Что такое «школы Гюлена»?

Продолжаем публикации из серии «Ответы Фетхуллаха Гюлена российским интеллектуалам«. 

Часть первая — вопросы задает профессор Ростислав Рыбаков, экс-директор Института востоковедения Российской академии наук.

Ответ на первый вопрос о «движении Фетхуллаха Гюлена», об официальном статусе и четкой программе данного движения читайте здесь.

Вопрос №2. Во время визита в Турцию мы посетили школы, которые называют «школами Гюлена». Что Вы можете о них рассказать?

Ответ: С вашего позволения хочу заметить, что правильнее будет называть их не «школами Гюлена», а частными школами, открытыми добровольными общественными организациями по всему миру и дающими образование в соответствии с законами и обычаями этих стран. Также я хотел бы отметить некоторые моменты, отличающие эти школы от других образовательных учреждений.

Во-первых, человек не достигнет гармонии в своих мыслях пока он не пройдёт через крайние точки мышления — чрезмерности. Почему это происходит? Потому что Всевышний Творец не ограничил качества, кото- рыми Он наделил человека, и оставил их свободными. С помощью этих качеств человек мыслит и учится, и таким образом, заложенные в нем качества начнут проявляться и обретут форму способностей. В результате этого мышление человека становится зрелым, он совершает открытия и проводит исследования. Конечно, это длительный процесс, и такое развитие и обучение займет всю человеческую жизнь. И в современном мире мы часто становимся свидетелями того, как во многих философских, политических и социальных течениях и идеологиях люди проходят через экстремальные точки мышления. Например, в философии есть истина, которую представляет каждое философское течение — рационализм, идеализм, материализм, спиритуализм. Однако возникновение новых течений неизбежно до тех пор, пока эта истина не найдёт свое единственно правильное место. В экономической сфере и у капитализма, и у социализма, естественно, имеются сильные и слабые стороны по отношению друг к другу. То же самое можно сказать и о политических течениях. До тех пор, пока политическое течение не примет постулат, собственно отличающий его от остальных, как единственно правильный, будут возникать экстремальные точки зрения. Это же относится и к педагогике. Именно поэтому в сфере образования появляются диаметрально противоположные друг другу течения, и они не могут освободиться от влияния философской, идеологической, политической поляризации. А в школах, о которых мы говорим, на первом месте стоят обучение и воспитание как общие ценности, а педагогическая поляризация под влиянием философских, идеологических и даже политических веяний остается вне зоны внимания.

Во-вторых, эти школы с радостью принимаются везде, где бы они ни открывались. Их принимают люди разных религий, разного цвета кожи, разных национальностей. И все из-за того, что эти школы ставят во главу угла образование и воспитание, видят их как ключевой элемент бытия человека, даже не полагая, что их можно использовать как инструмент в какой-либо идеологической, политической или религиозной кампании, ибо они видят образование и воспитание как служение во благо человечества.

В-третьих, какими бы ни были философские дискуссии на эту тему, нравственность определяет основную человеческую сущность. Поэтому основные моральные ценности и принципы везде практически одинаковы. Ни один человек, ни одна идеология, никакая религия и нация, ни одна раса или национальность не может отвернуться от таких моральных ценностей, как следование верному пути, милосердие, сострадание, любовь, уважение к людям, бескорыстное служение человечеству и всему сущему, милость, надёжность, сопереживание, толерантность, способность к диалогу с кем бы то ни было, избегание любой формы обмана, признание важности института семьи и семейных ценностей, взаимопомощь в совершении благих деяний, избегание всего злого, скромность. И, с другой стороны, все они будут пытаться уберечься или спастись от таких качеств, как гордыня, надменность, эгоизм, презрение к окружающим, насилие, сплетни и оговоры. Я надеюсь, что люди, работающие в этих школах, пытаются как можно точнее следовать этим моральным принципам, и в ответ на первый вопрос о «неофициальных, но основных постулатах движения» могут ответить, что в определённой степени сделали вышеприведенные качества частичками своей сути.

В-четвертых, я хотел бы сказать об основном принципе: служение человечеству невозможно выполнять как профессию в рамках вышеуказанных категорий. Говоря о профессии, я подразумеваю задачи, которые люди выполняют в обмен на плату. Обычно люди, работающие по специальности, думают о зарплате и рабочем времени, а не о том, что они конкретно делают, и не о служении человечеству. И уж тем более они не будут воспринимать свою работу как поклонение Господу, как действия, направленные на завоевание довольства Всевышнего Творца и вечного рая в будущей жизни. Но если человек воспринимает образование и воспитание не как профессию, а как самый праведный и почётный путь к достижению вечного счастья и довольства Господа, как честь и поклонение Ему, то такой человек не станет думать о времени и оплате. В своей образовательной и воспитательской деятельности он станет единым целым с теми, с кем работает, и это будет его отличием от остальных.

