Почтение к старшим и милосердие к младшим

Лекция Фетхуллаха Гюлена из серии «Мелодии Herkul» от 14 апреля 2016 года.

В этой лекции Ходжа-эфенди комментирует хадис Посланника Аллаха (с.а.с.), в котором говорится: «Не из нас тот, кто не милосерден к младшим среди нас и не уважает старших среди нас» (ат-Тирмизи, 1919). По его словам, старшие не должны выказывать стремление к тому, чтобы их чрезмерно возвеличивали, а младшие, со своей стороны, не должны вести себя неуважительно по отношению к старшим. Ходжа-эфенди подчеркивает, что старшие не должны ожидать славословий в свой адрес, ибо главной причиной, разрушающей единство и толкающей людей к разобщённости, является вера некоторых людей в своё превосходство над остальными. Общности, в которой царит взаимоуважение и справедливость, не страшны враги, но если среди ее членов возникают разлады, то следом приходят и враги, ибо ссоры и конфликты являются причиной слабости.

Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Не из нас тот, кто не уважает старших среди нас и не милосерден к младшим среди нас» (или наоборот – «…не милосерден к младшим среди нас и не уважает старших среди нас»)[1]. Тот, кто не проявляет жалости к младшим, не заключает их в объятия милосердия, не беспокоится за их будущую жизнь, и в особенности за их жизнь в потустороннем мире, не [проявляет] к ним сострадания ради их процветания в мирской и загробной жизни (а сострадание является одним из принципов [служения]), не милосерден к младшим и не проявляет, сообразного их величию, почтения и уважения к старшим, тот не из нас – [вот о чём] говорит[ся в пророческом высказывании].

За исключением [того, что касалось] его пророческой миссии, Посланник Аллаха (с.а.с.) считал себя обычным человеком. Он сидел среди людей точно так же, как вы сидите сейчас, близко друг к другу. Бывало, что пришедший, ранее не видевший Пророка (с.а.с.), не мог его отличить [среди присутствовавших] и грубо вопрошал: «Который из вас Мухаммед, внук Абд аль-Мутталиба?». Ибо он не выделялся [из своего окружения]: он не сидел, как я, [словно] на троне шаха Исмаила – он сидел вместе с людьми как обычный человек, и пришедший бедуин, не знавший его, обращался [к присутствовавшим]: «Который из вас Мухаммед, внук Абд аль-Мутталиба?»[2]. И кто [из них был Пророком (с.а.с.)] он мог понять лишь услышав в ответ: «Это я!». [Он считал себя] обычным человеком, [но] его окружение относилось к нему максимально почтительно. Постепенно [почтение к нему] достигло такой степени, что, по словам [сподвижников], они сидели в его присутствии так, словно на их головах были птицы[3].

Они были обязаны так поступать по отношению к нему, однако сам Пророк (с.а.с.) никогда не хотел, чтобы они поступали подобным образом. Наоборот, он требовал от них иного: «Не вставайте, как встают иноземцы!»[4]. Когда они вставали [из уважения] к нему, он просил их не делать этого, дабы не было в этом уподобления иноземцам-персам, которые вставали, возвеличивая своих лидеров. Он не позволял людям вставать [из уважения] к нему. Не стану этого говорить, [но] да сломает Аллах ноги тем, кто озабочен [желанием] поднимать всех на ноги перед собой!

«Не вставайте, как встают иноземцы!». И кто это сказал? [Это сказал тот, кто заслуживает всяческого почтения!] Если взглянуть на этот вопрос с точки зрения вашего покорного слуги, то я скажу вот что: почему же все мертвецы, лежащие в могилах, не воскресли, чтобы [торжественно] встретить его, когда он появился на свет из чрева своей матери Амины, почему же они не приветствовали его со словами: «Добро пожаловать, о Посланник Аллаха!»?! А ведь он этого заслуживал! [Он заслуживал такой торжественной встречи со стороны] всех этих людей, годами тихо лежавших под землёй в своих могилах со [времен] Адама (а.с) и по тот день! [И вот] он (с.а.с) появился на свет – [Пророк,] который совершит весьма необычные преобразования, принесёт людям знание о Боге с Его истинной сущностью, превратит в широкий тракт дороги, ведущие к Последней жизни, и станет на нем безупречным проводником, никогда не предаст доверия следующих за ним, и своими словами, репрезентацией и состоянием будет придерживаясь одной и той же линии! По отношению к такому человеку «в долгу пред ним и общество, и каждый человек!»[5]. Поэтому всем надлежало вставать [из уважения] к нему, но он не желал, чтобы люди поднимались на ноги при виде него.

