Суфийский характер философии образования Гюлена и учитель как духовный наставник

комната Гюлена

Гюлен говорит о необходимости стремления к идеалам самоконтроля и самоограничения, равно как к образу жизни, соответствующему хорошим манерам, указываемым исламским нравственным воспитанием. Они описывает суфизм как «модель самосовершенствования» (Yavuz, 2003:34). В его модели духовное воспитание крайне важно, ибо вера индивида и его самосовершенствование означают, что должна иметь место вовлеченность во «внутреннее воспитание». Целью является развитие метода самореализации, который основан на очищении разума и поиске путей исполнения религиозных предписаний в рамках новых светских реалий повседневной жизни, а также установление благотворных отношений с обществом в целом (Toguslu, 2007b; Ozdalga, 2003b).

Действительно, этот метод передачи знаний в изящной манере и посредством примеров не противоречит классическим суфийским методам тарикатов Ясавия и Накшбандия, и в рамках высококачественного обучения в школах движения «Хизмет» этот метод функционирует в качестве главной цели процесса воспитания, но вне какой-либо определенной мировоззренческой ориентации (Özdalga, 1999; Aras and Caha, 2000; Helminski, 2000: 32; Michel, 2002; Aslandogan and Cetin, 2006).

Согласно Гюлену, дальнейший успех в воспитательном процессе скрыт в сердце и разуме учителя, и он подхватывается учениками. Поэтому учителя, с их скромным, толерантным, привлекательным и интеллигентным поведением в школе и в личной жизни, являются примером для детей и в этой системе они занимают центральное место. Именно поэтому директора школ выбирают тех учителей, которые отличаются подобными характеристиками (Boyd, 2006).

Но как эти учителя направляют своих учеников? Имеют ли их методы отношение к суфийскому иршаду (духовно-нравственному воспитанию)? И можно ли рассматривать учителей в качестве муршидов (духовно-нравственных наставников)?

Касательно воспитания, ключевыми концептами для движения «Хизмет» являются нравственность, идентичность и тамсиль (репрезентация личным примером). Роль учителя заключается в содействии ученикам посредством развития и формирования их характера. В этом смысле, учитель занимается духовным воспитанием (иршад). Указанный термин обычно подразумевает традиционное наставничество в процессе исламского обучения. Тем не менее, как упоминалось выше, движение «Хизмет» включило в это понятие и уроки в светских школах, вместо того, чтобы ограничится воспитанием лишь в рамках определенных этических воззрений. С этой точки зрения, Агаи даже утверждает, что быть идеалистическим учителем (особенно в школах движения «Хизмет») – это, своего рода, религиозное служение (Agai, 2003: 59).

По мнению Гюлена, школа является неким священным местом, а учителя представляют собой «проводников на священном пути» (Gülen, 1996e: 36). В этой связи можно сравнить убеждения Гюлена касательно учителей с фигурой муршида в суфизме, который выступает в качестве духовного наставника, учителя и преподавателя, компетентного во всех сферах. Наряду с заботой о собственном самосовершенствовании, они должны беспокоиться о совершенствовании своих учеников и любить их (в метафорическом смысле). Однако, для школы недостаточным является поставить развитие характера учеников в зависимость лишь от какого-то хорошего образца, поскольку воспитание характера зависит не только от хорошего образца, но и от того, чему ученики учатся в своей жизни и во время занятий. Согласно большинству подходов, обучение является процессом, во время которого развивается активное знание и нарабатываются умения и навыки. Несмотря на то, что обучение, как правило, начинается с наблюдения, за наблюдением – по возможности – должны следовать практические действия для закрепления изученного (Nelson, 2005).

Гюлен полагает, что воспитание должно быть встроено в систему ценностей и учитель должен жить в соответствие с ними. Процесс изменений должен начинаться с самого индивида: тот, кто хочет изменить мир, должен, прежде всего, изменить самого себя. Это учение основывается на изречении: «Кто познал самого себя, тот познал и Господа» (Sakhawi, 1956; al-Attar, 1933), которое широко известно как хадис, хотя таковым не является.

Гюлен предложил актуальную реинтерпретацию этого высказывания, и он подчеркивает, что воспитание является формой самопреобразования, и что оно ведет к улучшению и изменению социальных и культурных связей между людьми. Именно поэтому Гюлена можно было бы назвать «социально-ориентированным суфием». Кроме того, именно это и делает модель Гюлена уникальной: «внутреннее воспитание» которое ведет к социальным и глобальным изменениям. На втором этапе самопреобразование ведет к трансформированию и реформированию социального и культурного контекста. И эта трансформация осуществляется от внутренней формы воспитания к внешней форме служения миру. Это соответствует не только суфийским идеалам, но и деятельному образу жизни самого Гюлена. Не случайно, по мнению Бойда, движение «Хизмет» находится под влиянием суфизма (Boyd, 2006). Более того, Гюлен привносит деятельную составляющую суфизма в современное воспитание и заново трактует такие понятия, как «якыйн» (Erken, 1995: 102).

Философии и модели воспитания Гюлена можно дать название интеллектуальной (‘уляма) модели, которая включает в себя не только внутреннюю мобилизацию новых социальных и культурных акторов, но также олицетворяет новую либеральную версию практической деятельности. С этой точки зрения Нельсон (Nelson, 2005) пишет о сходных чертах между его философией и воззрениями Бертрана Рассела (Russell, 1967) и Дуэйна Хюбнера (Huebner, 1999). Гюлен утверждает, что большинство людей занимается лишь информированием, тогда как полноценное воспитание могут дать лишь немногие (Gülen, 2004a:208).

Под моральным кодексом поведения понимается функция личного примера, включающая самоконтроль: например, отказ от табакокурения или употребления спиртных напитков (Clement, 2007: 582).

Наряду с этим, гюленовская модель характеризуется нравственными основаниями, в том числе глубокими идеями, ясными мыслями, ярко выраженными чувствами, культурным принятием и духовными ценностями. Эти идеи должны также основываться на высоком качестве обучения и смести современного светского образования с традиционными духовными ценностями. Согласно Гюлену, подобное образование дает превосходную возможность мусульманам стать лучше. И это образование предполагает не только религиозную составляющую, но и обучение светским наукам… Нравственность и дисциплина не в последнюю очередь выражаются в готовности к самопожертвованию, чувстве ответственности, идеализме и усердии, и эти общемировые ценности претворяются в жизнь в образовательных проектах движения «Хизмет» (Krause, 2007: 171; Levinskaya, 2007; Saritoprak, 2007).

Мухаммед М. Акдаг

Отрывок из статьи: Akdag, M. M. The roots of Fethullah Gulen’s theory of education and the role of the educator // Hizmet Studies Review. 2015. Vol. 2. №3. Р.55-70. Сноски и список литературы см. там же.

 

 

Top