2.1.4. Ситуация с правами и свободами и безопасностью жизни

Параграф из доклада «Верховенство закона и уважение к правам человека в Турции: ситуация после декабря 2013 года«. Предыдущий параграф — «2.1.3. Постановление об освобождении Хидайета Караджа и 63-х полицейских«.


Право на личную свободу закреплено в статье 5 ЕСПЧ. ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что право на свободу является одним из основополагающих принципов демократического общества и государство должно строго придерживаться закона в тех ситуациях, когда происходит вмешательство в область личной свободы человека

(i) «В соответствии с процедурой, предусмотренной законом» (Пункт 5.1)

В случае получения жалоб со стороны подсудимых на незаконное содержание под стражей, а также на нарушение процедуры, предписанной законом, как того требует статья 5(1) Конвенции, а также если имеются документальные подтверждения, что полиция не соблюдала сроки задержания, предусмотренные в УПК Турции, задержала без ордера на арест, задержание считается незаконным, ибо такое задержание не отвечает требованию статьи 5(1) «в соответствии с процедурой, предписанной законом». Лишение свободы может считаться “законным” только если оно осуществляется в строгом соответствии с национальными процессуальными и правовыми нормами.

(ii) Право на внеочередное рассмотрение дела в суде (Пункт 5.3)

Статья 5(3) предусматривает, что арестованное или задержанное лицо должно “без промедления предстать перед судьей или другим должностным лицом, уполномоченным законом осуществлять судебные функции”. Цели статьи 5(3) –гарантировать защиту от  произвола силовых органов, обеспечить независимую проверку причин задержания и обеспечить освобождение в случае продолжения содержания под стражей без оснований Судебное разбирательство на первом заседании по делу задержанного должно, прежде всего, быть быстрым, чтобы предоставить  эффективные гарантии против попыток жестокого обращения, которые часто происходят на начальном этапе содержания под стражей, для защиты задержанного от злоупотреблений полномочиями сотрудников правоохранительных органов и сведения к минимуму любых необоснованных препятствия на пути свободы личности.

Согласно УПК Турции лицо, задержанное по подозрению в участии впреступлениях, связанных с терроризмом, может быть задержано полицией на первоначальный период в 24 часа, и, с разрешения судьи, в течение следующего периода еще на 4 суток. Г-н Караджа находился под арестом более 4-х суток. Хотя ЕСПЧ и Евросоюз и воздерживаются от установления точных допустимых сроков задержания, комиссия ЕС постановила, что последующий срок задержания до суда не должен превышать четырех суток. Г-н Караджа был задержан на четверо суток и еще 14 часов, без представления его судье или другим должностным лицам, уполномоченным законом осуществлять судебные функции, таким образом нарушено положение Cтатьи 5(3). Эти выводы согласуются с выводами 32-го суда первой инстанции в постановлении от 25 апреля 2015 года, которое гласит “подозреваемые удерживались под арестом более 4-х суток, несмотря на то, что лимит времени задержания истек».

(iii) Право на освобождение до суда (Пункт 5.1(c) и 5.33)

Требование предъявления обоснованного подозрения является главной гарантией против произвольного ареста и задержания. “Обоснованное подозрение” означает, что существуют факты, подтверждающие, что уголовное преступление было совершено и эти факты достаточны для доказательства факта преступления и задержания.

Даже при подозрении на террористическую деятельность, суд установил, что “задержания в случаях, касающихся подозрений в причастности к террористической деятельности срок задержания не может превышать установленных границы согласно статье 5(1)(C), превышение сроков задержания является нарушением закона.”

Наличие «обоснованного подозрения, указывающего, что задержанное лицо совершило или причастно к совершению преступления, является непременным условием обоснованности содержания под стражей», но по истечении определенного срока, предписанного статьей 5(3) обвиняемый должен быть освобожден, если суд не может выдвинуть иных причин или обоснований для дальнейшего содержания под стражей Заявитель представляет суду свои доводы в пользу освобождения под залог, а суд изучает эти доводы и причины для отказа в освобождении под залог, и выносит решение о правомерности и необходимости дальнейшего задержания или освобождения под залог.

