Тернистый путь демократии

democracy

Главы из книги «Разбитый кувшин», составленной из переводов одноименного цикла статей на сайте  Herkul.org. Предыдущая глава — «Мусорные свалки и комнаты невест»

Вопрос: Учитывая историю развития демократии в нашей стране, можно ли теперь сказать, что наша демократия преодолела все преграды на своем пути? Что мы долж­ны делать, чтобы демократия стала системой, предлагающей всем мир и покой не только в теории, но и на практике?

Ответ: Слово демократия, чьи истоки восходят к древней греческой культуре, образовано из двух греческих слов, означа­ющих «народ» и «власть», Следовательно, демократия означает «господство, верховенство и власть народа». Демократия, обыч­но определяемая как «народовластие», является формой правле­ния, делегирующей защиту основных прав и свобод непосредс­твенно народу или его представителям и опирающейся на при­нцип воздействия чувств и мыслей граждан на правление стра­ной. Сегодня понятие «верховенство народа», впервые озвучен­ное в Великом Национальном Собрании Турции как «безуслов­ное и безоговорочное верховенство народа», резюмирует смысл демократии.

Осуществление демократии может варьироваться от народа к народу, от страны к стране. Например, в административной системе, именуемой «непосредственное правление» или «пря­мая демократия», народ осуществляет власть и верховенство без каких-либо посредников или представителей. Такие акты, как законотворчество, претворение в жизнь законов и наказание тех, кто нарушает их, целиком совершаются народом. Когда тре­буется решение по какому-либо вопросу, все граждане выража­ют свои мнения и принимают самое приемлемое решение. В выборах участвует все, а не только определенные группы людей. В случае надобности проводится референдум, и вопросы реша­ются в соответствии с предпочтением большинства народа. Хотя многие и рассматривают прямую демократию как идеальную форму правления, она осуществима только в малочисленных обществах.

А в представительной демократии, с другой стороны, народ вверяет власть и полномочия собранию представителей, кото­рое избирается на определенный срок. Эту форму правления, где избранное собрание представителей осуществляет власть от имени народа, еще называют и республикой. Сегодня под демократией обычно понимается представительная демокра­тия. В узком смысле слова представительная демократия озна­чает свободное избрание народом своих представителей. В данной административной системе управляемым является народ, а управляющим — народные представители. Народ изби­рает некоторых людей и уполномочивает их действовать от его имени. Кроме того, они устанавливают определенные пра­вила в интересах народа. В некоторых случаях они могут огра­ничить некоторые права людей, но основные права и свободы, такие как свобода совести, мысли, труда, собственности и пере­движения гарантируются в соответствии с законом. Они опре­деляют и разграничивают права и обязанности не только граж­дан, но и государства. Непременными условиями такой формы правления являются прозрачность государства и верховенство закона, защита личных свобод, разделение законодательной, исполнительной и судебной властей и ограничение политичес­кой власти.

Разновидности демократии

Так уж сложилось, что с точки зрения своего исторического развития, демократия понимается и осуществляется разными народами по-разному. Действительно, идея народного самоуправ­ления как реакция на тиранию режима возникла еще в Древней Греции. Но как отмечает Аристотель, тогда демократия рассмат­ривалась лишь как инструмент для демагогии, а участие народа в политической жизни было ограничено лишь теоретическими соображениями. В Древнем Риме тоже была предпринята попыт­ка осуществления демократии, но она осталась в тени Сената. В течение многих веков, к сожалению, демократия не развилась дальше существования в качестве тоталитарной формы правле­ния, которая представляла собой систему, действующую от имени и во имя народа. Тоталитарная система, суть которой заключена в тотальном контроле и подавлении прав и свобод народа, а все полномочия сконцентрированы в руках одного человека или небольшой группы людей, вопреки явной противо­положности демократии, преподносилась как система «во имя народа вопреки народу». И по странной логике вполне серьезно обсуждалось даже такое понятие, как тоталитарная демократия. Сегодня, как ни грустно признавать, многие так называемые демок­ратические системы на самом деле являются не чем иным, как тоталитарными режимами. Хоть и настойчиво стараются создать впечатление, что в данных странах проводятся выборы и народ участвует в правлении страной, в действительности же власть и верховенство сконцентрированы в одних руках. Таким образом, можно сказать, что в этих странах под видом демократии гос­подствует тоталитарная система.

