Религиозное образование и проблема безопасности

меч против пера

Религиозное образование в сегодняшнем мире тесно связано с вопросами его безопасности. Так было и вчера, так будет и завтра. Для тех, кто не в состоянии внимательно изучить данный вопрос, это утверждение может показаться чересчур громким. Поэтому поясню, что я имею в виду…

Для ДАИШ (арабское наименование группировки ИГИЛ, запрещенной в РФ – прим. пер.) характерна ментальность, которая, с точки зрения своей интерпретации религии и идеологических основ, выступает за возврат в прошлое, верит в необходимость жить прошлым. Выражаясь более ясно, сторонники ДАИШ верят в то, что религию можно практиковать в том виде, в котором она практиковалась в период ниспослания Корана в Мекке и Медине, и все свои идеи и практики они базируют на этом основополагающем принципе. С этой точки зрения, ДАИШ, так же, как и Талибан, Аль-Каида (запрещены в РФ – прим.пер.), Боко харам и др. организации, обращается к Корану, Сунне и мнению первых поколений мусульман («праведных предшественников») в вопросах форматирования всех сфер индивидуальной, общественной, политической жизни, а также интерпретирует и признает эти источники в рамках захиритской / салафитской / хариджитской ментальности. Общей характеристикой этих типов ментальности является то, что они считают меняющиеся условия времени и места совершенно неважными. Согласно этим взглядам, нет никакой разницы между комментариями и взглядами «салафов» – первых трех поколений мусульман (сподвижники, табиины и таби ат-табиины) с одной стороны, и Кораном и Сунной, с другой стороны. Все они являются священными, универсальными и внеисторическими. Они не могут быть предметом для обсуждений и формулирования новых правовых решений. Да, говорят они, есть отдельные аяты и хадисы, которые открыты для интерпретации, однако их интерпретация уже была выполнена «салафами». И категорически запрещено что-либо добавлять к их комментариям, не говоря уже о том, чтобы противоречить им.

А как этот подход отражается в практической деятельности ДАИШ? Мой ответ на этот вопрос краток и однозначен: его можно увидеть во всем, что делает эта организация. Например, в том, что все никак не теряет своей актуальности и практически каждый день освещается в западной прессе – в сексуальной объективации пленяемых ими женщин. Или, выражаясь терминологией фикха, в превращении их в наложниц… ДАИШ считает эту практику неизменной и в таком же виде это преподается в религиозных учебных заведениях.

Еще один пример – восприятие в качестве неизменных понятий «дар аль-ислам» (территория ислама) и «дар аль-харб» (территория войны), описывающих статус стран и используемых исключительно в политическом контексте, а также отдельных взглядов, которые сформировались в рамках связанного с ними фикха меньшинств. И это при том, что отношение к этим двум понятием было далеко не однозначным даже в тот период, когда существовали политические образования, базировавшиеся на религии. Что уж говорить о сегодняшнем дне, для которого характерны демографические колебания вследствие миграции и уровня рождаемости, в котором религиозная идентичность не играет никакой роли в определении гражданской принадлежности…

В качестве отдельных примеров можно привести и то, что сторонники ДАИШ, объявив Абу Бакра аль-Багдади халифом, считают, что восстановили институт халифата; что они рассматривают в качестве неверных всех тех, кто этот халифат не признает; что они считают вероотступниками тех, кто благосклонно относится к суфизму, демонстративно отрезают людям головы и облагают налогом нефтедобычу.

…Результатом подобного подхода, возможно, является и то, что сторонники ДАИШ, игнорируя множество аятов, делающих акцент на мире и рассматривающих его в качестве первоосновы, отдают приоритет войне. Об этом, в частности, свидетельствуют упомянутые выше понятия «дар аль-харб» и «дар аль-ислам», а также добавляемый к ним термин «дар ас-сулх» (территория мира). Но хуже всего то, что эти термины выдергиваются из того исторического контекста постоянных войн, в которых они возникли, их действие распространяется и на мирное время, а соответствующие нормы провозглашаются в качестве незыблемых. Кроме того, ДАИШ и носители схожей ментальности во весь голос заявляют о том, что неверие является причиной для объявления войны и что раз в десять лет необходимо воевать со странами, относящимися к «дар аль-харб» – и подобные идеи прививаются тем, кто обучается в религиозных учебных заведениях.

