Последовательные звонки с телефона-автомата

Ankesor-1

– Господин прокурор, что обозначить в качестве основания [для избрания меры пресечения]?

– А что мы последний раз писали?

– Последний раз была ярмарка.

–  Слишком ли будет в глаза бросаться, если ещё раз так напишем?

– Ну, неправильно так будет, конечно же.

– С чего ты взяла?

– Ну не знаю, по мне так лучше пусть всё будет шито-крыто. Недавно пришёл тут один в прокуратуру, с женой хотел развестись, и заявляет: «Моя жена вместе со школой устроила ярмарку, я подозреваю, что она член FETÖ».

– Вот наглец! Испортили такое прекрасное основание! Ну да ладно, а что если напишем «счет в банке [Bank Asya]»?

– Так намедни же это использовали!

– Слушай, давай-ка не будет слишком уж там с этим банковским счетом! Потом ведь сами сложности испытываем. Хорошо, дай мне подумать… А что если написать, что, мол, сын посещал подготовительные курсы (дерсхане)?

– У этой женщины обоим сыновьям уже лет по 50!

– Ну и что, скажем, что они ходили на подготовительные курсы раньше. Если не прокатит, то скажем, что их репетитором был региональный руководитель [FETÖ].

– Гениально! Так, этот вопрос решили, а что с остальными?

– А если и для другого эти основания написать?

– Не будет ли возражений?

– Не смеши меня, какие возражения! Всем наплевать. Но вот из [президентского] дворца давят. Они ожидают, что мы будем работать больше и находить основания получше.

– Господин прокурор, а может заявим о наличии купюры достоинством в 1 доллар?

– А она была?

– Нет, но мы ее подкинем. Да и потом, сейчас же мы уже не подкидываем, а просто говорим, что она была, что мы ее нашли. Никто ведь не спрашивает!

– Если мы сегодня как орган обвинения сделаем это, то завтра появится адвокат и захочет ознакомиться с доказательствами. Мне этого не нужно!

–  Ну господин прокурор, уж очень вы дотошны! Никто ведь из адвокатов не берется их защищать. А если кто берётся, то мы их арестовываем как членов  FETÖ.

– Да, есть такое…

– Будьте смелее, господин прокурор! Позвольте поделиться своим скромным мнением: будьте немного более энергичным и предприимчивым! Смотрите, Фатима-ханым и Али-бей начали работать в то же время, что и вы, а сейчас, клянусь Аллахом,  они занимают более высокие должности.  Их зарплата минимум на 2 тысячи лир больше!

– Серьезно? Что, и Фатима-ханым? Ну тогда пиши, причем пиши, что была найдена не одна, а десять купюр достоинством в 1 доллар, имеющих серию F….

– Вот, господин прокурор! Готово, все просто отлично!

–   Так, с двоими разобрались.

– Да, господин прокурор!

– Переходим к третьей. Ей что напишем? Может, что она женилась по каталогу?

–  Ее возраст…

– Давай не начинай!

–  Да нет, просто они 30 лет как женаты.

– Ну тогда и мужа арестуйте.

– Он парализован, прикован к постели. Говорить даже не может.

– Скажем, что он притворяется. Скажем, мол, на основе изучения записей скрытой камеры было установлено, что он ходит.

– А если спросят о том, где эти записи?

– Кто об этом будет спрашивать?

– Да, есть такое.

– Если и спросят, скажем, что карта памяти пришла в негодность и это саботаж со стороны FETÖ, и арестуем за членство в FETÖ руководителя фирмы, устанавливавшей программное обеспечение!

–  Ай-яй-яй, господин прокурор!

– Ну а что, зарплату надо отрабатывать! Кто не работает, то не ест! У меня всё получается, и поверь мне, соседи даже не существующие пиджаки пытаются застегнуть, когда я рядом прохожу!

– Вы правы. Как вы знаете, на юриста я учусь заочно, и вы мой кумир! Есть ли другая столь уважаемая и престижная профессия, как профессия юриста?

– Ты молодец! Право, верховенство закона, правое государство! Из этого проистекает наша сила!

– Кто следующий?

Продолжение следует

Мехмет Эфе Чаман

TR724 (перевод приводится с сокращениями)

Top