С другой стороны, понятие демократия по-прежнему являет­ся неоднозначным термином, оно труднообъяснимо и редко используется без каких-либо дополнений. Поэтому слово демок­ратия часто используется с такими прилагательными, как плю­ралистическая, либеральная, христианская и т.д. Иногда одна разновидность демократии может посчитать другую неподлин­ной демократией. Подобно тому, как Гитлер утверждал, что нацизм есть истинная демократия, а Муссолини показывал фашизм как централизованную и авторитарную демократию, сегодня неко­торые представители идеологий, признанных многими как анти­демократичные, утверждают, что их идеологии являются демок­ратическими. Таким образом, в разных странах мира можно встре­тить множество разных демократий, например, марксистскую демократию, пролетарскую демократию или протестантскую демократию.

Демократия, пронизанная духовностью

Тем не менее, до сих пор демократия обсуждается только как абстрактное понятие, без внимания к разным приложениям, дополнениям и прилагательным. По этой причине при обсужде­нии взаимосвязи религии и демократии многие ошибочно пола­гают, что религия не может сосуществовать с демократией. Для них религия основана на господстве Бога, а демократия — на гос­подстве народа. При таком поверхностном сравнении ислама и демократии они, к сожалению, ошибочно полагают, что в выраже­нии «господство безоговорочно принадлежит народу» господс­тво отобрано — о Боже! — у Бога и отдано народу. Но они при этом игнорируют ту истину, что на самом деле Бог отобрал власть у деспотов и передал народу. Тем не менее при обсуждении ислама и демократии всегда и обязательно надо помнить, что ислам является божественной, небесной религией, а демократия — фор­мой правления, разработанной человеком. Желание развивать демократию не должно означать желание подменить религию демократией. Святость и чистота религии неприкасаемы, соот­ветственно, ислам и демократия — не противники друг другу.

В связи с этим невозможно утверждать, что есть зрелая демок­ратия, приемлемая для всех, ибо это постоянный процесс разви­тия. Поэтому сегодня, в период развития демократии, не следует игнорировать потенциал ислама внести существенный вклад в развитие демократии. Мы должны серьезно обсуждать развитие демократии, которая способна ответить и на духовные потреб­ности человека, хотя есть потребности человека, которые удов­летворят лишь вечность и довольство Творца.

Вы можете назвать это «демократией с духовным измерени­ем». Иными словами, это демократия, которая защищает основ­ные права и свободы человека, свободу совести, вероисповеда­ния и образа жизни. Эта демократия помогает людям удовлетво­рять свои желания относительно вечности. Это зрелая демокра­тия, принимающая во внимание и гарантирующая удовлетворе­ние всех духовных и материальных потребностей человека. Ибо жизнь человека не началась и не кончится в этом мире. Земной мир для человека является лишь гостиным двором по дороге в вечный мир, Если административная система человека проигно­рирует эту истину, то она пренебрежет жизненно важным для человека вопросом. Действительно, человека ждет период ожи­дания в могиле, промежуточном мире, жизнь до воскрешения в Судный день, райская жизнь или, не дай Бог, адская жизнь для тех, кто пренебрег духовной стороной жизни. Таким образом, демократия в идеале должна не только предлагать решения для повседневных дел в земной жизни, но и удовлетворять его пот­ребности относительно вечной жизни. Только такую демократию можно считать развитой и идеальной. К сожалению, такого уров­ня развития человек пока не достиг: ни на Западе или Востоке, ни в Америке или Азии нет идеальной практики демократии.