С другой стороны[, Пророк (с.а.с.) учил нас] проявлять уважение к старшим сообразно их заслугам. Вы знаете Са’да ибн Муаза, этого героя, который был тяжело ранен и потерял много крови в ходе обороны Медины. Когда он приехал [в мечеть, чтобы решить судьбу Бану Курайза], Пророк сказал [находившимся там] людям: «Встаньте перед вашим господином!»[6]. Возможно, тем самым он (с.а.с) воздал ему почести за то, что тот был ранен в ходе очень важной [военной кампании]. В то же время, [это могло быть проявлением уважения] к его степени пред Аллахом. Кроме того, Пророк (с.а.с) [мог сказать это] для того, чтобы подчеркнуть, насколько его самоотверженная борьба с врагами и отпор им возвысили [его] на вершины пред Аллахом. Наконец, сообщив о том, что надо бы встать перед одним из величайших ансаров, каким был Са’д ибн Муаз, Пророк (с.а.с) [мог на практике показать пример уважения к старшим]. Он (с.а.с.) сказал: «Встаньте перед вашим господином!» лишь однажды, и об этом ясно говорится в сборниках хадисов.

Этот вопрос можно подытожить следующим образом: старшие не должны выказывать стремление к тому, чтобы их чрезмерно возвеличивали, а младшие, со своей стороны, не должны вести себя неуважительно по отношению к старшим. Старшие не должны ожидать славословий в свой адрес. [Неважно, кто мы –] старшие или младшие, все мы являемся братьями. В соответствие с идеей «»растворения» [своего «я»] в братьях», брат для брата не может быть отцом; не может он и брать на себя роль его [духовного] наставника. Брат для брата является лишь помощником и опорой, он «растворяет» в нём [свое «я»], и тем самым образуется настоящее братство, возникает согласие и единодушие. И Аллах (да возвеличится Его величие!) ниспосылает на этих людей обильный ливень Своих святых милостей. Их единство не будет разрушено, они смогут сохранить его. Ибо главной причиной, разрушающей единство и толкающей людей к разобщённости – весьма ложному и дьявольскому пути, является вера некоторых людей в своё превосходство над остальными.

Вы, конечно же, знаете Абдуллаха ибн Аббаса (р.а), не так ли? [Его называют] «Учёным мужем общины». Поистине, он был одной из тех монументальных личностей[, что шли по] пути Пророка, и в то же время приходился ему двоюродным братом. Это был высокий, статный и заметный [мужчина]; когда он шёл по улице, у остальных возникало ощущение, что они находятся рынке благовоний. Наряду с этим, он смолоду [настолько отличался] разумом, логикой и рассудительностью, что досточтимый Умар (р.а) ввел его в круг авторитетных сподвижников, с которыми он совещался. Отдельные сподвижники посчитали неуместным присутствие на совещаниях столь молодого человека и сказали [об этом Умару (р.а.)]. Тот [же, спустя какое-то время,] попросил их разъяснить смысл [первого] аята [суры «Помощь»], но они не смогли ничего сказать. Тогда он спросил об этом Ибн Аббаса, и тот сказал, что данный аят указывает на [приближающуюся] смерть Пророка (с.а.с)[7]. И они признали, что он и в самом деле является «Учёным мужем общины». В этом отношении он был весьма необычным человеком. Знаете вы и Зейда ибн Сабита (р.а). Вспомнили его? Как же вы не помните?! Он [не] был участником и героем битвы при Бадре, но при этом обладал широчайшими познаниями в исламских науках.

[Как-то раз, при встрече с Зейдом, Ибн Аббас] помог ему сесть на [верховое животное, придерживая стремя. На возражения Зейда он] сказал: «Так нам велено обходиться с нашими [учёными]!». [Тогда] Зейд [попросил Ибн Аббаса протянуть ему] руку и, воспользовавшись этим, поцеловал ее, воскликнув: «А так нам велено обходиться с родом нашего Пророка (с.а.с)!»[8].

