Религиозная и просвещённая женщина никому не нужна (окончание)

Aydin dindar kadin-2

Начало статьи доступно по следующей ссылке

Большинство джамаатов и суфийских братств выступает против получения женщинами современного образования. Многие годы они не отправляли девочек учиться после окончания ими начальной школы. Я лично слышал от лидера суфийского братства того человека, который в настоящее время козыряет Догу Перинчеку: придя на свадьбу, он сказал жениху, обучающемуся на инженера: «Университет и тому подобное – это всё пустое, бери супругу и иди учиться в медресе!». До сих пор многие джамааты и суфийские братства считают учебу девочек грехом и смутой. Что касается религиозных людей, которые немного понимают время, в котором мы живём, то они согласны на то, чтобы женщина получала образование ровно в той мере, в какой это не позволит ей остаться невежественной. Но они и представить себе не могут, что женщины могут стать учеными, философами, мыслителями, лидерами общества. Согласно большинству религиозных групп, даже если женщина является весьма умной, способной и несколько образованной, то ей все равно надлежит быть домохозяйкой и женой своего мужа.

Курдское политическое движение действовало так же, как и кемалисты. Ему тоже нравилось, чтобы девочки учились и тем самым избавлялись от феодального гнета и «очищались от религии», но [при этом] становились в его интересах воинствующими курдскими националистками. Людей, открывавших школы и интернаты, а также обучавших девочек на юго-востоке [Турции] в те времена, когда [регион] не был безопасен для жизни, оно рассматривало в качестве «вербовщиков» тех детей, которых они надеялись превратить в воинствующих [проводников] своей идеологии, и занималось их дискредитацией. Оно не хотело оставлять молодежи иного выбора, кроме как быть курдскими националистами. В регионе от рук РПК погибли многие учителя, которые обучали курдских детей. Несмотря на свои разногласия с секюляристами и неонационалистами, подобно им и [курдское политическое движение] было ограничивающим, задающим форму, стремящимся к социальной инженерии. В наши дни ДПН, как представляется, демонстрирует более всеобъемлющий подход к обществу и событиям.

В нашем регионе религиозных и просвещенных женщин не любят в первую очередь сами женщины. У многих женщин «просвещенная женщина» ассоциируется с современной одеждой, непокрытой головой, отдаленностью от веры и поклонений. Поэтому от религиозной женщины воротят нос, даже если она является выпускницей Оксфорда или Гарварда, знает несколько иностранных языков или имеет награды [победительницы] международных олимпиад. Она не может быть интеллектуалом. Менее квалифицированный мужчина предпочтительнее женщины. Стеклянные потолки для женщин существуют даже в женской среде, и даже женщина бьётся головой об эти препятствия. Если же она [к тому же] является религиозной, то это биение [головой] происходит многократно. И сами религиозные женщины не любят просвещённых, но религиозных женщин. Среди них доминирует представление о том, что мужчины делают всё лучше.

Кроме того, многие мужчины не любят женщин успешнее себя. Они не хотят жениться на женщинах, имеющих большую квалификацию, это их пугает. У религиозных мужчин эта фобия развита ещё сильнее. Очень мало тех, кто согласился бы на то, чтобы жена его опередила, и придавал бы ей смелости в этом плане. Приемлемой является та женщина, которая прислуживает, является домовитой и послушной. Даже если она обладает красивой внешностью, по мере роста квалификации для женщины снижается вероятность нахождения ею мужа.

В мусульманских странах семьи, включая родителей, испытывают беспокойство, если их дочери «слишком много» учатся. Все нормальные отцы и матери радуются успехам своих детей. Однако исключительно консервативные семьи не желают, чтобы их дочери слишком продвигались в учёбе. Огромное множество религиозных родителей жалеют для собственных дочерей роль женщины-интеллектуала.

Движение «Хизмет» за многое можно критиковать, вы можете его не любить и ваши воззрения могут не совпадать [с его воззрениями], но для образования женщин в Турции оно осуществило дела революционного характера. Оно открыло сотни женских лицеев и вызвало количественный и качественный скачок в доле религиозных людей, отправляющих дочерей на учёбу. Продвинув религиозных женщин в сферы, [требующие] образования и квалификации, оно разрушило представление об «уборщице в платке». Везде от Афганистана до Ирака и Сомали, оно открыло современные школы для девочек, оснащенные развитыми лабораториями. Оно научило их наукам, философии, языкам. Оно внесло вклад в достижение ими успеха по мировым стандартам. Из этих школ выпустились сотни тысяч религиозных, но образованных девушек, которые поступили в лучшие вузы мира. Были [среди них и] те, которые попали в научную литературу, обнаружив от себя лично новую галактику. Движение разрушило барьеры на пути женского образования в мусульманских регионах. С другой стороны, образовательная деятельность осуществлялась [движением «Хизмет»] в течение многих лет и в тысячах школ, но при этом [ни в одной из них] не было ни единого случая домогательств или изнасилования.

Если отбросить ошибки, грехи и недостатки, то не сделай движение «Хизмет» ничего, оно [всё равно] заслуживало бы Нобелевской премии за свою деятельность в области женского образования. Однако школы тех героических учителей, осуществивших эту революцию, были закрыты, а их самих «наградили», набив ими тюрьмы. Защитники прав женщин, которые превратили в символ учительницу Айше, брошенную в тюрьму с ребенком, из-за разделения на «своих» и «чужих» не замечают десятки тысяч учителей и женщин[, которые тоже находятся за решеткой]. Потому что те являются религиозными и просвещенными!

Махмут Акпынар

TR724

Top