«Путч» 15 июля: «У вас ус отклеился!» (часть 4)

Ус отклеился - 4

Мы продолжаем рассказывать о противоречиях и странностях, связанные с событиями 15 июля 2016 года. В первой части мы рассмотрели два странных совпадения, имевших место за считанные дни до путча – подписание Турцией дополнительных протоколов к Европейской конвенции о выдаче и введение в действие ранее упраздненного протокола EMASYA, а также поговорили о странностях, связанных с пребыванием турецкого президента на отдыхе в Мармарисе. Во второй части мы остановились на странностях, связанных с отсутствием у «путчистов» плана действий, а также «чудесным спасением» Эрдогана от захвата со стороны команды спецназа и его «удачным» прилетом в Стамбул, и рассказали о «героических» прокурорах-«телепатах», которые «узнали» о «попытке свержения» законно избранного правительства из выпусков новостей, но задолго до того, как последние увидели свет. Третья часть была посвящена странностям, связанным с противостоянием между «путчистами» и их противниками в ночь с 15 на 16 июля.

8) Странные «атаки». Одними пулями, характером ранений и таинственными снайперами странности «путча» 15 июля не исчерпываются. Например, 16 июля 2016 года в 17:30 в ботаническом парке Командования полка президентской охраны было обнаружено взрывное устройство. Согласно официальной версии событий, ни одному «путчисту» на территорию президентского дворца проникнуть не удалось – небольшую группу военных, направившихся туда, довольно быстро обезвредили. Кто же тогда разместил это взрывное устройство на территории президентского дворца? С какой целью?

А что можно сказать об еще более странном событии, которое произошло 18 июля 2016 – в то время, когда уже тысячи людей были взяты под стражу и вовсю шли пытки «путчистов»? В 11:45 неизвестное лицо выпустило в направлении ворот №3 президентского дворца ракету класса «земля-воздух», использовав для этого, как предполагается, ПЗРК FIM-43 Redeye. Примечательно, что вооружение подобного типа было списано турецкими вооруженными силами еще 15 лет назад, а его остатки –  переданы на баланс НРО. Слабо верится, что кто-то из путчистов стал бы заниматься подобным средь бела дня и в месте с высокой концентрацией сотрудников президентской охраны и полиции. А вот версия о том, что сотрудники НРО таким образом решили сплотить народ вокруг правительства, создав видимость все еще сохраняющейся «путчистской угрозы»,  напротив, весьма логично ложится в общую канву событий. Если бы суды над «путчистами» стремились бы действительно докопаться до истины, то можно было бы отследить судьбу использованного для этой «атаки» оружия. Но нет – «не интересно».

9) Исчезновение и изменение улик. С уликами, которые фигурируют в деле о «попытке переворота», тоже не всё в порядке. Одни, например, имеют тенденцию «испарятся», как это, в частности, произошло с пистолетом-пулемётом MP-5 с серийным номером 11CO1248, который, как утверждалось, был использован для ранения Тургута Аслана и убийства Хасана Гюльхана. Эта значимая улика исчезла из дела, а соответствующие записи были стёрты. Другой пример: вскрытие тел капитана Ильяса Пекдемира и лейтенанта Абдулькадира Карадага показало, что на трупах имеются по три входных пулевых отверстия и по одному выходному. В обоих случаях прокурору в качестве улик были предоставлены по одной пуле, которые были извлечены из каждого тела. Вторые пули где-то «затерялись».

Другие улики демонстрируют весьма странные метаморфозы. В этом отношении любопытен  пример эпизода, связанного с расследованием обстоятельств смерти Омера Джана Ачыкгёза. Согласно результатам судебно-медицинского исследования трупа от 2 августа 2016 г. на теле убитого имелось два входных пулевых отверстия; одна пуля была извлечена из тела и приобщена к уликам. В заключении полицейской криминалистической лаборатории полиции Анкары от 14 февраля 2017 эта пуля вдруг превратилась в «металлический предмет», который «невозможно точно идентифицировать».  В баллистической экспертизе, датированной 11 февраля 2019, упоминается уже «ядро», которое опять-таки «не подлежит идентификации».

Манипулируя подобными уликами, можно скрыть от следствия и суда реальных убийц, поэтому подсудимые «путчисты» неоднократно обращали внимание суда на странности, подобные вышеназванным. Но, как вы уже могли догадаться, столь вопиющие нарушения, связанные со сбором доказательной базы по делам о «путче», судами рассматриваются как нечто совершенно ординарное.

Наконец, некоторые улики, как оказалось, могут сначала «отсутствовать», а потом «появиться», правда сделать это только на бумаге, так и не добравшись до суда. В частности, в ходе судебных разбирательств оказалось, что видеонаблюдение в районе, расположенном между президентским дворцом и Главным управлением жандармерии во время  «путча» не осуществлялось! Да-да, на этой территории, которая считается самой защищённой в Турции, камер видеонаблюдения до 24 ноября 2016 года не было. По крайней мере, так утверждалось в официальном ответе полиции Анкары, которое поступило в суд после настойчивых требований подсудимых «путчистов» провести исследование записей с камер видеонаблюдения. Подсудимые всё не сдавались и тогда полицейские направили в суд еще один ответ, датированный 14 ноября 2019 года, в котором утверждали, что записи с камер видеонаблюдения находятся в архиве и могут быть при необходимости предоставлены суду. Судебное разбирательство по этому делу уже вышло на финальную стадию, но записи до суда так и не добрались.

10) Подозрительная организованность толпы. В завершение отметим и такую странность, как организованность толпы, которую трудно ожидать без наличия в ней профессионалов, которые занимались бы координированием движения и действий людских потоков. Эта странность является настолько очевидной, что ее отмечают даже высокопоставленные сторонники ПСР. Например, выступая перед парламентской комиссией по расследованию событий 15 июля, депутат парламента Равза Кавакчи Кан заявила: «Весьма примечательно, что анализируя ту ночь, мы видим, что каждый находился там, где следовало. То есть наши граждане не собрались в одном только месте, не все поспешили на мост, а все направились в различные места. Это весьма примечательно. Да, это милость Аллаха, как мне кажется, но помимо этого как это произошло – мы этого не знаем». Губернатор Стамбула Васип Шахин поддержал ее, заявив: «… люди весьма примечательным образом, словно ранее они отработали это в ходе совместных учений, в рамках некого инстинкта устремились к тому, чтобы разом осуществить вмешательство в различных точках».

Sapienti sat, однако совсем уж вопиющим свидетельством организованного характера «народного сопротивления» во время событий 15 июля звучат незамысловатые признания Берата Кулунъярабба, который проходил пострадавшим по делу о событиях, имевших место на мосту через Босфор: «У меня есть знакомый из органов госбезопасности, поэтому я знал, что 15 июля 2016 года будет иметь место попытка государственного переворота. Поэтому 14 июля 2016 года я прибыл на автобусе в Стамбул и принялся ждать в районе Умрание. После того, как стало известно, что мятеж начался, я отправился к мосту через Босфор».