Теракт в Анкаре и слабость правоохранительных органов

теракт Анкара

Когда я сел за компьютер чтобы начать писать эту статью, мэр Анкары сообщал, что в результате теракта 13 марта погибло 25 и ранено 75 человек. По сообщениям отдельных блогеров, общее число погибших достигло 138 человек, а число раненных – 180 человек.

Террористы нанесли очередной удар по сердцу Турции. Этот теракт всего лишь один из эпизодов целой серии взрывов, в которых погибло множество невинных людей. Взрывы в Диярбакыре, Суруче, Султанахмете, на железнодорожном вокзале Анкары, взрыв, произошедший 17 февраля 2016 г. в Анкаре, и, после всего этого, еще один теракт в Анкаре!  Услышав об этом событии, я тут же отправил сообщения, проклинающие террор и террористов, через свои аккаунты в социальных сетях. Повторюсь еще раз: да будет проклята любая разновидность террора! Да будут прокляты любые террористы, которые настолько потеряли свою человечность и опустились ниже животных, что готовы, не моргнув глазом, убивать невинных людей. Я прошу у Аллаха милости ко всем погибшим в результате теракта, и прошу у Него терпения и утешения для оставшихся в живых!

В этой статье я хочу рассказать вам две истории и коснутся одной из причин, благодаря которым мы дошли до этой жизни. Я обращаюсь к истории, ибо не думаю, что, выражаясь словами Неджипа Фазыла, «безголовые люди в этой стране» смогут понять меня. Как-то обсуждая вопрос о том, что выделенные Турции международные кредиты были потрачены не на долгосрочные проекты с отдачей в будущем, а на строительство жилья, один человек сказал: «Государственное управление не совместимо с муниципальной логикой». Действительно, я не думаю, что меня поймут те, кто управляет государством как муниципальным образованием.

Сегодняшний взрыв, произошедший в самом сердце государства, в парке Гювен, поблизости от площади Кызылай и в двух шагах от правительственных зданий, мыслями перенес меня в первые дни нового 2014 года. Я обедал вместе со своим товарищем, проживающем в Анкаре и хорошо осведомленном о политическом закулисье. Как хорошо известно, журналистика и журналисты в Анкаре – это особая категория. Все это происходило на фоне того, как правящий режим, оправившийся после первого шока событий 17-25 декабря 2013 г., начал масштабные чистки в органах правопорядка. Тогда речь шла о сотнях полицейских, тогда как на сегодняшний день жертвами этой политики стали тысячи работников правоохранительных органов. Как известно, расширился и спектр «организационно-штатных мероприятий»: в самом начале использовались переводы на другую должность и понижения в чине, затем очередь дошла до увольнений из органов правопорядка, принудительных отправок на пенсию и, что самое плохое – судебных преследований по причине «членства в террористической организации». Мой собеседник тогда поделился своим беспокойством, сказав: «Растрата кадрового потенциала специалистов, имеющих большой профессиональный опыт, в ближайшем будущем может обернуться слабостью системы охраны правопорядка в нашей стране. Вероятен взрывной рост не только терроризма, но и обыденных преступлений, таких, как воровство или разбойные нападения». Его слова меня не особо удивили, ведь об этом в то время писали и предупреждали не потерявшие совесть журналисты. Тем не менее, я поинтересовался: «Откуда у вас такая уверенность в этом?». Он посмотрел на меня и лишь горько усмехнулся, словно говоря: «Удивляюсь твоей наивности!». А затем рассказал о том, как сотни опытнейших специалистов своего дела были смещены со своих должностей и заменены на неопытных сотрудников, как для ликвидации искусственно вызванной нехватки кадров в департаментах по борьбе с терроризмом и разведывательной деятельности набирались сотрудники со всех отделов, причем критерием отбора была лишь личная преданность. И добавил: «Все это будет только на руку преступникам». Я до сих пор помню выражение его лица, на котором словно читалась фраза «время покажет».

Помню и то, как я спросил его: «Являются ли все сотрудники правоохранительных органов, которых понижают в чине и переводят на другие должности, членами джамаата (движения «Хизмет» – прим. пер.)?». Он ответил: «Откуда мне знать? У них ведь это на лбу не написано! Но за кулисами говорят следующее: был сформирован список из нескольких тысяч имен, в который вносят всех тех, на кого режим не может положиться. А затем, не глядя на возраст, срок службы и статус этих «подозрительных лиц», принимают по ним решения о переводе на другую должность, увольнении и т.д.».

Вторая история произошла с моим товарищем на пограничном пункте одного из наших аэропортов. Он живет в стране, не признающей двойного гражданства, и поэтому был вынужден отказаться от гражданства Турции. Не буду упоминать ни названия той страны, откуда он прилетел, ни названия аэропорта, ибо опасаюсь, что недоброжелатели могут попытаться найти того сотрудника, который стал одним из героев этой истории, и осложнить ему жизнь. Итак, мой товарищ полетел в Турцию, чтобы проведать своих состарившихся родителей. Во время паспортного контроля ему сообщили, что въезд в Турцию для него закрыт и что первым же рейсом его отправят обратно. Поскольку следующий рейс ожидался лишь на следующий день, его поместили в изолятор временного содержания. Ему пришлось провести ночь вместе с ожидаювшими депортации гражданами Сирии и Ирака, которые пытались нелегально пересечь границу, и разного рода преступниками, которые были задержаны в аэропорту. Сотрудник полиции, находящийся при изоляторе, оказал содействие моему товарищу в вопросе совершения им намаза. Этот благовоспитанный юноша из Анатолии, желая утешить моего товарища, сказал ему то, что в скором времени станет, по крайней мере, сюжетом для короткометражного фильма или темой для научных статей, посвященных доминированию страха в нашей стране. Он сказал ему: «Ну, вот, есть математика… Есть геометрия. В геометрии изучаются прямые». Затем он с беспокойством огляделся вокруг, чтобы убедится, что его никто не слышит, и продолжил: «Некоторые прямые идут рядом и никогда не пересекаются. Именно это и является причиной того, что вам отказано во въезде. Не расстраивайтесь. Это не из-за того, что вы совершили какое-то правонарушение».

Не ломайте голову над тем, что сказал сотрудник полиции, я это вам сейчас объясню. Не без оснований опасаясь за себя, он не стал даже использовать слово «параллельные», а решил сказать об этом в иносказательной манере, говоря о математике, геометрии и идущих рядом прямых.

Вот две истории, о которые я говорил. Почему-то после взрыва в Анкаре, который унес жизни многих невинных людей, я вспомнил о них и решил ими поделится. Как бы я хотел, чтобы наши руководители, работающие в различных структурах, принимающие стратегические решения и анализирующие проблему терроризма на различных саммитах, посвященных безопасности, посмотрели на теракт в Анкаре и под этим углом, и оценили бы вред, который наносит нашему народу, нашей стране, нашему настоящему и будущему эта бессмысленная «охота на ведьм», жертвами которой становятся ценнейшие и опытнейшие кадры органов правопорядка.

Небольшое напоминание: 26 сентября 2015 г., выступая в Нью-Йорке, премьер-министр Ахмет Давутоглу заявил, что «мы переломили хребет террору». С момента его выступления прошло ровно 169 дней. За это время произошли теракты в Диярбакыре, Джизре, Силопи, Хаккари, Нусайбине, Султанахмете и три теракта в Анкаре, в которых погибли и пострадали сотни невинный людей. Как же мучительно думать об этом!…

Ну что сказать на это? Пусть Аллах дарует нам благой итог!…

Ахмет Куруджан, Заман

Top