В этом смысле демократия является системой с долгим и тернистым путем развития, и помехи на пути ее развития еще не кончились. Но было бы несправедливо утверждать, что в этом направлении ничего не сделано. Ибо даже сегодня демократия, которая все еще развивается, стала гуманной системой, отвечаю­щей духовным и физическим запросам человека.

Культура демократии

Демократия хороша в теории, но еще лучше на практике. Для полного осуществления демократии необходим народ, хорошо усвоивший и применяющий в своей жизни культуру демокра­тии. Единственным способом гарантировать, что народ усвоит и привыкнет к демократической культуре, является серьезный подход к процессу обучения народа культуре демократии.

В данном контексте, прежде всего, нужно определить рамки демократии, затем в данных рамках обучать народ их правам и свободам. Нужно, с одной стороны, ожидать исполнения людьми своих обязанностей, а с другой стороны, подвигать их к отстаи­ванию своих прав. Каждому надо объяснить, что обещает ему демократия, какие у него — члена общества — есть права и какими правами и полномочиями он обладает в управлении государс­твом. Некоторые могут воспринять эти усилия по обучению людей их правам как угрозу для своего произвола и самовластия.

Они всегда ищут пути манипуляции общественным мнением и контроля над народом, и потому не хотят, чтобы народ знал свои права и свободы. Ведь легче манипулировать массами, которые с готовностью принимают все, что им навязывается, и никогда не отстаивают своих прав или же вообще ничего не знают о них.

Следовательно, нужно научить народ таким правам и свобо­дам, как свобода совести, мысли, вероисповедания и труда. Но если он не знает смысла этих прав и свобод, не ведает о них, не знает, где и как отстаивать их, словом, если у народа не развита культура демократии, то практически невозможно говорить об осуществлении подлинной демократии в этом обществе. Если такое общество иногда и чувствует атмосферу свободы, то эта свобода всегда бывает кратковременной, ибо в таком обществе всегда найдутся люди, которые грубо вмешаются и нанесут удар по демократии из-за своей нетерпимости к ней. Поколения людей, выросшие без культуры демократии, мало что могут сде­лать против этих грубых сил, под разными предлогами творя­щих несправедливость от имени народа. Потому и не избежать грубого вмешательства в развитие демократии, пока есть народ­ные массы, не знающие своих прав и культуру демократии, и гру­бые силы, не терпящие отстаивающий свои права народ.

Лучше всего это можно увидеть в странах нашего региона. Большинство этих стран правятся тиранами и диктаторами. В них регулярно проводятся избирательные кампании и выборы, но все равно побеждают нынешние правители, которые и даль­ше правят страной. Некоторые из них правят страной уже боль­ше 20-30 лет. Эти тираны палец о палец не ударят ради благосо­стояния своего народа, но непрерывно заняты укреплением своего режима. При этом они прикрывают свою тиранию вол­шебным словом «демократия» и убеждают, что их деяния соот­ветствуют требованиям демократии, тем самым заставляя наив­ные массы верить и даже поддерживать их.

Схожую ситуацию можно увидеть и в нашей стране. Вместе со многими странами мира и наша страна теперь находится в процессе перехода к западной демократии, который начался с Танзиматом — законодательными реформами в Османской импе­рии незадолго до ее распада. С капитуляцией Германии, Италии и Японии во Второй мировой войне эра тоталитарных режимов кончилась, и ускорился процесс развития демократии. В свете этих событий Турция перешла на многопартийную систему с целью поддержания теплых отношений с Западом. В 1946 году была создана Демократическая партия в ответ на требование народа демократии в политической системе страны. Эта партия стала серьезным претендентом на власть, с ней и начался новый виток на долгом и тернистом пути демократии в нашей стране. Но мы не знаем, в какой степени эти люди, которые инициирова­ли процесс демократизации, сами признавали демократию. В какой степени они сами считали себя вправе быть готовыми достойно представлять народ? Достаточно ли они оценили свои силы? Были ли они в состоянии вынести столь тяжкое бремя? Смогли ли согласиться грубые силы, вынужденные смириться с процессом демократизации, со своим положением, когда увиде­ли, что демократизация работает против них? Эти вопросы весь­ма деликатны, и к ним надо подходить очень осторожно. Я не знаю, была ли соблюдена осторожность и деликатность при обсужде­нии этих вопросов, но очевидно то, что на тернистом пути демок­ратизации в нашей стране народу пришлось пройти через мно­жество испытаний. И сегодня трудно утверждать, что все испы­тания остались позади.

