Происхождение суфизма

sufism-vector

Как показывает история развития исламских наук, шариатские нормы права не записывались в первые дни ислама. В связи с тем, что законы и нормы, касающиеся ритуала и вероубеждений, постоянно повторялись и практиковались, их легко можно было выучить и запомнить. Поэтому собрать и зафиксировать шариатские нормы не составило особого труда, так как по сути дела оно представляло собой своего рода личное жизнеописание. Это было аналогично тому, как если бы мы излагали на бумаге то, чем живём. С другой стороны, вышеупомянутые области знаний – это жизненно важные вопросы, которыми непосредственно должен интересоваться каждый мусульманин. Поэтому учёные в первую очередь обратились именно к этим областям религиозных знаний – стали писать книги и брошюры по данной тематике. Правоведы занимались изданием книг по юриспруденции, знатоки хадисов – сбором и фиксацией преданий-хадисов, богословы – пояснением вопросов по основам веры, а комментаторы Корана– толкованием и кораническими науками. Каждый в своей области, они ясно и чётко изложили возвышенные истины исламской религии, проявив при этом ни с чем не сравнимые старание и усердие.

В то же время знатоки суфизма, которые придавали большее значение духовной стороне Истины Мухаммада, опираясь на те же самые источники, заостряли внимание на аспектах, связанных с суфизмом. Уделяя особое внимание таким темам, как человеческая сущность, основы мироздания и внутреннее состояние человека и Вселенной, они настойчиво пытались обратить свои взоры за пределы материального мира. Они старались приложить к комментариям, осуществленным толкователями Корана, к преданиям знатоков хадиса, к правовым решениям и выводам юристов свою воздержанность, духовную практику, очищение сердец, душевное очищение, иными словами, добавили к ним наслаждение от своего ощущения целостности религиозного понимания и практики; так разработали школу суфизма. Благодаря этому духовная жизнь ислама опирающаяся на практическую платформу и связанная с душевной активностью (по типу аскетизма), набожностью верующих, с религиозной педантичностью богобоязненных, утончённостью восприятия искренних, воодушевленных любовью к Богу, отзывчивостью на чужие страдания обрела научную методику, образовала науку суфизма, с характерной для неё спецификой, закономерностями, задачами, правилами и терминологией. Даже если эта научная практика на данный момент и представляет собой различные направления, то по своей сути она, несомненно, является сущностью, своеобразным нектаром Истины Мухаммада.

Однако реальность такова, что обе стороны проблемы – ясные законы шариата и душа шариата, выраженная в самоконтроле, аскетизме и самокритичности – были восприняты как разные, иногда взаимоисключающие элементы. Они были представлены как враждебные по отношению друг к другу области знаний, ибо люди в какой-то момент сочли, что первое – это чистая демонстративность, а второе – сугубая сакраментальность. С виду может казаться, что такое противостояние отчасти поддерживается тем, что первую область представляют правоведы и муфтии, а вторую – суфии, однако на это можно посмотреть и так, что каждый старается защитить свою область занятий.

Аналогично тому, как улемы-правоведы, знатоки хадисов и толкователи Корана ещё со времён Пророка руководствуясь определёнными методами и правилами, обращались к Корану и сунне, написав много замечательных трудов в своей области, суфии, обратившись к Корану и сунне, вынесли из этих первоисточников такие понятия, как аскетизм, самокритичность, самоконтроль, различного рода душевные настроения. Они и, добавили к ним свою духовную практику в виде зкстазной любви, к Богу, душевного восторга, самозабвенности, увлечённости и восторженности, пытались привлечь этим людей, чье поведение считали фальшивым и нарочитым.

На самом деле цель обеих сторон состояла в достижении довольства Аллаха, не изменяя божественным велениям и запретам. Однако из-за того, что не удавалось установить полного равновесия согласно исламским критериям, люди впали в крайности, что привело к противостоянию и разделению, которое мы якобы наблюдаем на данный момент. О фундаментальных различиях говорить не приходится, также следует отметить, что отдельное изложение различных религиозных аспектов и представление их отдельными группами лиц не является разделением. В том, что исламская юриспруденция занимается ритуалами социально-правовыми нормами, т.е. упорядочивает умственную и физическую деятельность, поступки человека, а суфизм, идя по пути его духовного совершенствования, очищения сердца и души, старается поднять душевный и жизненный тонус человека и способствовать его самосовершенствованию, нет никакого разделения и противостояния.

