Поддержка Эрдоганом джихадистов: свидетельства турецкого бизнесмена (окончание)

Turkish businessman-2

Начало статьи доступно по этой ссылке

Он был помещен в тюрьму Sále 2 около Рабата. Администрация тюрьмы ничего не знала об его деле, однако по документам он являлся подозреваемым в террористической деятельности. Поэтому его поместили в камеру с другими подозреваемыми в терроризме, а именно боевиками ИГИЛ.

Е.А. был шокирован, узнав о том, что ему предстоит находиться в тюрьме среди около 250 подозреваемых игиловцев, известных своими жестокими убийствами и террористическими актами. Игиловцы же наоборот были весьма счастливы увидеть человека из Турции, где практически все они жили какое-то время. Но это благодушие быстро улетучилось.

Когда боевики ИГИЛ узнали о том, что Е.А. был арестован за связи с движением Гюлена, они отнеслись к нему, как к неверному, поскольку последователи движения не подчиняются президенту Эрдогану, которого игиловцы почитают за лидера исламского мира.

Е.А. удивился тому, что они знали о движении Гюлена и его духовном лидере Фетхуллахе Гюлене, который открыто критиковал эрдогановский режим за помощь и содействие группам джихадистов. Позже он выяснил, что игиловцам сторонники движения Гюлена были представлены как те, кто воспрепятствовал осуществлению ими своих планов. Более того, некоторые из боевиков имели опыт нахождения в одной тюрьме со сторонниками Гюлена.

«Твои товарищи спали на полу вместе с десятками людей в одной камере в тюрьме Алига (район расположенного в западной части Турции города Измир)» – вспоминает Е.А. слова одного из своих сокамерников.

Иногда Е.А. спорил с подозреваемыми игиловцами по политическим и религиозным вопросам в тюремном дворе, куда им разрешали выходить на три часа по будним дням. По его словам он прекратил заниматься этим после того, как один из заключенных жестом пригрозил, что отрубит ему голову…

«Первые восемь месяцев были подобны аду. Я еле привык к жизни в тюрьме после того, как администрация несколько облегчила условия, в том числе за счет смены  сокамерников», – отметил Е.А.

Наиболее ярким его воспоминанием о своих пресловутых сокамерниках и иных подозреваемых игиловцах является то, что всем им искренне нравилась Турция. Несмотря на то, что они не знали турецкого языка, за исключением нескольких распространенных фраз, они прекрасно разбирались в различных районах Стамбула. Они, например, прекрасно знали расположение районов Аксарай, Бешикташ, Фындыкзаде и Авджылар и даже названия улиц в этих районах.

По словам большинства из них, они на автобусе добирались из Стамбула в юго-восточный город Шанлыурфа, расположенный по другую сторону границы северной части Сирии, и их не останавливали на блокпостах. Они отмечали, что турецкие жандармы иногда узнавали их, но все равно позволяли им ехать дальше.

Е.А. также вспоминает о том, что по полученным им сведениям, члены ИГИЛ чувствовали себя весьма комфортно во время пребывания в турецких тюрьмах. Так, один из подозреваемых игиловцев, находивший в тюрьме района Алига в Измире, даже стал отцом после того, как тюремная администрация позволила ему провести время наедине со своей женой в т.н. «розовой комнате», предоставляемой арестантам за хорошее поведение. В настоящее время для лиц, отбывающих тюремное заключение по политическим статьям (включая членов движения Гюлена и курдов) свидания с супругами наедине запрещены из опасений, что они могут передать им сообщения с воли, что исключается в случае свидания под наблюдением…

Е.А. отметил, что подозреваемые игиловцы каждый день занимались физической подготовкой, считая, что им надлежит оставаться в форме на тот случай, если им еще раз представиться возможность участвовать в боевых действиях.

«Турция согласилась разместить у себя новых подозреваемых игиловцев на волне недавнего вторжения в Сирию. Это серьезная ошибка», – добавил Е.А.

Сейчас он находится в одной из европейских стран, наслаждаясь свободой после того, как Управление Верховного комиссара ООН по правам человека официально уведомило марокканские власти о том, что в Турции последователи Гюлена подвергаются жестокому обращению, пыткам и преследованиям. В мае 2019 года ООН потребовало освобождения Е.А., объявив о том, что он будет перемещен в другую страну под наблюдением ООН. Марокканские власти выполнили решение ООН, освободив Е.А. в августе 2019 года.

Проведя 726 дней в тюрьме вместе с подозреваемыми игиловцами, на вопрос о том, предпочел бы он вместо этого оказаться в турецкой тюрьме, Е.А. без раздумий ответил «Нет».

«Для последователей Гюлена условия в турецких тюрьмах ужасны и бесчеловечны. Не было никаких гарантий того, что меня освободили бы через 726 дней. У меня есть друзья, которые находятся в турецких тюрьмах уже много лет. Марокканские власти соблюли нормы международного права и решение ООН. Турецкое правительство этого бы не сделало», – добавил он.

Левент Кенез

Nordic Monitor

Top