Отец Томас Мишель, секретарь Папского совета по межрелигиозному диалогу, посетил филиппино-турецкий лицей «Диалог» в городе Замбоанга, где в течение многих лет шли бои между правительственными войсками и движением Моро. Там он с удивлением увидел, что в лицее, находящемся «в городе, где активно ведется партизанская война, без вести пропадают люди, совершаются налёты и похищения, и свирепствует насилие», более одной тысячи учеников, и христиан, и мусульман, не только получают качественное образование, но и прекрасно ладят друг с другом, проявляя полное взаимопонимание. Господин Мишель, который со временем посетил и Кыргызстан, был поражён как образовательным уровнем школы в Бишкеке и успехами учеников в изучении иностранных языков, так и их достижениями на разных научных олимпиадах. Он воочию видел, как дети из Америки, Кореи, Турции, Афганистана и Ирана могут крепко дружить и учиться вместе. Его внимание также привлекло трудолюбие, честность и самоотверженность их учителей. После всего увиденного он заинтересовался взглядами вашего покорного слуги относительно образования. В своем докладе на симпозиуме, проведённом в апреле 2001 года в Джорджтаунском университете, он вкратце сказал следующее о моих взглядах на образование:

Томас Мишель о школах Гюлена

«Как считает Гюлен, столкновение между наукой и религией, являющееся одним из важных феноменов современности, стало причиной резких расхождений в философии и методологии образования. Современные светские педагоги видят религию в самом неприглядном свете — как потерю времени, и оценивают ее как препятствие на пути прогресса. Столкновение стимулирует религиозных деятелей или выступать против модернизации, или воспринимать религию не как веру с ее истинным значением и функциями, а как политическую идеологию. В качестве средства решения этой проблемы Гюлен предлагает образовательную модель, в которой бок о бок присутствуют как научное образование религиозных деятелей, так и объяснение религиозных и духовных ценностей деятелям науки. Фетхуллах Гюлен не только предлагает, но и олицетворяет новый подход к преодолению разногласий между правыми и левыми, светскими и религиозными кругами в Турции.

Современные образовательные учреждения напоминают заводы и фабрики, осуществляющие конвейерное производство в условиях глобального рынка. Там не уделяют должного внимания глубине мыслей и чувств, ясности высказываний и культурному богатству, которые были провозглашены Гюленом. Потому он и ратует за образование, делающее упор на категории, указанные выше. Он считает, что преподавать могут многие, но стать настоящими учителями могут лишь немногие. И преподаватель, и воспитатель передают ученику определённые знания и навыки; а настоящий воспитатель, не останавливаясь на этом, делает все возможное для того, чтобы ученик раскрылся как личность, мыслящая глубоко и прозорливо. Также воспитатель способствует формированию характера и развитию таких качеств, как контроль над своими желаниями, самодисциплина и ответственность.

Фетхуллах Гюлен говорит о таких универсальных понятиях, как мораль, логика, духовное равновесие и искренность, а также культурных и традиционных ценностях. Среди понятий, которыми он оперирует, чаще всего встречаются «сострадание» и «взаимопонимание». Здесь он говорит следующее: «Благословенный Пророк Мухаммад определяет настоящего мусульманина как человека, чья рука (слова и действия) не наносит вреда другим людям. Мусульманин — самый надёжный представитель мира на Земле».

Гюлен считает, что функции образования – сделать понятия, не вписывающиеся в количественные рамки, натурой ученика. В соответствии с его взглядами, турецкое общество с его богатой историей и цивилизацией обязательно должно воспользоваться накопленной веками мудростью. Вместе с этим, следует помнить, что любая попытка возврата в прошлое не только неосуществима, но и ведет к провалу. Умозаключения Гюлена не рассматривают ни дискуссии между течениями в Турции, ни сами политические течения. Он ищет тех, кто будет воспитывать людей; он стремится вырастить поколение, физические и духовные качества кото- рого будут соответствовать этой системе ценностей, и ожидает перемен в обществе, которые оно с собой принесёт. Те члены общества, которых стремится взрастить его образовательная система, должны освободиться от ограниченного и частичного мышления, и обрести такие качества, как самоконтроль и внутренняя дисциплина. Только такие члены общества принесут ему пользу, которую можно назвать непреходящей. Гюлен представляет школу не только как место, где учащиеся получают знания и навыки, но и как лабораторию, где они задают вопросы относительно жизни как таковой, пытаются понять суть вещей и начинают воспринимать жизнь как связующее звено между этим миром и миром загробным. В дополнение к вышеперечисленному, в своих статьях об образовании Гюлен пишет о школе как о святом месте, где выполняется святая задача: «Учебное заведение проливает свет познания на жизненные феномены и дает ученикам возможность постичь окружающий мир.

В то же время, оно быстро открывает путь к изучению сути вещей и процессов, и ведет человека к целостности мышления, его правильному направлению и способности видеть единичное во множественном. В этом смысле школа — храм, и его святые — учителя». Модель Гюлена включает научную практику, формирование характера, социальное сознание и активную духовность.

Я чувствовал себя обязанным процитировать слова уважаемого отца Мишеля в качестве свидетельства компетентного человека, находящегося вне этой системы. Мне пришлось это сделать, чтобы ответить на ваш вопрос. Ибо я всегда чувствую большое неудобство, рассказывая о себе.

Top