Правительственный нарратив июльского путча: ничего не вижу, ничего не слышу…

erdogan1

С момента неудавшегося военного переворота в Турции прошло уже почти 9 месяцев. Официальный правительственный нарратив, интерпретирующий трагические события июля 2016 года, неоднократно менялся, оставаясь неизменным лишь в одном – в том, что за произошедшим стоит Фетхуллах Гюлен и его сторонники из движения «Хизмет». Введя режим чрезвычайного положения, турецкое правительство фактически приостановило действие в стране всеобщих прав и свобод человека, и с варварской жестокостью обрушилось на людей, объявленных «предателями» и «террористами». Возникшая в стране поляризация общества и рост радикальных настроений вплотную приблизили Турцию к гражданской войне.

По мере того, как время неумолимо приближается к годовщине июльского путча, международное сообщество и оппозиционные политики в самой Турции все чаще начинают говорить о том, что объявленная Эрдоганом и его правительством единственной верной версия событий тех дней  не подтверждается фактическими данными и содержит больше вопросов, чем ответов.

Действительно, одно дело использовать ударную дозу медийной пропаганды для продвижения собственного нарратива среди жителей Турции и организовывать подкуп высокопоставленных лоббистов для «решения вопросов» по экстрадиции Гюлена, и совсем другое дело – предоставить обещанные доказательства вины последнего. Анкара продолжает спамить Вашингтон коробками макулатуры обвинительного характера, видимо считая, что американская система правосудия способна переварить тошнотворную смесь лжи, клеветы, домыслов и показаний, полученных под принуждением, которая в последнее время стала привычным продуктом, вырабатываемым турецкими прокурорами. Однако для запуска механизма экстрадикции нужны конкретные доказательства, а предоставленные турецкой стороной материалы, по словам  американских чиновников, являются «недостаточными, хоть и объемными».

С ярко выраженным скепсисом относятся к официальной истории путча и другие союзники Турции в Североатлантическом Альянсе. Так, об отсутствии доказательств причастности Ф. Гюлена к перевороту заявили специалисты Разведывательного и ситуационного центра Евросоюза, глава федеральной разведывательной службы Германии, члены Комитета по международным делам британской Палаты общин. Последние в своем докладе прямо указали на то, что турецкое правительство так и не смогло предъявить общественности хоть одно лицо, которое было бы признано участником путча по результатам судебных разбирательств, не говоря уже о доказательствах наличия у путчистов гюленистских мотивов.

Лидер Республиканской народной партии Кемаль Кылычдароглу назвал июльский путч «контролируемым переворотом». Он отмечает, что ни Эрдоган, ни турецкое правительство на самом деле не заинтересованы в расследовании событий 15 июля, что, возможно, свидетельствует об их боязни выйти на самих себя. Кылычдароглу утверждает, что правительственная комиссия, которая должна была пролить свет на трагические события 15 июля, по факту занимается  саботажем, затягивая расследование, игнорируя ключевых свидетелей (например, главу Генштаба Х. Акара и главу Национальной разведывательной организации Х. Фидана) и отказываясь знакомить заинтересованных лиц с полученными до настоящего времени результатами. Лидер РНП обращает внимание на тот факт, что правящая партия всячески стремится оттянуть обнародование подготовленного Комиссией доклада, к написанию которого был допущен узкий круг лиц, обещая предоставить итоги расследования после 16 апреля.

Однако турецкое правительство продолжает нарочито громко настаивать на собственной версии событий 15 июля 2016 года, демонстрируя особое рвение в работе с внутренней аудиторией. С чем же это связано? Можно предположить, что правящий режим, для которого попытка переворота стала удобной возможностью сокрушить реальную оппозицию в стране и внести в повестку дня давно лелеемый Эрдоганом план по значительному расширению президентских полномочий, сделает все возможное и для дальнейшего сохранения мобилизационного потенциала правительственного нарратива «предательского переворота», предотвращенного благодаря вмешательству «простого народа». Мы пишем последнее словосочетание в кавычках, поскольку к моменту, когда выступающий по Face Time Эрдоган призвал народ выйти на улицы, попытка переворота уже де-факто захлебнулась, как благодаря неадекватным действиям малочисленных путчистов (или ничего не понимающих солдат / курсантов, которые получили приказы занять те или иные позиции), так и противодействию со стороны полиции. Кукловоды «контролируемого переворота», очевидно, уготовили простым жителям роль ритуальной жертвы, которая должна была кровью освятить краеугольный камень мифа в основании «Новой Турции» – именно поэтому в ночь с 15 на 16 июля 2016 г. погибло 249 человек (есть небезосновательные предположения, что стреляли в них не военные, а молодчики из SADAT, которые позже геройствовали, линчуя сдавших солдат).

Отсюда вполне очевидно, что правдивый рассказ о событиях 15 июля не входит в планы Эрдогана и его окружения. Он рассчитывает и в дальнейшем отвлекать внимание общественности от главных вопросов, вбрасывая в медиа-пространство второстепенные (а то и выдуманные) детали провалившегося переворота и смакуя их посредством сервильных СМИ, в ожидании той «благодатной» эпохи, когда не останется никого, кто бы посмел и на йоту усомниться в словах его неосултанского величества.

Top