Демократизация Турции

Демократия в нашей стране иногда сталкивалась с множест­вом препятствий и вступала в противоречие с собственными цен­ностями. Иногда она противоречила менталитету местной власти и отступала под давлением правящих элит. Процесс развития демократии в Турции был прерван, когда 27 мая 1960 года воен­ные захватили власть в стране. А 16-17 сентября 1961 года вместе с людьми, которые поддерживали демократизацию страны и пользовались поддержкой народа, на виселицу была отправлена и сама демократия. 12 марта 1971 года турецкая демократия была еще раз «тонко настроена» военными. Не прошло и десяти лет, как 12 сентября 1980 года демократия пережила еще один переворот.

Кроме того, все права и свободы в Конституции 1961 года были аннулированы Конституцией 1982 года. В Конституции 1961 года обещалась новая демократия с признанием всех прав, свобод и идеологии. В ней разъяснялось, что каждый волен делать все, что он хочет, только с условием не пытаться изменить структуру и режим государства. Эта Консти­туция подчеркивала, что Турция является республикой, а сувере­нитет абсолютно и безоговорочно принадлежит народу. Но не прошло много времени как эту атмосферу свободы нарушило военное вмешательство. Десять лет спустя произошло еще одно военное вмешательство, которое полностью изменило Консти­туцию. Печально, что один из инициаторов и разработчиков новой Конституции смог тогда сказать, что старая Конституция была слишком комфортной для народа. Он уподобил Конститу­цию слишком большому платью, при которой народ почувство­вал комфорт и начал вести себя свободно. Поэтому они это пла­тье укоротили, ушили и подогнали под народ по своему замыслу. В итоге получилось перекошенное, сморщенное и короткое пла­тье. Но это было еще не все: процесс развития демократии, пос­тоянно дрожащей от страха вмешательства, словно над ней завис дамоклов меч, был прерван еще раз 28 февраля 1997 года.

Все эти вмешательства можно отнести к отсутствию устано­вившейся культуры демократии в нашей стране. Некоторые люди, которые на дух не переносят демократизацию страны, руководствуясь недобрыми чувствами, логикой, страстями и капризами, парализуют процесс демократизации. Демократия всегда страдала также и от рук неопытных и лишенных культу­ры демократии демократов. Некоторые люди говорят о необхо­димости тонкой настройки для демократии, а другие утвержда­ют, что слишком много прав и свобод для народа является угро­зой для народа. Таким образом, они подрывают работу парла­мента, парализуют работу государственных структур, не пони­мая, что на самом деле ставят под угрозу будущее народа.

Эти лишенные культуры демократии люди не терпят, когда другие, не думающие как они, люди пользуются демократически­ми правами и свободами. Эти люди, далекие от веры, также не терпят народ, который выполняет требования своей религии, озвучивает свои чувства и мысли и живет свободно. Такая нетер­пимость неизменно толкает их на мысль вмешаться в демокра­тию. Если обстоятельства не позволяют им организовать вмеша­тельство в жизнь страны, то они стараются любой ценой подго­товить почву для своих злых умыслов. С этой целью они подстре­кают людей к раздору, ссорам и конфликтам и бередят заживаю­щие социальные раны. Этими беспорядками, ссорами и анархи­ей они создают впечатление, что в стране царит беспорядок, и затем стараются установить желанный ими порядок в соответс­твии со своими прихотями и капризами.

Да кто ты такой?

