Пророк Мухаммад и слово – 2

mosque

Посланник Аллаха был идеальным наставником. Он не получил образования, не кончал медресе, он был свободен от влияния всякого рода образовательных и воспитательных систем. Но благодаря полученным от Всевышнего таким качествам как физическое совершенство, искренность, твердость убеждений, Пророк оказался готовым к восприятию Откровений Всевышнего и донес их человечеству в полной сохранности.

Его натура, благородный характер, разум, духовность, чувства были настолько связаны с пророческой миссией, что каждое из Откровений Всевышнего без малейших искажений достигало своей цели.

Божественное Откровение исходило от самого чистого источника и предназначалось также открытому и благородному сердцу. Оно было озвучено самым ясным, изящным и красноречивым языком (соответственно уровню слушателей) и явилось признаком его пророческой миссии. В то же время оно было его пищей, светом и Бураком на тех трудных и сложных путях, которые ему приходилось преодолевать, привлекая людей к исламу. Божественное Откровение служило неопровержимым доказательством его посланничества даже в глазах недругов.

Обращаясь к людям с Откровениями Аллаха, он возглашал о своей миссии Пророка и объявлял, что послан свыше. Он черпал из волшебных сокровищниц Откровений то, что ему было необходимо для убеждения людей, для решения их проблем, и в борьбе с врагами пользовался тем же алмазным мечом Веры и Убеждения.

Коран был для него всем: воздухом и водой, оружием и доспехами, крепостью и башней, знаменем, развевающимся на башне… Он дышал Кораном, с ним, как облако, устремлялся к небесам. С ним, как капли дождя, устремлялся на помощь тем, кто на земле. С ним сражался против тьмы, им оберегался от всякого зла. С ним Мухаммад (с.а.с.) сам становился светом, лившимся на всех.

Этот Владыка Слова, красноречивый язык мудрости, зеркало, отражающее бесконечные знания и откровения Аллаха, средоточие Божественных вдохновений, решал очень многие вопросы, с которыми к нему обращались – духовные, общественные, экономические, политические. Он разъяснял и толковал неясное, неопределенное, что возникло с приходом Корана. Он привлекал внимание не только к принципиальной важности откровений Корана, но и своих высказываний. Да и невозможно представить, чтобы обращающийся ко всему человечеству со своей всеобъемлющей миссией пророк, проповедник, наставник был бы другим.

Во времена, когда господин наш был удостоен чести стать Пророком, образно говоря, «самым ходовым товаром на рынке было красноречие». Позже арабы – этот остроумный и блестяще знающий литературу народ, умеющий оценить ясность рассудка, весомость слова, краткость и глубокомыслие речи, превозносил его, который был светлейшим представителем Божественного Откровения во всех проявлениях . Он умел заставить слушать себя, принять и никогда не было сомнений в истинности его речей. Если бы против его слов и мыслей была бы направлена малейшая критика, хоть малейшее возражение, то все его недруги прошлого и настоящего непременно воспользовались бы этим, раздули бы эту критику, оповестили бы об этом всех и вся. Они непременно затеяли бы смуту, и не одну, а тысячи смут, ибо долго не находили в его учениях уязвимых мест и пользовались любыми методами, даже самыми недозволенными, вплоть до постыдной клеветы, чтобы нанести ему удар, низвергнуть с высот, унизить в глазах людей. Но, хвала Аллаху, ничего подобного не произошло и не произойдет в будущем…

Среди его сподвижников были сотни таких мастеров слова, как высокочтимые Лябид, Ханса, Кааб, Хассан и Ибн Раваха (р.а.); и сотни таких ораторов, как высокочтимые Абу Бакр, Омар, Али, Муавия, Амр ибн Ас и Ибн Аббас (р.а.). Сотни улемов-правоведов и мудрецов считали его учителем, наставником и духовным руководителем. В последующие же века великие хранители и толкователи хадисов, гении проникновенного толкования Корана, не имеющие себе равных законоведы — факихи, авлия, муджаддиды и муджтахиды — всегда считали его глубокую, как море, сокровищницу слова самым благостным, самым чистым и верным источником.

Да, его сунна, наряду с Кораном, всегда была самым верным источником для муджтахидов, самым надежным крылом для тех, кто парил в небесах истинного знания, самым чистым источником знания для ученых, самым светлым источником вдохновения святых.

Он раскрыл такие глубокие темы, как сотворение человека, его путь в рай или ад, пробуждение человеческой души к знанию Всевышнего, а также созерцание Божественной красоты, суть Веры, мельчайшие тонкости богослужения… Об этом он говорил на таком безукоризненном и простом языке, столь сообразно уровню каждого, что, за исключением Корана, невозможно представить равный ему по силе и образности язык.

С осторожностью и корректностью, которых требует тема, с чувством меры описывает Посланник Аллаха Конец Света и воскресение из мертвых, Божий Суд и рай с адом, оцепенение с оттенком надежды, и ужас, обращающийся в усладу, ангелов, джиннов и сатану, веру и богоугодное дело.

Представленные Посланником Аллаха величавые картины завораживают слушателя, он словно ощущает себя свидетелем того, как наполняются верой чистые сердца, как расцветают они вместе с исламом, как превращаются они в райское дерево Туба.

Его речи, люди понимали, что намаз подобен верному спутнику, сопровождающему всегда человека; другу, устраняющему его одиночество и освещающему путь. Что омовение Верой непрерывно течет по жилам, подобно чистому ручью, протекающему рядом с его домом и смывающему любую грязь. Что азан и икамат , подобно врезающимся в небо кипарисам, приводят в ужас дьяволов, а в души идущих на молитву вселяют блаженство и усладу. Что закят и милостыня, подобно мосту, объединяют людей, оторвавшихся друг от друга. Что пост, словно щит, хранит своего хозяина и способствует вхождению его в рай, становясь таинственными вратами и слугой, предлагающим райский напиток. Что хадж, словно портной латает дыры и подобно мойщику смывает пятна, собирает всех верующих вместе. Что джихад (радение, стойкость на пути Аллаха), словно герой, встает грудью, закрывая пути в ад, и открывает дорогу в рай. Что зикр и молитва как будто устанавливают связь между Творцом и творениями и связывают их. Что призыв к дозволенному и запрет недозволенного подобны охраннику, стоящему у двери и контролирующему вход и выход. Поддержание родственных связей можно уподобить матери, с распростертыми объятиями зовущей детей к себе, предостерегающей и увещающей, делающей наставления и ведущей отпрысков своих за руки, боясь, что они сойдут с пути…

Да, описанное им является отдельной темой для целых томов исследований. Оставляя тщательное изучение и их анализ ученым будущего, лишь остановимся на некоторых из известных его благодатных слов.

Источник: Fethullah Gülen. Sonsuz Nur. Nil Yayınları, 1. cilt, 2008, 671 s.

Top