Подводя итог, можно констатировать, что все эти примеры, которые мы приводили друг за другом и без всякой классификации, объединяет следующее: 1) использование захиритской / салафитской / хариджитской методологии; 2) приравнивание Корану и Сунне правовых норм, возникших 14 веков назад в конкретных политических, социальных, экономических, культурных и пр. условиях. Говоря о возврате в прошлое мы именно это и имели в виду.

Эти правовые нормы, являющиеся продуктом человеческой деятельности, словно воспринимаются в качестве священных текстов, и никто не задается вопросами «кто вынес такое-то правовое решение, когда, по какой причине, каким образом, зачем и т.д. ?». И когда эти знания выступают основой для религиозного образования, то возникает и будет возникать (если не будут предприняты необходимые меры) та самая проблема безопасности, о который мы писали в начале… 

… Например, зададимся вопросом: как ученикам рассказывают о жизни Пророка Мухаммеда (с.а.с.). Каковы названия тем, посредством которых они изучают мединский период? Если автор учебника по жизнеописанию Посланника Аллаха (с.а.с.) является человеком с культурным багажом арабской ментальности, который воспринимает биографию Пророка через призму «магази» (военных походов, в которых он принимал участие), т.е. если он выделил такие темы, как «Битва при Бадре», «Битва при Ухуде», «Поход на Хайбер», «Битва при Хунайне» и т.д., то значит, ничего не поменялось.

Что же не поменялось? Не поменялось то, что подпитывает ориенталистское восприятие ислама в качестве «религии меча», а Посланника Аллаха – в качестве «пророка войны». А ведь, как следует из работы Рашита Хайламаза (Haylamaz 2010), из 23 лет пророчества Посланник Аллаха (с.а.с.) потратил на военные действия всего 79 дней. И этом при том, что в этот срок включены не только боевые действия, но и время, затраченное на подготовку к войне, передвижение к месту боя, переговоры и попытки мирного урегулирования, отдых после боя, погребение павших бойцов, дорогу домой, распределение трофеев, принятия решения относительно пленных и пр. действия, предшествующие войне или следующие за ее окончанием.

Отметим также, что тематическая структура книги покойного М. Хамидуллаха о Пророке Мухаммеде (с.а.с.) в большей степени соответствует действительности. В 23 годах его жизни лежит то, что стало основой для 15-вековой культуры и цивилизации исламского мира. Очень жаль, что вследствие ментальности, доставшейся нам в наследство от арабской мусульманской культуры и доминирующей во всем мире благодаря переводным трудам, мы ограничиваем социальные, экономические, культурные и иные аспекты жизни Посланника Аллаха (с.а.с.) историями о боевых походах и никак не можем выйти из этого замкнутого круга. Сейчас я во второй раз читаю книгу покойного Саида Рамадана аль-Бути «Фикх ас-Сира ан-Набавийа». И даже он, выступая против конфликто-центричного жизнеописания Пророка (с.а.с.), сам до конца так и не смог избавиться от этой ментальности.

Понятно, что вопрос лежит не только в плоскости тех тем, которые преподаются. Важное значение имеет и их содержательная часть. Например, как обучающимся преподносятся аяты, которые некоторыми экзегетами Корана называются «аятами меча» или «аятами войны»? Например, такие, как «Сражайтесь с многобожниками всеми вместе (или все вместе), подобно тому, как они сражаются с вами всеми вместе (или все вместе)» (9:36) или «Когда же завершатся запретные месяцы, то убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте их и устраивайте для них любую засаду» (9:5)? Трактуются ли эти аяты таким образом, что Аллах предписывает мусульманам воевать с неверными, а значит, неверие является причиной для ведения военных действий? Считаются ли, в этой связи, отмененными те аяты, в которых говориться о мире, сосуществовании, недопустимости принуждения в религии и пр.?.  Что говориться в контексте преподавания о понятиях «дар аль-харб», «дар аль-ислам» и «дар ас-сулх»…? А какое место занимает фетва о том, что минимум один раз в 10 лет необходимо воевать с неверными, поскольку неверие является причиной для войны, а Худайбийский мирный договор был заключен на 10 лет? Что написано в учебниках по поводу обращения в рабство военнопленных? И так далее и тому подобное.

Если эти и схожие с ними темы освещаются посредством буквального пересказа мнений, высказанных мусульманскими правоведами в конкретных политических, социальных и культурных условиях своего времени, то это означает, что скоро мы увидим ментальность ДАИШ у тех, кто сегодня изучает жизнеописание Пророка (с.а.с.) по подобным учебникам… Именно поэтому религиозное образование так тесно связано с вопросами безопасности.

Ахмет Куруджан, Zaman

Top