Смыслы аятов, причины ниспослания, внутри- и межтекстовые связи, контекст и посыл (часть 5)

Kuran-5

Ссылки на предыдущие части: часть 1 часть 2 часть 3 часть 4

После стольких разъяснений, которые можно считать теоретическими, перейду к примеру. Выбранный мною пример в то же время является аятом, который в нашей стране читается во время трапезных молитв: «Ешьте и пейте, но не расточительствуйте, ибо Он не любит расточительных» (7:31). В воображении мусульман Анатолии основание, на котором покоится этот аят, можно охарактеризовать следующими предложениями: «Ешьте, пейте, но не переедайте; не готовьте слишком много блюд, дабы не было расточительства; готовьте столько еды, сколько сможете съесть, [ведь] есть до отвала и готовить столько еды, сколько съесть невозможно, а затем выбрасывать ее – это расточительство».

Однако подробное изучение данного аята указывает на противоположное основание. А именно: в 9 году по хиджре мусульмане под руководством Абу Бакра совершили паломничество. В том году паломничество вместе с мусульманами совершали и мекканские язычники. Естественно, делали они это в соответствие со своими верованиями и обычаями, среди которых был и запрет на еду/питьё возле Каабы. Смысл этого прост: в доисламском арабском обществе еда/питьё возле Каабы рассматривались в качестве состояний, препятствующих поклонению.

Хорошо, а что в таком случае должны были делать мусульмане? Должны ли были и они соблюдать вместе с язычниками этот запрет? Почему мы спрашиваем об этом? Потому что во время паломничества остальные обряды мусульмане совершали вместе с ними, о чем в открытую говорит 199-й аят суры «Корова», повествующий о перемещении из долины Муздалифа в долину Мина: «Затем отправляйтесь в путь оттуда, откуда отправляются остальные люди, и молите Аллаха о прощении. Воистину, Аллах – Прощающий, Милосердный».

Св. Коран отвечает на эти бродящие в мозгу мысли, заканчивающиеся знаками вопроса, в 31 и 32 аятах суры «Преграды». [В первом из них] он повелевает: «О сыны Адама! Каждый раз, когда вы делаете обход Каабы, делайте это (не нагишом, а) одетыми, прикрыв свои срамные места. Ешьте и пейте, но не расточительствуйте, ибо Он не любит расточительных» (7:31). То есть не в том контексте, в котором его используют мусульмане Анатолии, а в полностью противоположном контексте Аллах говорит о том, что люди невежества поступают неправильно, и есть/пить – без расточительства – возле Каабы не является препятствием для поклонений. Более того, в следующем аяте Он предостерегает еще более грозным языком: «Скажи: “Кто запретил украшения Аллаха, которые Он даровал Своим рабам, и прекрасный удел?”» (7:32).

Так вот, практикуемый в доисламскую [эпоху] запрет на еду/питьё возле Каабы выражает причину ниспослания аята, а тот факт, что это делалось с намерением поклонения, выражает контекст. Зная причину ниспослания, но не зная при этом контекста невозможно правильно понять и интерпретировать указанный аят, и вывести из этого частного аята общие принципы и посыл. Поэтому нельзя разрывать связь текста аята с историей.

По сути, первую часть аята, связанную с одеждой, мы также можем привести в качестве примера контекста в том виде, как мы его понимаем. Язычники верили в то, что обход вокруг Каабы следует совершать только в той одежде, в которой человек не совершал грехов. Люди, не имеющие возможностей купить новую одежду или арендовать / купить бывшую в употреблении чистую одежду, которую уже использовали для обхода вокруг Каабы, совершали обход нагишом. Первая часть аята отсылает к этому верованию и практике, и велит каждый раз при обходе Каабы делать это не нагишом, а будучи в одежде, прикрыв свои срамные места. Однако текст аята был ниспослан в виде «хузу зинатакум ‘инда кулли масджид» – «облекайтесь в свои украшения при каждой мечети». Почему-то в турецких переводах смыслов Св. Корана этот аят постоянно переводится буквально. Не может быть так, чтобы их авторы не знали о том, что аят был ниспослан касательно совершения обхода вокруг Каабы нагишом. Очевидно, что они не переносят это в переводы смыслов, руководствуясь принципами «Св. Коран каждый своим аятом несёт универсальный смысл» и «Частный характер причины ниспослания не является препятствием для общности нормы», или же опасаясь того, что выйдут за пределы буквального / явного смысла Св. Корана.

Давайте совершим небольшой экскурс и перечислим интерпретации слов «хузу зинатакум ‘инда кулли масджид»: «Берите свои украшения во все мечети»; «При каждом совершении земного поклона одевайте красивые одежды»; «Надевайте одежду каждый раз, когда совершаете намаз»; «Во время каждого своего намаза надевайте красивую одежду»; «Возле каждой мечети облекайтесь в свои украшения»; «Отправляясь в мечеть для совершения каждого намаза, надевайте одежды, являющиеся вашими украшениями» [и т. д.].

Это результат, который возникает из-за разделения аята с историей и социальным укладом, то есть с фоном, на котором он был ниспослан. Более того, вы можете исходя из этих интерпретаций аята пойти дальше и вывести следующие нормы: «Совершать намаз в пижаме не дозволяется. Все – и мужчины, и женщины – обязаны надевать свои лучшие одежды, идя в мечеть или совершая намаз дома. Совершать намаз в рабочей одежде не дозволяется…» и так далее – конца и края таким комментариям не будет. Затем же, прочитав указанный аят, вы можете преподнести свои мысли в качестве Божьего слова людям, не имеющим глубоких познаний в религии. А ведь надо [всего лишь] отразить в переводе смыслов причину ниспослания и контекстуальные сведения – «Каждый раз, когда вы делаете обход вокруг Каабы, делайте это (не нагишом, а) одетыми, прикрыв свои срамные места». Такой смысл воспрепятствует появлению тех не имеющих конца и края комментариев, которые [могут] делаться с опорой на этот аят.

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с сокращениями)

Top