Почему некоторые люди боятся движения «Хизмет»?

Гюленофобия

 

Прежде чем перейти к ответу на этот вопрос, крайне важно сказать несколько слов о контексте. Движению «Хизмет» симпатизируют как жители Турции, так и жители других стран мира, в которых оно представлено. Если это было бы иначе, движение не смогло бы реализовывать свои проекты служения (а это тысячи школ, еще большее число организаций диалога, больницы, СМИ, некоммерческие организации по оказанию гуманитарной и благотворительной помощи) в более чем 130 странах мира. Деятельность подобного масштаба требует значительных человеческих и финансовых ресурсов, концентрация которых невозможна без постоянной преданности участников движения и непрерывной поддержки со стороны его симпатизантов. Социологические исследования показывают, что участники движения «Хизмет» жертвуют от 5 до 25 процентов своего ежегодного дохода, а также существенную часть своего времени и знаний в интересах проектов движения. Согласно опросам общественного мнения, 84 процента жителей Турции положительно относятся к Фетхуллаху Гюлену и движению, вдохновленному им. Многочисленность движения, масштабность и многообразие его деятельности, равно как эмпирические исследования ресурсов движения показывают, что большинство людей в Турции поддерживают и симпатизируют Фетхуллаху Гюлену и движению «Хизмет». Соответственно, те люди, которые критически относятся к движению, не могут одновременно утверждать, что «движение огромное и оно везде представлено» и что при этом значительная часть населения Турции его опасается. Движение «Хизмет» не могло бы быть «огромным и везде представленным», если бы большинство людей были бы против него.

Это пояснение не является попыткой опровергнуть или закрыть глаза на взгляды и чувства того меньшинства, которое опасается движения. Я лишь хочу обратить внимание на факт, который люди зачастую не осознают. С учетом вышесказанного, перейдем теперь к вопросу, вынесенному в заголовок. Так кто же эти люди, которые боятся движения «Хизмет»? Для этого меньшинства характерен целый спектр отношений к движению, начиная от безразличия и заканчивая самым настоящим страхом. Этот страх является следствием одного или нескольких факторов: отношения к религии в целом (и в особенности к исламу), недоверие (или даже презрение) к альтруизму, озабоченность многочисленностью движения и, применительно к определенной части турецких элит, опасение потерять власть над людьми.

Религия

Современная Турецкая Республика образовалась в 1923 г. в т.ч. на основе принципа вытеснения религии из публичной, а в ряде случаев – и частной сфер. Турецкие элиты, стремящиеся к модернизации, рассматривали религию как причину стагнации и заката могущества Османской империи, и они твердо решили не допустить этого в будущем республики. Турецкая письменность была переведена с арабской на латинскую графику; кроме того, были предприняты усилия по искоренению арабоязычной / исламской лексики. На деятельность всех суфийских орденов, ношение религиозной одежды и обучение Корану был наложен запрет. Более десяти лет призыв на молитву (азан) произносился на турецком, а не на арабском языке (той изначальной форме, в которой он оглашался и оглашается с минаретов мечетей в последние четырнадцать веков). Любая форма религиозного активизма провозглашалась «реакционной» (irtica) и рассматривалась в качестве угрозы №1 для Турции (угрозой №2 стала Рабочая партия Курдистана – PKK – в результате действий которой погибло свыше 30 тыс. человек). С учетом этого исторического контекста, а также постоянного упоминания религиозной угрозы в СМИ, в Турции есть люди, которые действительно боятся «религии», причем для некоторых из них этот страх превращается в явное отвращение или исламофобию. Поскольку движение «Хизмет», так или иначе, воспринимается в качестве религиозного движения, то страх перед религией автоматически распространяется и на него. Таким образом, в основе страха перед движением «Хизмет» лежит не сам факт его существования или его деятельность, а страх перед религией совместно с восприятием движения и его деятельности в качестве религиозных.

Альтруизм

Та особенная разновидность капитализма со всеми его проявлениями, установившимися в последние сто с небольшим лет, глубоко укоренило в людях предположение о том, что только эгоистичные мотивы являются «истинными», и что лишь собственный интерес является единственным надежным основанием для понимания и регулирования социальных и экономических взаимоотношений. Это привело к следующему циничному ожиданию: если люди, как кажется, делают что-либо из-за доброжелательности или благосклонности, то за маской этого должны скрываться тайные планы, желание обрести эгоистическое преимущество с точки зрения богатства, статуса или власти. Все мы слышали выражение «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке» и всем нам знакомо утверждение, что если нечто «звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой», то оно, скорее всего, правдой не является. Подобное циничное отношение к движению «Хизмет» приводит к возникновению у некоторых людей ошибочных суждений, за которые они держатся, несмотря на все имеющиеся контраргументы. Более чем сорок лет добровольцы движения занимаются служением в самых разных областях и под бдительным контролем всевозможных государственных органов множества различных стран. И ни разу не было зафиксировано ни единого случая стремления добровольцев к личной экономической или политической выгоде, не говоря уже о нарушении законов. Активисты движения заявляют, что их мотивацией является стремление к построению более человечного, доброго и спокойного мира. Но те люди, которые руководствуются современной капиталистической этикой с ее глубоко укоренным цинизмом, никак не могут избавиться от собственной предвзятости; они держаться за точку зрения, согласно которой самофинансируемое низовое движение не может быть столь профессиональным и эффективным, как движение «Хизмет». Подобное отношение ведет к предположению, что у движения должны быть скрытые мотивы, должен иметь место некий тайный умысел, заговор… Безусловно, подобное предвзятое отношение порождает беспокойство и страх. Действительно, отсутствие доказательств, которые могли бы подкрепить эти предубеждения, вызывает потребность в «объяснении» этого наличием заговора, что, в свою очередь, усиливает беспокойство и страх.