О разделении не может быть и речи, наоборот, суфизм и юриспруденция ислама представляют собой два факультета одного и того же университета, где каждый из факультетов обязался научить своих студентов двум сторонам шариата для применения их в повседневной жизни. Это такие факультеты, которые дополняют друг друга, и целостность университета напрямую зависит от их целостности. Один из них учит тому, как нужно выполнять моления, как очищаться для поклонения, как совершать намаз, соблюдать пост, выплачивать закят и каких принципов придерживаться в гражданских отношениях. Что же касается другого факультета, то он акцентирует своё внимание на связи ритуала и правовых отношений с сердцем и душой, изучает способы, с помощью которых физическую сущность можно перевести в человечность истинную, духовную, указывает пути становления совершенным человеком. Поэтому ни одна из сторон не терпит пренебрежительного к ней отношения…
Хотя некоторые ещё и называют улемов-правоведов и исследователей сунны «экзотеристами», «церемониальными учёными», суфии всегда опирались на фундаментальные принципы шариата и по разработанной методике скрупулёзно согласовывали свои мысли и поступки с Кораном и сунной. Такие авторы и их работы, как Мухасиби – «Васая» и «Риая», Калабази – «ат-Таарруф ли мазхаби ахлит-тасаввуф», Туси – «аль-Лума», Абу Талиб Мекки (ум. 619 г. Р.Х) – «Кутуль-кулуб», Кушайри – «Рисала» – всего лишь несколько жемчужин из сей сокровищницы…

Среди них есть труды, посвящённые только одной тематике, к примеру, «самокритике и самоочищению», а есть и объёмные произведения, охватывающие различный спектр тем. Следом за этими великими личностями появился худжжат уль-ислам имам Газзали, автор выдающегося произведения «Ихъя улум ад-дин», заново проследивший путь суфизма, все его правила, составляющие и терминологию. Таким образом, определив принимаемые общие для всех духовных лидеров моменты, и подвергнув критике то, что следовало критиковать в очередной раз, имам Газзали объединил эти два кажущиеся независимыми друг от друга благословенных течения. Это привело к тому, что впоследствии многие суфии, убедившись в том, что их наука является лучом, одной из областей шариатских наук, стали повсюду проповедовать единство и целостность… они объединились и сплотились с людьми, которых ещё вчера унизительно называли «церемониальными учёными». Кроме того, и учёные, и знатоки суфизма обнаружили между собой очень много общего. Они внесли в программу обучения медресе такие дисциплины, которые в суфизме понимаются иначе, а именно: наука о душевном состоянии, понятие достоверности и убеждённости, постижение искренности и нравственности, а также многие другие истины, связанные с чувствами и духовностью.

Несмотря на то, что суфизм является путём поклонений, где внимание больше акцентируется на внутреннем мире, где шариатские нормы больше рассматриваются с духовной стороны, со стороны их воздействия на сердце и проявлений в глубине души, а также будучи более сокровенным, абстрактным и, следовательно, более трудно постижимым в сравнении с другими направлениями в исламе суфизм, если смотреть на его истоки и цели, не противоречит ни одному из направлений ислама, берущих своё начала из Корана и сунны. Более того, как и все шариатские науки, суфизм берёт за основу Коран, сунну и выводы праведных предшественников, а также акцентирует внимание на науке, познании, обретении непреложных знаний, искренности и добродетели.

Если суфизм и характеризуется как эзотерика, наука таинств, наука душевных состояний и позиций, наука о посвящениях и т.д., то это не означает, что он обособляется от других исламских наук. Эти названия и определения исходят из разного рода чувственных ощущений удовольствия, получаемых от практики шариата различными людскими темпераментами и течениями. Противопоставлять друг другу фундаментальные мысли и выводы служителей шариата и точку зрения суфиев значит искажать суть дела. Реальность такова, что на протяжении истории всегда были как фанатичные суфии, так и формалисты правоведы, знатоки хадисов и толкователи. Однако по сравнению с приверженцами крайностей придерживающиеся золотой середины всегда составляли большинство. Исходя из того, что некоторые правоведы и суфии допускали в адрес друг друга некорректные выражения, категорически неверным будет полагать, что якобы между ними существуют серьёзные противоречия и противостояние. Ибо всегда число затевающих ссору и принимающих в ней участие по сравнению с людьми терпимыми и снисходительными было намного меньше, подобно капле в море. На самом деле это вполне естественно, потому что источник, из которого черпают знания обе стороны, один и тот же… в равной степени как суфии, так и ученые-правоведы обращались к Корану и сунне для вынесения правовых положений.

По сути дела принципы, которыми руководствуются суфии, не особо отличаются от тех, которые проповедует исламское право и его исследователи. В основном обе стороны проповедуют праведность и благородство. Кроме того, суфии ещё и проповедуют такие понятия, как благочестивые поступки, высокая мораль и самоочищение. Посредством благочестивых поступков душа открывается к божественному познанию, тем самым человек направляется к искренности и довольству, следовательно, любое шариатское положение будет выполняться с радостным чувством поклонения. Будут исполняться с радостью, так как теперь в душе есть другая душа, за одним познанием следует другое познание, а вместо одного языка появился другой язык.

Так вот божественные начала, принявшие ясные очертания при помощи суфизма и высокой морали, развиваются и достигают своего апогея. … При помощи борьбы со своим «нафсом», уединения, молитв и самоконтроля занавесы раскрываются, и человек погружается в благостную атмосферу инобытия. Таким образом, обобщённая вера, в очередной раз подкреплённая сладостными ощущениями и озаряющим взглядом за ширму материи, обретает твёрдый и непреложный характер.

Новые Грани № : 11
Апрель — Июнь 2007

Top