«Путч» 15 июля: «У вас ус отклеился!» (часть 3)

Ус отклеился - 3

Мы продолжаем рассказывать о противоречиях и странностях, связанные с событиями 15 июля 2016 года. В первой части мы рассмотрели два странных совпадения, имевших место за считанные дни до путча – подписание Турцией дополнительных протоколов к Европейской конвенции о выдаче и введение в действие ранее упраздненного протокола EMASYA, а также поговорили о странностях, связанных с пребыванием турецкого президента на отдыхе в Мармарисе. Во второй части мы остановились на странностях, связанных с отсутствием у «путчистов» плана действий, а также «чудесным спасением» Эрдогана от захвата со стороны команды спецназа и его «удачным» прилетом в Стамбул, и рассказали о «героических» прокурорах-«телепатах», которые «узнали» о «попытке свержения» законно избранного правительства из выпусков новостей, но задолго до того, как последние увидели свет.

7) Вооруженные «гражданские» и нетипичные пули. Одной из странностей, повсеместно присутствующей в свидетельствах о событиях 15 июля, являются противоречия, связанные с имевшим тогда место вооруженным противостоянием между «путчистами» и их противниками. Официальный нарратив путча исходит из того, что служащие вооруженных сил Турции применяли в ту ночь силу для свержения законно избранного правительства, в том числе стреляя по безоружным гражданам, которые «встали на защиту демократии». Однако при ближайшем рассмотрении то тут, то там начинают вылезать различные нестыковки. Показателен в этом отношении вопрос, заданный Тарыком Кая, обвиняемым по «делу о Главном командовании жандармерии», Мехмету Акифу Арслану, который проходит по тому же делу в качестве обвиняемого: «Вы заявили о том, что являетесь религиозным деятелем. Вечером 15 июля вы вели огонь из автомата Калашникова с деревянным прикладом. Откуда у вас это оружие?». Однако судья поспешил замять эту тему.

Судью понять можно – дела, связанные с «путчем», подготовлены стороной обвинения столь небрежно, что приходиться прилагать усилия для того, чтобы весь этот карточный домик не развалился в результате логично выстроенной защиты, которую используют обвиняемые. Вот и приходится «не замечать» вопиющие нестыковки и странности. А ведь специфические типажи, действовавшие 15 июля от имени народа, представлены не в единичных экземплярах. Вспомните, например, мужчин, которые занимались линчеванием безоружных курсантов на мосту через Босфор. Вообще, среднестатистический турок с симпатией и эмпатией относится к солдатам – это, во многом, вызвано обязательностью службы в вооруженных силах, поэтому многие мужчины либо сами имеют опыт армейской службы, либо у них есть близкие, проходящие военную службу по призыву. А вот линчеванием курсантов, вероятно, занимались люди, которые вышли на улицы не для противостояния попытке переворота, а для того, чтобы убивать. Собственно, некоторые из них этого особо и не скрывали.

ПУТЧ-3

Довольно много странностей вокруг событий 15 июля связаны с использованными тогда боеприпасами. Например, в рамках расследования эпизода о ранении Тургута Аслана и убийстве его телохранителя Хасана Гюльхана на месте преступления было собрано 377 гильз калибра 5,56 мм, которые, согласно результатам баллистической экспертизы, были выпущены из 44 различных единиц оружия. На скамье подсудимых – 26 военнослужащих. Кто же тогда вел огонь из оставшихся 18 стволов? Суду это «не интересно».

Другой пример: согласно результатам вскрытия, Мустафа Авджы, Якуп Башыбюйюк и Омер Такдемир были убиты бронебойными патронами со стальными наконечниками калибра 9 мм. Проблема в том, что турецкие вооруженные силы подобных патронов не имеют. Трое других погибших, Умит Чобан, Медет Экизджели и Рустем Ресюль Перчин, были убиты из оружия, которое, как установила баллистическая экспертиза, не принадлежало военнослужащим, обвиняемым по «делу о Главном командовании жандармерии». Но судьи опять-таки предпочитают «не замечать» всё это, ведь иначе придется искать таинственных снайперов, стрелявших в ту ночь в гражданских, а также агентов Национальной разведывательной организации (НРО) и сотрудников SADAT, которые в ночь «путча» работали над тем, чтобы сделать «попытку государственного переворота» максимально кровавой. В частности, от рук неизвестного снайпера погиб Эрол Олчок, который, согласно официальной версии, направлялся в сторону военнослужащих для того, чтобы убедить их сдаться. Он был убит выстрелом в спину, причем выстрел был произведен под нисходящим углом. Турецкий журналист Ахмет Донмез, который в свое время провел масштабное журналистское расследований событий 15 июля 2016 года, в своей статье, посвященной действовавшим в ту ночь снайперам, приводит множество соответствующих свидетельств, сделанных очевидцами событий. Задействование в ту ночь снайперов для стрельбы по «путчистам» подтвердил в ходе слушаний на парламентской комиссии и командир полицейского спецназа Эрарслан Эр.

ПУТЧ-4

Имеются и более объективные доводы. К ним, в частности, можно отнести характер ранений гражданских, погибших во время путча. Например, из восьми погибших во время противостояния населения и военных на базе Акынджы, шестеро погибли от выстрелов в голову (пятеро – от выстрелов, произведенных сзади, один – от выстрела, произведенного справа сбоку). При этом во время противостояния военные и гражданские находились друг напротив друга на расстоянии около 5 метров. Если бы военные, как утверждается в соответствующем обвинительном заключении, открыли с близкого расстояния огонь на поражение, стреляя, в том числе, по разбегающимся людям, то часть убитых, действительно, была бы убита выстрелами сзади, однако в этом случае характер ранений был бы другим – пулевые отверстия на телах погибших должны были бы располагаться в хаотичном порядке (тем более, что согласно показаниям свидетелей, военные предупреждали, что если собравшиеся не разойдутся, то они вынуждены будут начать стрелять, сначала – в воздух, а затем – по ногам). Выстрелы в голову могут указывать на работу снайперов, причем сами обвиняемые утверждают, что снайперская стрельба слышна на имеющихся записях. Но суд не стал изучать этот вопрос, ведь «виновные» и так уже известны.

Другой пример: убийство 35-летнего Баттала Ильгюна, которое было совершено в тот момент, когда он совершал утренний намаз на газоне перед президентским дворцом. Согласно результатам судебно-медицинской экспертизы трупа, Ильгюн погиб от пули, которая вошла в тело в области левого предплечья и вышла из него в области правого соска. Таким образом, направление выстрела было слева. Среди судебных документов имеется и подробная схема места происшествия. Так вот, учитывая, что во время намаза Ильгюн должен был находиться лицом в сторону Каабы, он никак не мог быть убитым выстрелом со стороны «путчистского гнезда» –  Главного управления жандармерии. Смертельный выстрел мог быть произведен лишь со стороны Лесной фермы Ататюрка.

Продолжение следует

Top