Прецедентное право разработало четыре законные причины для отказа в освобождении под залог, а именно: (а) риск того, что обвиняемый не будет являться на судебное разбирательство; (б) риск того, что обвиняемый, в случае освобождения предпримет действия наносящие ущерб свершению правосудия; (C) опасность совершения новых преступлений;(D) общественные беспорядки. Если существуют опасения, что одно из этих четырех пунктов создает потенциальный риск для ведения дела, содержание под стражей будет считаться необходимой мерой. Вероятность бегства из страны не может измеряться исключительно на основе суровости грозящего наказания

Причины отказа в освобождении г-на Караджа под залог были зачитаны весьма туманно. Заявление судьи о том, что существует “обоснованное подозрение”, а именно серьезное преступление, ведение террористической деятельности в эфире в 2009 году в рамках серии в вымышленном телевизионном сериале, учитывая то обстоятельство, что г-н Караджа является руководителем телевизионного канала, представляется весьма сомнительным в своей разумности. Кроме того, учитывая тот факт, что г-н Караджа сдался полиции в декабре 2014 года без сопротивления и что подсудимые являются людьми семейными, с сильными семейными узами, вывод 32-го суда первой инстанции, что существует реальный риск того, что кто-либо из обвиняемых может скрыться, покинуть пределы страны, является весьма маловероятным, а также является нарушением статьи 5(1)(C) и (3).

(iv) Важность обоснования причин ареста (Пункты 5.1 (c) и 5.3) 

Недостаточные и неубедительные объяснения причин задержания являются нарушением статей 5(1)(C) и 5(3). ЕСПЧ требует правильного рассмотрения обстоятельств, препятствующих освобождению задержанного под залог, как того требует статья 5(3), а также анализ того, оправдано ли содержание под стражей. ЕСПЧ неоднократно заявлял, что причины задержания, выдвигаемые национальными судами, будут считаться неадекватными, если они являются “абстрактными”, “стереотипными” или “голословными”. То есть когда суду не удается правильно проанализировать факты, касающиеся конкретного подсудимого и соотнести выводы анализа с этими фактами. Национальные суды должны выдвигать конкретные контраргументы в ответ на тезисы ответчика.  И до тех пор, пока суд не сможет сформулировать четкие аргументы для задержания подозреваемого, ЕСПЧ будет относиться к решению суда как к неадекватному.

(v) Неприведение в исполнение решения об освобождении (Пункты 5.1 (c) and 5.4)

32-й уголовный суд первой инстанции  Стамбула постановил, что “судья при задержании не смог указать на факты, которые стали причиной подозрения задержанных в причастности к преступлениям; доводы, приведенные в обосновании продлении ордера, выданного уголовным мировым судей неадекватны; “доказательства для выдвижения обвинения государственным обвинителем собирались уже после задержания, и поэтому государственному обвинителю не удалось представить обвинительное заключение”, следовательно, инициация задержания,  процесс задержания и продления ареста проводились незаконно и не могут быть приняты в качестве разумных доводов судьями ЕСПЧ.

Согласно иерархии судебной власти, а также статьям Конституции, суды высшей инстанции, к которым относятся уголовный суды первой и первой инстанции, являются компетентными органами для принятия решения по прошениям об отводе судейской коллегии в мировых уголовных судах первой инстанции. Статья 27 Кодекса об уголовной процедуре (СМК) гласит: «если прошение, в котором задержанный просит отвода судье, было подано в отношении судьи мирового уголовного суда, уголовный суд первой инстанции той же юрисдикции полномочен выносить решение по данному вопросу». Кроме того, уголовные суды первой инстанции компетентны рассматривать вопросы о законности задержания и, если задержание является незаконным, выносить постановление об освобождении под залог. Мировые уголовные суды первой инстанции соответствующей юрисдикции, в данном случае города Стамбула, не могут уклоняться от выполнения постановления уголовного суда первой инстанции об освобождении задержанных. Прокурор соответствующей юрисдикции может оспорить решение уголовного суда первой инстанции, и потребовать его пересмотра в апелляционном суде. При этом несудебные органы не могут воспрепятствовать исполнению судебного решения. Задержание же человека без заключения, основанного на судебном решении, является произволом, и незаконным, несовместимым с принципом верховенства права и закона. Продление содержание под стражей на втором этапе, по прошествии 24-х часов, возможно только при наличии судебного решения, обосновывающего правомочность этого задержания.

Кроме того, статья 5(4) предписывает провести судебное разбирательство в отношении задержанного безотлагательно, с целью установления законности его содержания под стражей, и незамедлительного освобождения его, в случае если фактов для его задержания недостаточно. Это неотъемлемое требование этого положения, и национальные власти должны оперативно выполнить любой подобный заказ для релиза. Тот факт, что государственный обвинитель отказался уважать постановление суда высшей инстанции и выполнять его является ярким свидетельством неэффективности судебной системы и нарушение государством своих обязательств по статье 5(4) Конвенции ЕСПЧ.

Читать следующий параграф «2.1.5. Право на справедливое судебное разбирательство«.

Top