Пророк Мухаммад и слово – 1

Al-Masjid-an-Nabawi-or-the-Prophet-Muhammad’s-Mosque-in-the-holy-city-of-Medina

Пророк Мухаммад (с.а.с.) в совершенстве владел словом. И разве могло быть иначе, если Всевышний послал его, чтобы он стал выразителем и толкователем Его Слова.

Во все времена каждым человеком, сообразно его уровню, было сказано много хороших слов, но в словах Лучшего из лучших (с.а.с.) — иная глубина, иная услада. Его речь была столь приятна, а слова столь проникновенны, что, когда он говорил, кружилась голова, теплели взгляды, замирали сердца, разум смирялся, воскрешались чувства человеческие и буквально окрылялись души. Аллах даровал ему такую силу, что те, кому посчастливилось слушать его, пребывали в состоянии священного трепета от одного присутствия Султана слова, чьи речи — самые содержательные и впечатляющие. Как только с уст его начинали слетать перлы мудрости, умные мужи буквально теряли дар речи. Когда он рассуждал о красоте и правде, сладостный шербет уст его питал души внимающих ему. Когда он своими огненными речами развенчивал зло, оно тонуло в своем отталкивающем уродстве. Когда же поднимался с твердыми доказательствами и не вызывающими сомнения подтверждениями истинности своей миссии, он обрекал мракобесие на поражение. Он осознавал свои достоинства и говорил о них только с целью выражения благодарности за это Аллаху: «Я — Мухаммад, Пророк – умми,[1] нет пророка после меня! Я удостоен способности «джавамиуль-калим»[2], — говорил он. Этими светозарными словами Посланник Аллаха провозглашал, что является непревзойденным мастером слова прошлого и будущего[3].

Действительно, этот Султан пророков был божественным соловьем, чье живительное дыхание осеняло сочиняемые им оды, воспевающие райские цветы. В каждой его соловьиной песне, неизменно чарующей, билось его сердце. Нежнейшие ростки его благоуханного сада были похожи на раскрывшиеся весенние почки, на пробудившиеся к солнцу цветы, услаждавшие утро других людей. Это было пиршество слов, свежих, как бутон, на лепестке которого блестела капелька росы. Насладиться этим пиршеством слов, отведать всех его прелестей, было дано лишь тем счастливцам, что были приближены к нему.

Этот Мастер слова (с.а.с.), образно говоря, выковал из слов такой меч, описав которым один лишь круг над головами людей, добивался того, что все ложные и фальшивые слова улетучивались в гнездилища летучих мышей, а все химеры исчезали за горой Каф[4]. В его словах били такие родники, что в одночасье пустыни джахилии превращались в райские кущи и образовывались такие водопады, что все, чьи сердца были открыты вере, оказывались в числе тех, кто стремился к этим водопадам, увлекающим людей в океан вечности.

Если бы не его слова, озаренные светочем Откровения, мир навсегда остался бы в хаосе. Он иссек полог лика природы мечом слова и книгу Закона Божьего украсил узорами слов.

Все мужи слова прошлого и настоящего были хористами в том многоголосье, что воспевало Господа. Он стал хормейстером этого хора соловьев… Пророки и святые — все шли и строили круг радеющих. Он же, назначенный стоять в центре этого круга, явился, чтобы сотрясти небо и землю. Каждое из яств его небесного застолья было извлечено для него из самых потаенных уголков райского сада, даровано ему в ларце, к которому еще никто не прикасался. То были плоды от щедрот Всевышнего. До Посланника Аллаха никто не видел их и не притрагивался к ним.

Вдохновляясь, этот Славный Соловей выводил тончайшие мелодии, в которых воспевались прекрасные райские цветы. В такой момент все умолкали, обращались в слух, а души их трепетали под воздействием его речей.

Да, его слова были подобны морской волне, выбрасывающей на берег жемчуга, или низвергающемуся с вершин водопаду, сходны с бьющими из глубин земли родниками… И невозможно ни описать волнение моря, ни разгадать тайну водопадов, ни понять, из каких глубин бьют те родники. Многие ученые, мастера слова, вплоть до нашего времени, пытались постичь тайну его слова. Тысячи мыслителей обращались к этому животворному источнику, посвящая свои жизни изучению его глубин. Но он все равно оставался недосягаемым, непознаваемым. Здесь было бы уместно привести стихи одного из поэтов, посвященные Корану:

Давно не девственно уж мирозданье, и суть его известна,
Но речь Посланника не тронута, еще свежа.

Как трудно судить о море по одной капле или дать представление об особенностях солнца по мельчайшей частице, так и не могут быть представлены во всей полноте те, что в сравнении с другими являют собой совершенство (авлия, улемы, праведники) и воспринимаются как частицы истины Мухаммада[5].

[1] Умми – человек, не умеющий ни читать, ни писать; не получивший образования. Понятие умми не означает невежество. И люди образованные могут быть невеждами.
[2] Джавамиуль-калим – особое качество, дарованное Аллахом Пророку. Оно заключалось в умении кратко излагать глубокие мысли наиболее изящным и доходчивым словом.
[3] Канзуль-уммаль, 11/425.
[4] Гора Каф – символ края света.
[5] Истина Мухаммада – понятие, выражающее физическое и внешнее содержание личности Пророка Мухаммада (с.а.с.) и его миссии.

Источник: Fethullah Gülen. Sonsuz Nur. Nil Yayınları, 1. cilt, 2008, 671 s.

Top