Проекты религиозного государства и набожного поколения (окончание)

Dindar_devlet_nesil-2

Начало материала доступно по следующей ссылке

Слежка за личной жизнью

Однажды ночью досточтимый Умар вместе с Абдуллахом ибн Масудом обходил город. Из одного дома доносился чрезмерный шум и Умар проник внутрь, перепрыгнув через забор сада. Сидящий во дворе старик пил вино, а находившаяся рядом женщина танцевала и пела. Досточтимый Умар разгневался увиденным и отругал старика, сказав: «Неужели ты, будучи в таком возрасте, не стесняешься пить в компании женщины?».

Пьющий вино старик ответил так: «О повелитель правоверных! Я совершаю один грех. Ты же одновременно совершил три греха».

Досточтимый Умар удивился, а старик продолжил:

«Во-первых, Всевышний Аллах велел: «Не следите друг за другом» (49:12), ты же вошел в мой дом и следил за мной. Во-вторых, Аллах велел: «Входите в дома через двери» (2:189), ты же перепрыгнул через забор. В-третьих, Аллах велел: «О те, которые уверовали! Не входите в чужие дома, пока не спросите позволения и не поприветствуете миром их обитателей» (24:27), ты же поступил не в соответствие с этим [предписанием]».

Досточтимый Умар, известный своим правдолюбием, попросил прощения и ушел оттуда.

Пытаться возвысить религию посредством государственного принуждения, запрещать совершение грехов или предпринимать попытки ликвидировать «вопросы» идёт вразрез с логикой испытания и противоречит духу религии.

Изучение примеров показывает, что присоединение религии к государству всегда наносило религии вред. Общей характеристикой государств, которые больше всего вредят мусульманству, является то, что они имеют «исламскую маркировку».

Если вы встроите религию, которая ограничивается призывом [к истине] и увещеваниями, в структуру государства, основанного на принуждении и использовании силы, то эта система будет плодить лишь лицемеров-управленцев и лицемеров-индивидов.

Например, поскольку в Иране ислам насаживается государством, люди далеки от религии. Массы волей-неволей ведут двуличный образ жизни. Другим примером является Саудовская Аравия. Внутри границ государства женщины ходят в никабе, а мужчины – в халатах, но стоит им пересечь границу, как они (конечно же, не все!) перестают признавать какие-либо «границы».

«Если вы насильно захватите власть в стране и посредством государственного принуждения сделаете людей религиозными, то вы превратите людей в лицемеров и паразитов, которые демонстрируют двуличие по отношению к государству. В своей стране эти люди выглядят набожными, но отправившись за границу ведут жизнь идущуюю вразрез с религией и открытую для греха. Уважение к праву снижается, показуха возрастает» (Almeida, M. In Conversation with Fethullah Gülen // Asharq Al-Awsat. 2014. 24 марта [цитата приведена в соответствие с турецкой версией репортажа, опубликованной на fgulen.com]).

Когда те, кем движет миссия привить людям любовь к Аллаху и религии, прибегают для этого к принуждению, призыв [к истине] приводит к обратному. Подобные принуждения могут превратить религию в посмешище даже в глазах диктатора.

Урок от диктатора

В одном из своих выступлений египетский диктатор Насер рассказал следующее:

«Мы хотели достигнуть компромисса с «Братьями-мусульманами», если бы они пожелали сделать это в корректной и подходящей манере. Я встретился с их лидером [Хасаном Исмаилем аль-Худайби]. Первым, что он от меня потребовал, было введение в Египте покрытия головы. Он сказал: «Пусть все женщины на улицах носят платок, ты за это отвечаешь!». Я же ответил ему: «Мэтр, у тебя есть дочь, которая учится на медицинском факультете. Ее голова не покрыта, платок она не носит. Почему же ты не заставляешь ее покрывать голову? Ты одного человека не можешь заставить покрыть голову, а от меня хочешь, чтобы я 10 миллионов египетских женщин заставил это сделать!»».

Насер был диктатором-беззаконником, но в этих словах он был прав.

Ещё одним «осложнением» принуждения является то, что оно плодит врагов религии и людей без веры. Используя силу, государство может ввести обязательный дресс-код, но насильно завоевать чье-то сердце оно не сможет.

Нулевой является вероятность того, что человек, видевший Иран или Саудовскую Аравию, станет испытывать симпатии к исламу, глядя на эти [режимы] управления и принуждения. Ни в каком регионе мира нет людей, которые перебирались бы сюда, говоря «Как прекрасно это мусульманство!». Эти страны, имеющие «исламскую маркировку», не вызывают симпатию к исламу, а наоборот, вызывают к нему антипатию и подпитывают исламофобию. Эти места не являются пригодными для жизни даже мусульман, являющихся вынужденными переселенцами. Не является анормальным то, что Саудовская Аравия, Иран и Турция составляют тройку стран, где атеизм и деизм распространяется наиболее быстрыми темпами.

Это постыдные реалии.

Завершу [статью] двумя примерами из Турции. На прошлой неделе Ассоциация атеизма поблагодарила исламизм ПСР в лице бывшего имама [мечети] Ая-София следующими словами:

«От имени Ассоциации мы должны выразить вам огромную благодарность за ваши превосходные усилия в деле распространения и исследования атеизма. Мы просим вас и впредь продолжать подобным образом!».

Ну а это твит одной журналистки:

«Я была светской мусульманкой. Где-то с год назад я стала деисткой. Я выросла в семье суннитов, но теперь я завещаю, чтобы в случае моей смерти погребальные обряды были проведены в джемэви, а мое тело омывали служащие джемэви. Если я умру за границей, то пусть погребальные обряды проведёт церковь. Вот к чему вы нас привели!».

Критически важным вопросом Мухаммеда Икбала был следующий:

«Эй, мулла! На что годится твоя религия, кроме того, чтобы плодить неверующих?».

Вейсель Айхан

TR724