Смыслы аятов, причины ниспослания, внутри- и межтекстовые связи, контекст и посыл (часть 3)

Kuran-3

Ссылки на предыдущие части: часть 1 часть 2

Второй пример – факт, который я выразил в серии статей про джихад, опубликованных на этом сайте (см. серию статей под общим заглавием «К вопросу о понимании джихада» ). Отдельные богословы, которые, вырвав из исторического основания коранические аяты, связанные с джихадом / войной, рассматривали их в качестве необусловленных текстов, утверждают, что пятым аятом суры «Покаяние», называемым «аятом меча», были отменены / аннулированы нормы всех аятов, выражающих [идею] совместного проживания мусульман и немусульман в качестве индивидов, имеющих естественные права, свободу религии и слова. В той серии статей я рассказал о пятизвенной классификации. Саид Рамадан аль-Бути в тех же рамках ведет речь о четырехзвенной классификации. Согласно его мнению, в плане войны с немусульманами было пройдено четыре этапа. Первый – скрытый призыв в первые годы в Мекке. Второй – явный призыв без войны опять-таки в Мекке. Третий – явный призыв с войной, начиная от второго года мединского периода и до [мирного договора, заключенного в] Худайбие. Четвертый – война для того, чтобы немусульмане уверовали. [Соответствующий] довод – аят «… убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили» (9:5) и подобные ему.

Что вы видите в двух указанных классификациях? Во-первых, что война рассмотрена одномерно, и этим измерением является религия / призыв к религии. Во-вторых, что аят «… убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили» (9:5) аннулировал нормы других аятов, [а] это сотни аятов, формулирующих основу совместного проживания мусульман и немусульман, и делающих акцент на свободе, справедливости, равенстве и т. д. Поэтому если «аят меча» аннулировал нормы всех этих аятов, то значит перед нами две [группы] аятов, содержащих противоположные смыслы, [одни из которых (напр. 9:5; 2:193) говорят о необходимости войны с немусульманами, а другие – о мирном сосуществовании с ними].

Как же преодолеть это [кажущееся противоречие в Книге Аллаха]? Как было сказано применительно к аятам про [обращение с] военнопленными, мы начнём с понимания того, что аяты сообщали своим первым адресатам в условиях общества, в котором ниспосылался Св. Коран. Так, поскольку наши богословы осознавали это еще в ранние периоды, для преодоления рассматриваемой запутанности они разработали множество методов. Сформулированные ими в рамках науки о методологии (усуль) концепты ‘амм (общее) – хасс (конкретное), мутлак (безусловное) – мукаяд (обусловленное), муджмаль (нуждающееся в разъяснении) – муфассал (подробное), хакикат (используемое в прямом значении) – маджаз (используемое в переносном значении), мухкам (имеющее ясное значение и не подразумевающее двоякого толкования) – муташаббих (неясное вследствие своей многозначности), та’виль (рационалистическое или символико-аллегорическое толкование), насх (отмена положений одних аятов или хадисов в пользу положений других аятов или хадисов), истихсан (предпочтение удобства), маслахат (польза/благо) и множество других были прежде всего разработаны для ликвидации аспектов, кажущихся путаницей и противоречиями, [а также] для лучшего понимания и претворения в жизнь того, что имеет в виду Аллах. Более того, наши богословы дошли до такого в применении [соответствующих] методов к аятам, что считали в ряде случаев возможной конкретизацию (тахсис) неоспоримых сакральных текстов (насс) перед лицом пользы (маслахат), и сообразно этому выносили [религиозно-правовые] решения. Шаляби в [своей работе] «Та’ли аль-Ахкам» пишет о том, что конкретизация неоспоримых сакральных текстов на основе пользы, в особенности в случае с ханафитскими [богословами], является не противоречием аятам и хадисам, а наоборот – соответствием им. Ибо неоспоримые сакральные тексты были посланы для людской пользы, однако вследствие того, что времена изменились и поменялась суть дел, обеспечение пользы потребовало отклонения от их внешнего (явного) смысла (Şelebi, Ta’lilu’l-Ahkam, S.361).

Рассматривая предпочтение удобства (истихсан), Шаляби приводит примеры [религиозно-правовых] решений, вынесенных, несмотря на существование неоспоримых сакральных текстов, на основании консенсуса (здесь он под ним понимает общее мнение социума), необходимости, скрытой аналогии, обычая и пользы.

К сожалению, эта «жила», которая начала систематизироваться имамами-основателями на основе Св. Корана и примера [практик] Пророка (с.а.с.) и сподвижников, позднее была отрезана. Под «жилой» я подразумеваю школу, отдающую приоритет акцентируемым исламом ценностям, частично далекую от строго практикуемого формализма и открывающую широкое поле для иджтихада через рассмотрение вопросов в плоскости Божественного замысла и пользы для людей, которая в [соответствующей] литературе называется асхаб ар-рай (сторонники независимого суждения) или иракская школа. Их оппонентами являются богословы, утверждающие, что «Перед лицом неоспоримых сакральных текстов полагаться на пользу не допустимо», и основавшие свою систему на этом понимании, которых называют асхаб аль-хадис (сторонники предания) или хиджазская школа.

Понимаю, что повествование вынужденно отклонилось в сторону, но ради того, чтобы вопрос был более понятным, я посчитал необходимым сделать дополнительное разъяснение, пусть и одним-двумя абзацами.

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с сокращениями)

Top