В связи с этим следует отметить, что сегодня некоторые люди изо всех сил пытаются создать хаос, особенно на востоке и юго- востоке Турции. Но если прислушаться к людям, которые выра­жают чувства большинства населения этого региона, мы увидим, что нет никаких оснований для конфликта или хаоса в регионе. Все жители этой страны, от Эдирне до Карса, знают, что они вместе воевали за родину и веру, и похоронены в братских моги­лах на разных фронтах от Дарданелл до Триполи. Народ никогда не делил себя на своих и чужих. Тем не менее некоторые люди, которые на дух не переносят демократию и не взращены на куль­туре демократии, не перестают сеять семена раздора в народе, создавать хаос, призывать к анархии и кровопролитию, и ковар­но ждут удобного случая, чтобы извлечь выгоду из созданной ими атмосферы нестабильности. Они дискриминируют народ, ставят себя выше народа, считают избыточными или ненужны­ми права и свободы тех, кого они заклеймили «другими». Они оскорбляют народ такими странными мыслями и грубыми сло­вами, как «Откуда вы такие нашлись? Кто вы такие, чтобы заяв­лять о своих правах?». Они так грубы, что осмеливаются насме­хаться над народом Анатолии: «Куда вам открывать школы по всему миру! Больше некому обучать других турецкому языку?».

Никогда не забуду, что в период, когда существовала опас­ность дискредитации вооруженных сил в глазах народа, я сказал: «Я питаю глубокое чувство уважения к армии и не позволю нико­му злословить о ней!». Я никогда не думал, что эти мои искренние слова уважения и поддержки вызовут негативную реакцию. Но кто-то грубо сказал: ««Да кто ты такой? Не твое дело защищать честь и престиж армии!». Я был потрясен, услышав такие слова, в которых не найдете даже намека на элементарную воспитан­ность и порядочность, не говоря уже о культуре демократии. Я гражданин страны, где есть учреждения, которые высоко ценят­ся народом. И я, как и весь народ, тоже высоко ценю их. Кроме того, есть и учреждения, которые я особенно ценю и уважаю. Вполне возможны и такие учреждения, которые не ценятся и не уважаются какой-то частью народа, но я, как гражданин своей страны, придаю им всем большое значение. Как и любой чело­век, я имею право высказать свое мнение и выразить свои чувс­тва. Я чувствую себя ответственным за защиту всего того, что мне дорого и ценно. Если одним из таких учреждений является армия, то я чувствую себя ответственным защищать ее репута­цию. Если это парламент, то я также чувствую себя ответствен­ным за защиту его репутации. Если это государство, то я попыта­юсь защищать его, даже если не боготворю и не считаю его чем- то сверхъестественным. По этой причине я всегда подчеркиваю, что даже наихудшая форма правления и слабое правительство в тысячу раз лучше, чем беспорядок и отсутствие правительства, ибо это чревато анархией и нигилизмом. Выразив таким образом свое мнение, я ожидал уважения к своим словам, ибо это являет­ся одним из минимальных условий демократии. Но кто-то вмес­то уважения к чувствам и мыслям и признания за мной таких же, как и у него, прав и свобод, посмотрел на меня свысока и грубо сказал: «Да кто ты такой?». Такие люди категорически против демократии и нетерпимы к ней. Они неустанно повторяют слово демократия, но никак не приемлют его. Они превратили путь развития демократии в череду крутых подъемов и скалистых гор. Они заставляют народ взбираться на бесконечные холмы и идти по самой трудной тропе. Процесс демократизации начался давно, но народу до сих пор приходится ежедневно бороться с новыми препятствиями.

