Смыслы аятов, причины ниспослания, внутри- и межтекстовые связи, контекст и посыл (заключительная часть)

Kuran-11

Ссылки на предыдущие части: часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть 7 часть 8 часть 9 часть 10

Когда мы смотрим на Св. Коран с этой точки зрения, то иногда – как было показано в примере выше – Аллах открыто сообщает о том, что Он имеет в виду, обоснование предписания или запрета, а также то, чем Он доволен. Иногда Он разъясняет обоснования используя в аятах предлоги кай, ли и т. д. Например, в 7-м аяте суры «Собрание», после указания на то, кому надлежит раздать добычу, которая была захвачена без ведения боевых действий, Аллах сообщает: «…дабы не досталась она богатым среди вас» (59:7). Значит, целью установленного аятом распределения трофеев является забота о бедняках. Аллах не желает, чтобы увеличивался разрыв между бедными и богатыми и тем самым нарушился социоэкономический баланс. А раз так, то отталкиваясь от этого явно выраженного посыла мусульманину надлежит держаться подальше от действий, которые будут толкать общество к данной стадии; сообразно этому принципу выстраивать в индивидуальном и нравственном плане свое отношение к мирскому имуществу; осуществлять для этого структурирование в социальной сфере в соответствие с актуальными потребностями; стремится к этой цели в системе управления, правилах и законодательстве.

В этой категории можно рассматривать и коранический аят, касающийся женитьбы Пророка (с.а.с.) на Зайнаб. Она была женой его вольноотпущенника Зейда ибн Харисы. В ту пору женитьба человека на разведенной супруге своего вольноотпущенника считалась столь же отвратительной, как и женитьба на собственной дочери, поскольку такая женщина считалась дочерью владельца. Однако в действительности она не приходилась владельцу ни дочерью, ни невесткой. Соответственно, Аллах пожелал положить конец этому укоренившемуся обычаю доисламского арабского общества и после того, как Зейд развелся со своей супругой (а ее браку с ним поспособствовал Пророк (с.а.с.) для того, чтобы прекратить традицию, не признающую брачный союз освобожденного раба со свободной и благородной женщиной), Он велел [Пророку (с.а.с.) и Зайнаб] заключить брак. Сообщая об этом, Аллах сказал так: «… Когда же Зейд удовлетворил с ней свое желание [и развелся], Мы женили тебя на ней, чтобы верующим было дозволено жениться на [разведенных] женах своих приемных сыновей, после того как те удовлетворят с ними свои желания. Веление Аллаха претворяется неукоснительно» (33:37).

Некоторые аяты со своими текстами, смыслами и содержанием являются столь ясными и понятными, что [их] посыл словно кричит: «Я здесь!». Приведу пример, связанный с правилами хорошего тона и приватностью места жительства. Прежде чем зайти в дом, люди в доисламском арабском обществе не предупреждали об этом и не стучались в дверь. Они просто открывали дверь и входили, причем такого же обращения удостаивалось и жилище Посланника Аллаха (с.а.с.). Именно на социальном фоне действия указанных обычаев и традиций были ниспосланы 27 и 28 аяты суры «Свет»: «О те, которые уверовали! Не входите в чужие дома, пока не спросите позволения и не поприветствуете миром их обитателей. Это лучше для вас. Быть может, вы помяните назидание. Если же вы никого не найдете в них, то не входите, пока вам не позволят. Если же вам скажут: «Уйдите!» – то уходите. Так будет чище для вас. Воистину, Аллаху ведомо о том, что вы совершаете» (24:27-28).

После ниспослания этих аятов сподвижники перестали заходить даже в те места, в которых никто не жил, [где] не велась семейная жизнь и [для которых понятие] приватности жилища было не применимо. На это был ниспослан 29 аят [суры «Свет»]: «Не грешно вам входить в нежилые дома, в которых оставлено кое-что для вас. Аллах ведает о том, что вы делаете явно, и то, что вы скрываете» (24:29).

Как видно, при сообщении сведений касательно социального фона, которые можно назвать сведениями о причине ниспослания, и рассмотрении этих сведений вместе со смыслом и содержанием аятов, весьма ясно и понятно о чём эти аяты говорят и что они хотят сказать. Более того, если бы в тогдашнем обществе не было указанных обычаев и традиций, а аяты были бы ниспосланы в таком же виде, то соответствующий посыл был бы опять-таки хорошо понят всеми. Мы бы [в таком случае] сказали: «Св. Коран желает ввести регулирование в плане приватных сфер в социетальной плоскости и закладывает фундамент того, что мы называем правилами хорошего тона – нравственных, вежливых и возвышенных отношений между людьми» и услышали бы соответствующий посыл. Мы бы сказали: «Он закрепляет элементы, способствующие душевной чистоте, закрывает двери, ведущие к плохим чувствам и мыслям, дает предписания и запреты, а также предлагает рекомендации, основываясь не на социологических, а на онтологических реалиях человека», однако не преминули бы и добавить: «Но этот посыл, который можно назвать онтологическим, он сообщает через социальный уклад общества, в котором ниспосылалось Откровение».

А теперь давайте перейдем к наиболее драматичному аспекту [рассматриваемого] вопроса. Выявить посыл аятов в сферах, примеры которых были представлены выше, не составляет особого труда. Вопрос же в том, как быть с аятами в тех сферах, в которых осуществляется нормотворчество и принимаются [правовые] решения? Каким должен быть подход к ним? Они что, не будут применяться в своем буквальном значении? Если не будут, то будут ли приниматься новые нормы в соответствие с [их] посылами? Но разве это не содержит в себе смелое утверждение о том, что, мол, именно это имеет в виду Аллах? Если с точки зрения формы принимаемые нормы будут противоречить изложенному в Св. Коране, то не будет ли это означать, что человек назначает себя на должность принимающего решения от имени Аллаха? А как преодолеть 14-вековой период времени? Сможем ли мы, индивиды, обладающие личностью и складом ума, определяемыми иным культурным, социальным, политическим и экономическим фоном, «отправиться» в то время и сказать, исходя из рассматриваемого аята, мол, Аллах имеет в виду то-то и таким является посыл [этого аята]? А до этого сможем ли мы понимать аяты так, как их понимали сподвижники Пророка (с.а.с.)? Если же опуститься еще глубже, то можно задать и следующий вопрос: «Из изложенных Св. Кораном норм, являются ли объемлющими все времена, все места и всех людей религиозные нормы или же регулировавшие тогда общественную жизнь, дававшие конкретные решения конкретных проблем и устанавливающие предписания и запреты правовые нормы?».

По сути, этой серии статей нужна итоговая оценочная статья. Однако планируемые мною статьи об историчности, о [концептах] маслахат (польза/благо) и дарурият аль-хамса («пять необходимых»), а также о методологии (усуль), которая распределила пророческие слова и практики на шкале их обязательности к исполнению, будут иметь характер дополнения к данной серии статей и ответы на эти болезненные вопросы я дам в них. Дабы не повторяться, здесь я ставлю точку.

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с сокращениями)

Top