Разбор нового доклада МДР о Фетхуллахе Гюлене: Часть 15

mehmet-gormez-7

Мы продолжаем публиковать разбор нового доклада о Фетхуллахе Гюлене, подготовленного Министерством по делам религии Турции.

Введение    Часть 1     Часть 2     Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9  Часть 10  Часть 11   Часть 12  Часть 13   Часть 14

Необоснованная критика Ф. Гюлена из-за сообщений, передаваемых им со слов других лиц

Авторы разбора отмечают, что в докладе МДР встречаются примеры критики и предвзятого отношения к сообщениям, которые Ходжа-эфенди передает от других людей. В особенности это касается передаваемых им рассказов о снах, которые видели другие люди. Авторы разбора подчеркивают, что крайне некорректным является выискивать в передаваемых Ф. Гюленом сообщениях то, чего в них нет, и объявлять его ответственным за приводимые им сведения подобного рода.

В частности, составители доклада МДР приводят следующий отрывок из проповеди Ф. Гюлена о хадже, прочитанной им 20 октября 1978 года, в которой он цитирует сон, увиденный одним из паломников: «В этом году я совершил хадж. Во время сна в долине Арафат я увидел, как с небес спустились два человека в зеленых одеяниях и между ними состоялся разговор. Я прислушался к тому, о чем они говорят. Смотрю, один из них спрашивает другого: «Сколько человек приехало, чтобы совершить хадж в этом году?». Тот отвечает, что приехало 600 тысяч человек. Тогда первый спросил у него: «У скольких из них Аллах принял хадж?». Тот же отвечает: «Аллах принял хадж лишь у 6 человек…». В своем комментарии составители доклада МДР называют «бредовой» ситуацию, когда на основе увиденного сна делается вывод о том, что у сотен тысяч человек не был принят совершенный ими хадж.

Авторы разбора отмечают, что лишь предвзятостью составителей доклада можно объяснить тот факт, что они хотят выставить Ф. Гюлена ответственным за сон, увиденный другим человеком. Это же касается и их критики в его адрес за не ему принадлежащие слова о том, что хадж всех тех людей не был принят. Авторы разбора подчеркивают, что сообщая об этом сне, увиденном неким праведным человеком, Ходжа-эфенди хотел донести до собравшихся в мечети мысль о том, что подобно другим поклонениям, обряды хаджа требуют тщательного выполнения. Собравшиеся в мечети в большинстве своем были представителями простого народа, рассказ о сне был частью проповеди и преследовал назидательные цели, и поэтому проблематизируемая составителями доклада ситуация, на самом деле, является нормальной в соответствующем контексте.

А вот еще один пример критики и специфического толкования составителями доклада МДР сообщения Ф. Гюлена о сне, увиденном кем-то из его знакомых. Во время проповеди, прочитанной 9 июля 1979 года, Ходжа-эфенди рассказал следующее: «… в начале проповеди я рассказал об этом в общих фразах, а теперь, пожалуй, конкретизирую. Мы шли в мечеть, в которой совершаем наши намазы. По словам того, кто сообщил об этом, толпы людей заходили внутрь мечети. Среди них был и я. Когда я находился на лестнице чего-то, напоминающего махфиль, сообщили о том, что Посланник Аллаха (с.а.с.) почтил собравшихся своим присутствием. Он приблизился к михрабу и предложил прочитать проповедь постоянному проповеднику мечети. – О Посланник Аллаха, как можно в вашем присутствии! – он же, оказав нам честь, сел напротив михраба…». В своем комментарии составители доклада пишут, что утверждения Ф. Гюлена о том, что Пророк (с.а.с.) предложил ему прочитать проповедь и был одним из тех, кто ее слушал, не соответствуют никаким достоверным религиозным источникам, а значит являются либо «плодом его воображения», либо «ложью, придуманной для обретения неоспоримого авторитета в глазах своих последователей».

Авторы разбора указывают на то, что Ходжа-эфенди в назидательных целях нередко рассказывает в своих проповедях и выступлениях о снах, видениях наяву, чудесах (карамат) и т.п. При этом он подчеркивает, что все это относится к сфере субъективного и напоминает слушателям об общих религиозных нормах, связанных с ними (например, о том, что сны не являются объективным основанием для совершения действия – прим. пер.). В критикуемом составителями доклада отрывке из проповеди Ф. Гюлен рассказывает о сне, увиденном другим человеком, с целью мотивации своих слушателей.

Авторы разбора отмечают, что не может быть ничего предосудительного в том, чтобы рассказать другим об увиденном хорошем сне, поскольку Посланник Аллаха (с.а.с.) часто видел сны и сам рассказывал о некоторых из них. Он (с.а.с.) также спрашивал у сподвижников об увиденных ими снах и толковал их. Более того, в одном из хадисов сообщается, что Посланник Аллаха сказал: «От пророчества не остается ничего, кроме аль-мубашшират». Его спросили: «А что такое аль-мубашшират?» Он ответил: «Благие сны». Таким образом, с точки зрения Сунны Пророка (с.а.с.) представляется некорректным осуждать рассказы об увиденных снах в контексте чтения проповедей и толкование этих снов в качестве благих вестей для побуждения слушателей к праведным деяниям.

Продолжение следует

fgulen.com

Top