Годы, проведенные в инертном ожидании

С другой стороны, есть разные формы республики как одной из форм правления в демократии. Каждая страна выбрала для себя подходящую форму правления в зависимости от культуры и особенностей своего народа. Некоторые страны выбрали пар­ламентскую систему, а другие — президентскую систему. Напри­мер, США предпочли президентскую систему, а Франция — полу­президентскую систему. Наша страна тоже обрела в зависимос­ти от своих условий и особенностей свое понимание и осущест­вление демократии. По Конституции каждый гражданин имеет право избирать, быть избранным и заниматься политической деятельностью. Каждый из 550 депутатов Великого Националь­ного Собрания Турции, который избирается на всеобщих выбо­рах, представляет не только своих избирателей или свой изби­рательных округ, но и весь народ. Значит, правительство может быть избрано либо квалифицированным большинством, озна­чающим преодоление определенного избирательного порога, либо относительным большинством, представляющим весь народ. В любом случае правительство считается избранным народом, ибо каждый депутат представляет весь народ, и, зна­чит, народ правит страной. Такая форма правления является требованием существующей системы. Поэтому никто не вправе говорить: «Правительство набрало только большинство голо­сов, а не голос всего народа, поэтому оно не имеет права пра­вить всем народом. Это значит, что меньшинство правит боль­шинством». Но именно этого требуют нынешняя система и дейс­твующие законы, утвержденные компетентными органами госу­дарства. Невозможно найти решение, которое удовлетворит чувства и восприятие каждого. Но если требуется правительс­тво, получившее 80-90% голосов, то для этого надо создавать новую систему. Но теперь люди, которые на дух не переносят демократию, скрывают свою нетерпимость и неприятие демок­ратических перемен из-за боязни, что это может навредить их корыстным целям. Они утверждают, что современная демокра­тия избыточна для народа, и возражают странными доводами о меньшинстве/большинстве народа. На самом деле они не тер­пят выражения народом своих чувств, культуры и истин, кото­рые они одно время старались заставить народ забыть. Они не могут смириться с тем, что демократия предлагает благоприят­ную среду для подготовки человека к вечной жизни и вечному счастью. Они иногда придираются даже к таким мелочам, как четки и фески, считая их угрозой для своего режима.

Мудрые люди говорят, что закон возмездия является жесто­ким правилом и нельзя отвечать несправедливостью на неспра­ведливость. Но иногда среди желающих развивать демократию могут оказаться люди, способные ответить тем же на попытки подорвать процесс демократизации страны. Ибо жесткий ответ одних на грубость других вызывает отклонение от курса демок­ратизации и отставание народа в своем развитии. Некоторые народные представители не смогли правильно оценить суть и значение представляемых ими истин. Иногда они поступали грубо, подавались на провокации и манипуляции и становились кукла­ми в чьих-то руках. Иногда они раздражали противоположную сторону, иногда закрывали глаза на их несправедливость к наро­ду ради своих личных интересов. Но в итоге страдал только народ. Ошибки в поведении подготовили почву для ответных грубых действий и вмешательств. В результате этих действий развитие демократии прерывалось, по престижу страны наносился жест­кий удар. Каждое силовое вмешательство отбрасывало страну на многие десятилетия назад, пропадали 40-60 лет пота и труда народа. Все достижения терялись, и страна оказывалась позади многих стран.

В то время когда многие народы придают первостепенное значение человеческим ценностям, высокой морали, образова­нию и культуре, мы ссоримся друг с другом из-за мелочей и теря­ем драгоценное время. И потому они достигли нынешнего высо­кого уровня развития и хорошей репутации, буквально переле­тев над местами, где мы до сих пор спотыкаемся и падаем. Напри­мер, Япония была опустошена страшной войной и пребывала в руинах, но вскоре встала на ноги, залечила свои раны, зашагала, затем побежала и обогнала многие страны мира. Эта страна, которая правилась тоталитарным режимом, обрела достаточ­ную силу, чтобы конкурировать со всем миром. Япония начала свою реформу на 50-60 лет позже нашей реформы, но сумела пре­одолеть все преграды и занять место среди могущественных стран мира. Германия пережила две мировые войны, понеся тяжелые потери. В начале прошлого века она пребывала в руинах, но, несмотря на все трудности, она быстро встала на ноги и превра­тилась в мощное государство. За 40-50 лет эти страны достигли высокого уровня развития и значительного могущества, а мы, к сожалению, за 150 лет после начала процесса демократизации только и делаем, что бьемся друг с другом. Из-за бесконечных внутренних споров, проблем и политических кризисов мы все еще далеки от своей цели. Мы делали вид, что беспрестанно рабо­таем и производим что-то, но это не приблизило нас к желаемо­му уровню демократического развития. Мы не смогли добиться существенного прогресса в развитии идей, духовности, диалога и терпимости к другим.