Теперь скажите мне, разве может идти речь о разрушении согласия и единодушия тогда, когда старшие так уважают младших, а младшие – старших? Если все относятся друг к другу должным образом, если имеющий право получает то, на что он имеет право, если все относятся друг к другу уважительно, если нет места разобщённости, если те, которые вас не признают и с вами не согласны, не позиционируются в качестве своего рода противников, то я считаю, что по воле и милости Аллаха, такому обществу [не страшны враги]. Выражаясь словами [Мехмета] Акифа [Эрсоя]: «Пока не опустился на народ разлада мрак, ему не страшен даже злейший враг. Пока сердца людские бьются в такт, не подавить их мощью артатак»[9]. Стоит возникнуть разногласиям и разладам, как вслед за ними придёт и враг, причем придёт не таясь. Если вы в своем кругу будете враждовать, ссориться и конфликтовать друг с другом, то в этом будет ваша слабость.

Брат для брата не может быть отцом; не может он и брать на себя роль его [духовного] наставника. Он помогает ему и поддерживает его, он разделяет с ним его чувства – [когда тому больно, ] он чувствует внутри себя его боль, [когда] тот испытывает радость, он радуется, когда тот находиться в печали, печаль проявляется и на его лице. [Сторонники движения «Хизмет»] в Турции стонут и плачут, и эти стоны и плач вызывают стоны и плач! [Множество людей] страдает, они сталкиваются с различными [притеснениями], с ними поступают так, как не поступают с самыми отъявленными негодяями.  Видя всё это, мы должны разделять их боль и страдание. Это хоть немного, но должно лишать нас сна. [Но] мы не должны терять надежду и говорить, что всё кончено – никому не сломить то, что не [позволит] сломить Аллах.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Хадис об уважении к старшим и милости к младшим приводится во многих сборниках хадисов в несколько отличающихся друг от друга версиях. Версия со словами «Не из моей общины тот, кто не уважает старших среди нас и не милосерден к младшим среди нас…» приводится в св.хадисов имама Ахмада (5/323), а версия со словами «Не из нас тот, кто не милосерден к младшим среди нас и не уважает старших среди нас» – у ат-Тирмизи (1919) и аль-Бухари (Адаб аль-Муфрад, 358).  См. также: Абу Дауд, 4943;  аль-Хаким, Мустадрак, 1/91,  ат-Табарани, Му’джам аль-Кабир, 22/95.

[2] О подобном обращении к Посланнику Аллаха (с.а.с.) рассказывается, например, в хадисе, переданном Анасом ибн Маликом: «Однажды, когда мы с Пророком (с.а.с.) сидели в мечети, к ней верхом на верблюде подъехал какой-то человек. Он заставил своего верблюда опуститься на колени у мечети, стреножил его, а потом спросил: “Кто из вас Мухаммед?”. В это время Пророк (с.а.с.) сидел среди людей, опираясь на руку, и мы сказали: “Этот белолицый человек, который полулежит, опираясь на руку”. Тогда человек спросил его: “[Ты ли] Ибн ‘Абд аль-Мутталиб?”. Пророк (с.а.с.) сказал: “Тебе уже ответили”. [Этот человек]  сказал Пророкe (с.а.с.): “Я буду подробно расспрашивать тебя и поэтому [прошу] на меня не сердиться”. [Пророк (с.а.с.)] сказал: “Спрашивай, о чём хочешь”. [Этот человек] спросил: “Я заклинаю тебя твоим Господом и Господом тех, кто жил до тебя, [скажи мне,] это Аллах послал тебя ко всем людям?”. [Пророк (с.а.с.)] сказал: “О Аллах, да!”. [Этот человек] спросил: “Заклинаю тебя Аллахом, [скажи мне,] это Аллах велел тебе, чтобы мы совершали пять молитв в течение дня и ночи?”. [Пророк (с.а.с.)] сказал: “ О Аллах, да!”.  [Этот человек] спросил: “Заклинаю тебя Аллахом, [скажи мне,] это Аллах велел тебе, чтобы мы соблюдали пост в течение этого месяца года?”. [Пророк (с.а.с.)] сказал: “О Аллах, да!”. [Этот человек] спросил: “Заклинаю тебя Аллахом, [скажи мне,] это Аллах велел тебе брать милостыню с богатых из нас и распределять её среди бедных?”. Пророк (с.а.с.) сказал: “О Аллах, да!”. Тогда этот человек сказал: “Я уверовал во всё то, с чем ты пришёл, и я послан к тебе моими соплеменниками, и я − Димам ибн Са’ляба, брат [племени] Бану Са’д ибн Бакр”» (аль-Бухари, 63).  Несколько отличающиеся версии этого хадиса также приводятся в ряде других сборников (Ахмад, 3/139, 163, 188; Муслим, 12; Абу Дауд, 486; ан-Насаи, 2092, 2093, 2094; Ибн Маджах, 1402). Также в турецких источниках сообщается, что с вопросом «Который из вас сын Абд аль-Мутталиба?» обратился к группе сподвижников, сидевших вместе с Посланником Аллаха (с.а.с.), некий бедуин, который прибыл в Медину с целью убить Пророка в интересах мекканских язычников. Сама эта история приводится в книге  «ат-Табакат» Ибн Са’да (2/94), но о соответствующем обращении бедуина в ней не упоминается.