Многочисленность движения

Масштаб важен, ибо масштабность всегда впечатляет. Для некоторых людей факт многочисленности движения «Хизмет» сам по себе является поводом для беспокойства, вне зависимости от того, чем движение занимается и какие цели оно премледует. На транснациональное гражданское движение, в которое вовлечены миллионы человек, несмотря на его прекрасные и достойные похвалы цели и дела, смотрят с подозрением лишь потому, что оно является многочисленным и представлено во многих странах. Многочисленность и распространенность движения обусловлены его честностью и эффективностью в достижении стоящих целей, а это привлекает массовую поддержку. В данном случае, опять-таки, поводом для беспокойства является не то, что движение может быть силой зла, а то, что оно в любом случае представляет собой силу.

Власть

Необоснованные и нерациональные страхи, которые мы рассмотрели выше, по крайней мере, основываются на искренних эмоциональных реакциях. Однако, среди того меньшинства в Турции, которое противостоит движению, существует целый ряд взаимосвязанных групп представителей элиты, чья оппозиция движению является далеко не искренней. Вплоть до недавнего времени эти группы контролировали и манипулировали публичным дискурсом Турции и турецкой политикой, а значит – и населением. Эти люди назначали и снимали с постов высших лиц страны, они были кукловодами, которые, находясь за сценой, дергали за нити и которых нередко в Турции обозначают идиомой «глубинное государство». Эти люди имели сильное влияние в государственном аппарате, в армии, в политике, в СМИ, в экономике и в академическом сообществе. Разработанная преимущественно военными турецкая конституция 1982 г. и предусмотренные ею различные учреждения и средства управления гарантировали этим группам полный контроль над правительством вне зависимости от того, какая партия выигрывала выборы. Глубинное государство (растерявшее часть своего могущества, но до сих пор активное) продолжает выступать против вхождения Турции в ЕС, дальнейшей демократизации, гражданской конституции, расширения прав и свобод этнических меньшинств, свободы слова и вероисповедания, поскольку все это способствует ослаблению их власти в Турции.

Глубинное государство сильно обеспокоено Ф. Гюленом и движением, которое он вдохновляет, по той же самой причине, по которой оно обеспокоено стремлением Турции войти в ЕС и стать более демократичным государством. Глубинное государство верит, что дискурс Гюлена и деятельность движения «Хизмет» усиливают гражданское общество, поддерживают граждан и периферийные области, продвигают идеалы демократии и главенства закона. То, чем занимается Гюлен, также способствует налаживанию мостов между различными этническими группами и социальными классами, за счет чего глубинному государству становится все труднее играть на противоречиях в турецком обществе. Сильное, более сплоченное общество, которое уважает и требует большей демократизации и реального верховенства закона, означает более слабое и значительно менее эффективное глубинное государство. Именно поэтому глубинное государство боится Гюлена и движения, которое он вдохновляет. Для защиты своих интересов глубинное государство проводит систематическую кампанию по подрыву репутации и диффамации, направленную против Ф. Гюлена и движения «Хизмет», манипулируя, в частности, теми факторами страха, которые мы рассмотрели выше. Указанная кампания и используемые в ней техники подробно представлены и разобраны в книге Догана Коча «Стратегическая диффамация Фетхуллаха Гюлена: английский против турецкого» («Strategic Defamation of Fethullah Gülen: English vs Turkish»).

Понимание природы страха перед движением «Хизмет» является первым шагом на пути к победе над предубеждениями, которые (по крайней мере, в случае с простыми людьми) лежат в основе этого страха. Ирония заключается в том, что искренний страх перед движением «Хизмет», который чувствует небольшое число людей в результате своей обеспокоенности религией, альтруизмом и многочисленностью движения, основывается на предубеждениях, которые, в общем и целом, не уместны по отношению к движению. Страх и беспокойство тех людей, которые связаны с глубинным государством, являются более зловещими, но при этом более уместными, поскольку деятельность и усилия Ф. Гюлена и движения «Хизмет» реально помогают турецкому обществу стать более демократичным, сильным и прогрессивным, тем самым освобождая его от пут глубинного государства.

Мартин ТэйлорHizmet Studies Center

Top