Религиозная и просвещённая женщина никому не нужна

Aydin dindar kadin-1

История человечества по большей части состоит из эпох, когда женщин третировали и считали малоценными. В Средние века под предлогом того, что в них «проникают бесы», женщины [попадали в жернова] устроенной охоты на ведьм и сжигались [на кострах]. В последние годы женщины чувствуют себя комфортно в частично демократическом мире. Вне же этого они и испытывали тяготы жизни, и подвергались насилию, и оставались необразованными / лишенными возможностей. Моя покойная матушка, будучи сиротой, была выдана замуж в 13 лет, родила 13 детей (некоторых – в поле), из которых 9 не выжили, потеряла здоровье. Она не получила образования, даже начального. Всю свою жизнь она трудилась, старалась изо всех сил, готовила еду, растила детей. То, что довелось пережить моей матери, в той или иной степени отражает судьбу женщин Анатолии, выросших в сельской местности. Не только у нас, но и на Западе до 1950-х годов женщин недооценивали.

Будучи отцом четырех дочерей, я, естественным образом, являюсь в некоторой степени [про]феминистом. Пусть и не в той мере, в какой хотелось бы, но я считаюсь человеком, восприимчивым в вопросе прав женщин. Я постарался дать своим дочерям наилучшее образование и тружусь над тем, чтобы они стали самостоятельными индивидами с широким кругозором. Они достигли и достигают успехов, которыми я буду гордиться. Моя супруга была учителем химии. Имея четырех детей и высокую нагрузку, она[, тем не менее,] захотела отучиться на теолога, и теперь является выпускницей двух факультетов. До переезда сюда [в Великобританию,] она закончила программу магистратуры и подготовила диссертацию. Однако нам пришлось уехать за рубеж, а университет был ликвидирован. Получение диплома перенеслось на другую «весну».

Обязанности матери, конечно же, являются священными. Подобно тому, как обязанности отца не являются препятствием для получения образования, обучения, проведения исследований, так и обязанности матери не должны рассматриваться в качестве препятствия для всего этого. Матерям нужно предоставлять привилегии, для них и их малышей необходимо обеспечивать [наличие] специальных возможностей. Однако этого мы сделать не смогли. Мусульмане почему-то всегда сторонились получения женщинами образования и их нахождения на первых ролях. При случае мы рассказывали об учёности досточтимой Аиши, к которой обращались ученые-хадисоведы, рассказывали о том, как Пророк (с.а.с.) ценил своих жён и дочерей, приводили в качестве примера претворение им в жизнь совета, данного его супругой, когда в Худайбии [после подписания мирного договора с язычниками] возник кризис. Однако в реальной жизни подобающим для них мы считали нахождение дома, мытье посуды, стирку белья и присмотр за детьми. Мы не считали для них достойным учёбу, занятие исследованиями, получение профессии, равенство в правах с мужчинами.

В течение многих веков в мусульманских регионах женщины оставались на заднем плане и подвергались гнёту. Не отличалась ситуация и в тех странах, где у руля были исламисты. В период правления ПСР, которая оперирует исламистской риторикой и занимается политикой посредством религиозной аргументации, преступления и насилие в отношении женщин достигли своего пика. На фоне того, что убийцам женщин при задержании не надевают наручники и их через какое-то время выпускают, гноятся в тюрьмах тысячи религиозных и образованных женщин, посвятивших свои жизни девочкам. В то время как насильников и абьюзеров отпускают в суде с черного хода, недавно родивших учителей в платках приковывают наручниками к кровати и кидают в тюрьмы вместе с детьми.

Большей части нашего общества не нравятся образованные, просвещенные и самостоятельные женщины, а в особенности – религиозные и просвещенные. У каждой социальной страты есть для этого свои мотивы.

Для кемалистов «просвещенная женщина» – [это женщина] светская, современная, не носящая платок, стоящая, по возможности, на позициях позитивизма. Женщина теряет свою значимость по мере наличия у нее религиозных ценностей и использования ею религиозной символики. Подобные женщины приемлемы лишь в качестве домохозяек и уборщиц. Вне зависимости от имеющегося у нее образования и квалификации, такая женщина является «мракобесом» и ей надлежит придать [«правильную»] форму. [Кемалисты] многие годы проводили кампании по образованию девочек и занимались соответствующей пропагандой, однако образованные и религиозные женщины в платках всегда были для них зловредными и страшилищами. Они любили тех девочек-мусульманок, которые отдалились от религии и были ими рекрутированы.

Исламистам пришлось по нраву использовать виктимизацию женщин и делать из платка инструмент политики. Однако они осуществили доселе невиданные репрессии по отношению к десяткам тысяч образованных и религиозных женщин из-за их оппозиционного настроя. Они полюбили женщин враждующих с женщинами, подобных Озлем Зенгин, которые оправдывают притеснения и досмотры с полным раздеванием. Они полюбили неактивных женщин, являющихся их глашатаями, которых они, вкрапив в мужскую среду, время от времени выставляют на витрину. Ну а дающих знания женщин, обучающих наукам и этике, которым они, в том числе Эрдоган, многие годы бились за право доверить своих детей, демонизировать они не постеснялись. Они установили барьеры на пути женщин, пусть даже религиозных и образованных.

Продолжение следует

Махмут Акпынар

TR724

Top