[3] Фраза о том, что, будучи рядом с Пророком (с.а.с.), сподвижники сидели так, словно у них на головах находились птицы, встречается в целом ряде хадисов, переданных различными сподвижниками. См. напр.: аль-Бухари, 2842; Абу Дауд, 3855; Ибн Маджах, 1549; ан-Насаи, 2001; ат-Табарани, Му’джам аль-Кабир, 1/181 и др.

[4] Полная версия этого хадиса, переданного Абу Умамой, звучит следующим образом: «К нам, опираясь на посох, вышел Посланник Аллаха (с.а.с.), и мы встали перед ним. Он сказал: “Не вставайте, как встают иноземцы, возвеличивая друг друга”» (Абу Дауд, 5230).

[5] Фраза из стихотворения турецкого поэта Мехмета Акифа Эрсоя «Bir Gece» («Одна из ночей»). Подр. см.: Ersoy M. A. Safahat / Haz: M.E. Düzdağ. Istanbul, 2007, S.485.

[6] Эти слова Посланника Аллаха (с.а.с.) приводятся в ряде хадисов (аль-Бухари, 3804; Муслим, 1768 и др.), в которых рассказывается о принятии Са’дом ибн Муазом решения касательно побежденного племени Бану Курайза, которое предало мусульман во время осады Медины союзными племенами.

[7] Ибн Аббас рассказывает: «Умар обычно заставлял меня сидеть с пожилыми людьми, которые воевали в битве при Бадре. Некоторые из них замечали это [и им это не нравилось,] и однажды они сказали Умару: «Почему ты приводишь с собой этого юнца, когда у нас есть сыновья, подобные ему?». Умар ответил: «Из-за того, что вы знаете об его степени [в плане религиозных познаний]». В один день Умар позвал меня и заставил сидеть на собрании тех людей, и я подумал, что он позвал меня только для того, чтобы показать им [мои познания в религии]. Затем Умар в моем присутствии спросил их: “Что вы скажете о толковании высказывания Аллаха «Когда придет помощь Аллаха и настанет победа…» (110:1)?”. Некоторые из них сказали: “Нам приказано славить Аллаха и просить Его о прощении, когда помощь Аллаха и завоевание [Мекки] достигнут нас”. Другие промолчали и не сказали ничего. Умар спросил об этом и меня: “Ты скажешь то же самое, о Ибн Аббас?”. Я ответил: “Нет”. Он произнес: “Что же ты тогда скажешь?”. Я ответил: “Это знак смерти Посланника Аллаха, о которой Аллах предупредил его. Аллах сказал: “[О Мухаммед!] Когда придет помощь Аллаха [тебе от врагов твоих] и завоевание [Мекки] – а это есть знак твоей смерти – ты должен восславить Господа своего и просить у Него прощения. Воистину, Он – Принимающий покаяния” (110:1-3). Умар сказал об этом: “Я не знаю об этом чего-либо, кроме того, что ты сказал”» (аль-Бухари, Тафсир, 494; аль-Бухари, 4294). Сокращенная версия указанного хадиса приводится у ат-Тирмизи (3362).

[8] Ибн Хаджар, аль-Исаба, 4/146; ас-Суюти, Айн аль-Исаба фи Ма’рифат ас-Сахаба, 2/333; Ибн ‘Асакир, Тарих мадинат Димашк, 4/146.

[9] Двустишие из поэмы Мехмета Акифа Эрсоя «Süleymaniye Kürsüsünde» («На кафедре Сулеймании»). Подр. см.: Ersoy M. A. Safahat / Haz: M.E. Düzdağ. Istanbul, 2007, S.169.

Top