Работавший на Балканах сотрудник НРО сыграл роль в постановочном путче 2016 года (окончание)

MIT_Sen-2

Начало материала доступно по следующей ссылке

Согласно подполковнику Тунджаю Кочаку, руководителю отдела по борьбе с организованной преступностью Главного управления жандармерии, Шен был агентом НРО. Выступая 10 февраля 2020 года на слушаниях в 23-м суде Анкары по особо тяжким уголовным преступлениям, он заявил о том, что даже председательствующий судья понял, что Шен работал на турецкую разведку. Кочак поднял вопрос о том, что Шен мог привести к штаб-квартире иностранных боевиков из Боснии и Герцеговины.

Шен является одним из основателей [платформы] «Bosna Dayanışma Grubu» («Группа солидарности «Босния»») – [организации] прикрытия, которое помогает ему и его товарищам перемещаться по юго-восточной Европе. Во время боснийской войны в 1990-х годах его группа занималась не только поставками оружия и предметов снабжения, но и посылала на Балканы боевиков. В настоящее время он занимает публичную должность в Управлении вспомогательных служб Министерства образования.

Главное доказательство, подтверждающее, что попытка путча была операцией под чужим флагом, содержится в документе, который перечисляет события, произошедшие в ранние часы 16 июля, прежде чем они действительно имели место. Это позволяет предположить, что разведывательное ведомство запланировало целый ряд инцидентов для того, чтобы попытка государственного переворота казалась реальной.

Согласно официальному документу, написанному прокурором Анкары Сердаром Джошкуном, составлявшим обвинительные заключения для судебных разбирательств по делу о путче, события, которые произошли той ночью, были заранее известны турецким властям. Документ датируется 16 июля и на нем указано время 01:00 – с момента начала попытки переворота прошло три часа. Однако в документе упоминаются события, которые произошли после 01:00, что лишь подтверждает, что указанные события были на самом деле заранее запланированы оперативниками эрдогановского правительства, а не путчистами. Это также обнажило тот факт, что НРО желало большего кровопролития в этих хаотичных событиях.

Например, в документе упоминается бомбардировка турецкого парламента боевыми самолетами и говорится о том, что погибли люди. На самом деле в [здании] парламента произошли два взрыва, первый в 02:35, а второй – в 03:24. Никто не пострадал и не было до конца понятно, были ли взрывы в действительности вызваны бомбами, сброшенными с самолета. По характеру повреждений можно предположить, что взрывчатка, установленная на месте, была использована для взрыва секций [здания] парламента.

Другим предсказанием, сделанным прокурором Джошкуном, было рейд путчистов на отдельные частные телевизионные каналы, названия которых не упоминались. В ночь государственного переворота нападению со стороны пропутчистских войск подвергся только медиа-центр Doğan, в котором размещались телеканалы CNN Türk и Kanal D, а также газета Hürriyet. Нападение произошло в 03:10, спустя два часа после составления документа.

Документ предсказал бомбардировку президентского дворца за пять часов до того, как возле него раздался взрыв. Предполагаемые виновники, у которых были передовые военные самолеты F-16, чудесным образом промахнулись мимо огромного президентского комплекса в национальном парке и нанесли удар лишь по парковке и эстакаде около комплекса. Эти инциденты произошли в 06:19. Другими словами, неправильным было не только время, но и описание происшествия и целей[, нанесения ударов].

Более того, в документе утверждалось, что президентский дворец был осажден путчистами, которые хотели взять его штурмом. Однако позднее обнаружилось, что лишь 13 офицеров, в том числе трое высокопоставленных, и 10 рядовых отправилось во дворец, где располагались сотни охранников.

Также утверждалось, что в Анкаре были сброшены шумовые бомбы, хотя подобного события не было – источником шума был звуковой удар от реактивных самолетов, которые низко пролетали на высокой скорости. Отдельные инциденты, упомянутые в документе, вообще не происходили в ночь переворота. Например, в документе говорилось об осаде пропутчистскими войсками штаб-квартиры НРО в Анкаре и бомбардировке [зданий] Командования сил специального назначения и разведывательного подразделения Главного управления безопасности. Не имело место [и] упомянутое в документе назначение путчистами новых офицеров в качестве главы Генштаба и главнокомандующих видами вооруженных сил.

В то время, когда не было собрано никаких доказательств, а инциденты все ещё продолжались, документ назвал организатором путча Фетхуллаха Гюлена – мусульманского богослова, которые живёт в США с 1999 года.

Данный документ и содержащиеся в нём обвинения были использованы для выдачи ордеров в отношении сотен генералов, адмиралов, полковников, равно как гражданских лиц. Он был также указан в качестве улики для ареста тысяч судей, прокуроров, журналистов и иных людей. Ясно, что план турецкой разведки был подготовлен заранее и заговорщики зафиксировали события, которые либо не произошли, либо имели место часы спустя после того, как документ был сформирован. Запланированные события также показывают, что заговорщики желали вызвать возмущение в турецком обществе и именно поэтому они выбрали цели наподобие [здания] парламента, не имеющие смысла для подозреваемых путчистов, которые, наоборот, хотели бы в послепутчевый период иметь общественное мнение на своей стороне.

В конце концов Эрдоган получил то, что он хотел. Он консолидировал власть в своих руках, поменял парламентский режим страны на имперское президентство, устранил генералов и адмиралов, которые выступали против его трансграничных военных авантюр, подверг преследованиям оппозицию, посадил в тюрьму десятки тысяч людей, которые не имели никакого отношения к путчу, и закрыл почти 200 средств массовой информации.

Абдуллах Бозкурт

Nordic Monitor (перевод приводится с сокращениями)

Top