Тернистый путь и культура демократии

Отсутствие культуры демократии настолько отразилось на поведении народа и власти, что никто не терпит критики в свой адрес. Трудно найти того, кто умерен и справедлив в своей кри­тике. Все озлобленно и беспощадно критикуют друг друга. Нередко критика переходит всякие границы вежливости и превращается в оскорбление и клевету. Люди очень легко оскорбляют честь и достоинство других. Как стало известно, одни пытались дискре­дитировать в глазах общества некоторых известных своей поря­дочностью и честностью людей. Для этого они тайком положили в их личные сейфы женское нижнее белье. Таковы методы людей, лишенных культуры демократии. Именно так они снача­ла оговорили и опорочили честных людей перед народом, чтобы народ не испытывал к ним симпатию. Затем повели этих невин­ных людей на виселицу. В прошлом они поступили именно так, прервав развитие демократии в стране и причинив народу тяж­кую боль. Если наш народ не усвоит культуру демократии, то печальные события прошлого могут повториться и в будущем.

Вы только посмотрите, сколько лет прошло с начала разви­тия демократии в нашей стране и основания республики! Но, к сожалению, до сих пор можно увидеть людей, не обретших обще­человеческих ценностей и культуры демократии. Когда вы гово­рите о диалоге и толерантности, тепло приветствуете их и про­тягиваете им руку искренней дружбы, они равнодушны и холод­ны к вашим искренним предложениям. Когда вы навещаете их в их домах, они грубы и невежливы, не открывают вам дверь или не приглашают в дом, или настолько неучтивы, что не могут посидеть с гостями даже полчаса. Несмотря на все ваши усилия, они категорически отвергают установление диалога, не призна­ют инакомыслящих и неизменно порицают других. Если и сегод­ня мы сталкиваемся с таким фанатизмом, непримиримостью и грубостью, это значит, что мы еще не вышли из своих терновых кустов и не обрели культуру демократии. Если с высоты парла­ментской трибуны или из зала заседаний народные представи­тели обзывают своих коллег обидными словами, то это означает одно — перед нами лежит долгий и нелегкий путь к осознанию сути демократии.

Когда я вижу такие неприятные сцены, я невольно вспоми­наю слова Акифа Эрсоя:

Вам меня не убедить, что народу не нужна духовность.

Ведь никак немыслим живой народ без своей духовности!

Мне иногда хочется перефразировать его строки так:

Вам меня я e убедить, что народу не нужна культура демок­ратии.

Ведь никак немыслим живой народ без культуры демократии!

Трудно, конечно, но мы должны признать: у нас нет культу­ры демократии, нам нужно преодолеть много новых препятствий на пути развития демократии, и нашу демократию мы должны защищать от нападок тех, кто не приемлет этих перемен.

Недавно на телеканале «Саманелу» я смотрел документаль­ный фильм «Путь демократизации». Тогда я еще раз вспомнил ошибки и промахи тех лет, до сих пор вызывающих во мне чувс­тво горечи и сожаления по напрасно растраченным годам, энер­гии и ценностям народа. Я с глубоким сожалением видел сжатые кулаки людей, чьи глаза застлала пелена чрезмерных амбиций, ненависти, враждебности, готовности пролить кровь и втоптать в грязь общечеловеческие ценности. Я не знаю, сколько людей смотрело этот документальный фильм и что для них значили эти печальные события. Но я верю, что этот документальный фильм напомнил нам о грустных событиях недавнего прошлого и пролил свет на неизвестные аспекты тех времен. Я считаю, что наш народ должен посмотреть этот фильм и извлечь ценный урок, чтобы в будущем не повторить ошибок прошлого. Каждый из нас должен критично оценить свои манеры, поведение и стиль жизни, чтобы не образовать новые помехи, поднимаясь по пути демократии.

Top