных расходов] наподобие проектов социальной ответственности,  то такое государство не только предотвратить уход от налогов и получит значительный источник [налоговых поступлений,] но и вызволит мусульман из этого «проблемного треугольника».

Мой товарищ продолжает: «Собственно говоря, этот вопрос важен и для интеграции мусульманских диаспор … Зачем живущему, [например,] в Новой Зеландии мусульманину уклонятся от уплаты налогов, если для него убедительными окажутся регламентации об использовании его налогов, т. е. закята, для выплат неимущим и [финансирования] проектов социальной ответственности?».

Мне кажется, он прав, ведь налоги, которые платит [мусульманин,] в то же время будут считаться закятом и тратиться этот закят будет на те категории, которые определены в Св. Коране и в соответствие с практиками эпохи досточтимого Пророка (с.а.с.). Если выразить эту мысль яснее, то столько-то процентов от налогов Ахмета и Аиши будут направлены людям, которые в соответствие со стандартами Новой Зеландии считаются неимущими, и будут использованы для таких-то услуг.

Здесь следует напомнить, что границы бедности будут различаться в зависимости от страны: этот показатель в США, конечно же, будет не таким, как в Сирии или Сомали.

Заканчивая, [скажу следующее:] вчерашний день остался в прошлом и сегодня мы не можем жить вчерашним днём. Посредством необновляемых знаний мы даже людьми вчерашнего дня стать не сможем, не говоря уже о том, чтобы догнать время и стать людьми современности. Потому что знания, которые мы стараемся применять на практике, являются тем, что не имеет социетального эквивалента, оторвано от актуальной жизни и является темой истории права.

Резюмируя то, что я говорил касательно темы закята: несмотря на то, что за прошедшие 14 веков серебро в значительной степени потеряло свою ценность по отношению к золоту, мы называем богатыми тех, кто имеет 85 гр. золота или 595 гр. серебра, исчисляем свой закят в размере 2,5 процентов при том, что государства в среднем взимают [налоги в размере] 30 процентов для обеспечения социо-экономической справедливости, раздаем закят неимущим людям, живущим в том же районе, и думаем, что совершаем поклонение и выполняем свою обязанность. Да, я понимаю, что говорю – именно лишь думаем.             

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с сокращениями)