Почему не заканчиваются операции против движения «Хизмет»?

Cemaate operasyonlar-1

Судебная система, которую, по словам запятнанного и глубинного компаньона режима Догу Перинчека, превратили в «пса власти», за 6 лет провела доследственные проверки на причастность к терроризму в отношении 1 миллиона 976 тысяч человек. Если рассматривать эти цифры вместе с семьями, то это соответствует 10 миллионам людей. Иначе говоря, каждый восьмой человек в стране считается террористом или человеком, состоящим с террористом в родстве или близких отношениях. DW сообщает, что, согласно данным уголовной статистики за 2020 год, в статусе подозреваемых находились 13 миллионов человек, а в статусе обвиняемых – 4 миллиона человек. Если в обществе действительно имеется столько террористов, то государство рухнет, а силы безопасности окажутся бессильными.

Однако подавляющее большинство людей, называемых террористами, являются теми, кто не держал в руках оружия и не имел дел с полицейскими участками или полицией. Среди людей, арестованных за «терроризм», имеются 80-летние старцы, беременные женщины, мамы с детьми, честные образованные люди, не имеющие криминального прошлого. Выступающие против коррупции и несправедливости властей или эффективно занимающиеся оппозиционной деятельностью получают клеймо «террориста» и отправляются в тюрьму. Это явно было видно в последних примерах с Алпарсланом Куйтулом и Джанан Кафтанджыоглу. Судебная система, превращенная в воинствующую [структуру,] стала, к сожалению, инструментом беззаконий, несправедливости, гнёта и государственного террора в стране. Хорошо, но несмотря на притеснения в отношении миллионов из них, прошла ли ненависть Эрдогана к сторонникам движения «Хизмет»? Почему время от времени проводятся [полицейские] операции? Почему они ждут, пока достигнут совершеннолетия подростки, которым [на момент попытки государственного переворота] 15 июля [2016 года] было 13 лет, и их задерживают?

В чём причина продолжающихся [полицейских] операций под предлогом «повторного структурирования» и не стихающих притеснений в отношении определенной страты?

В этом плане можно перечислить множество причин.

1) Человек, знающий Эрдогана с давних времён, описал его так: «Мстительный, борец, будет воевать до смерти, будет бить, пока не убьёт». Возможно, Эрдоган заранее запланировал уничтожить движение «Хизмет», однако будучи заклеймённым в качестве вора в результате [антикоррупционных операций] 17-25 [декабря 2013 года,] ответственность он взвалил на движение «Хизмет». Это событие преумножило его гнев, и он совершает беззакония каждый раз, когда это взбредёт ему в голову.

2) Движение «Хизмет» является самой безопасной и лёгкой целью и средством для того, чтобы послать месседж обществу в целом, подавить людей и сформировать атмосферу страха. Нанося постоянные удары по движению «Хизмет», он запугивает общество, [словно] говоря: «Стоит мне захотеть, и я так раздавлю каждого». Некоторые молчат перед лицом притеснений и несправедливостей для того, чтобы не получить взбучку, а некоторые – из-за своей ненависти к движению «Хизмет». Они не могут даже сказать: «Движение «Хизмет» я не люблю, но то, что делается, является неправильным».

3) К сожалению, движение «Хизмет» не смогло достаточным образом и эффективно отреагировать в Турции и за рубежом на притеснения и несправедливости в отношении себя. Оно не смогло действовать организованно и синхронно, не смогло рассказать о себе. Люди служения остались беззаступными и беззащитными. Поскольку удары по движению «Хизмет» ничего не стоят, к нему пристают стремящиеся понравиться Эрдогану или получить повышение прокуроры, судьи, губернаторы и чиновники, [а также] желающие продолжить своё лакейство журналисты и политики.

4) Свой авторитарный режим после [попытки государственного переворота] 15 июля [2016 года] Эрдоган (при поддержке и оппозиции) выстроил на основе концепта «FETÖ» и не желает, чтобы кто-либо задавал вопросы об этом! Он мгновенно затыкает рот тем, кто пытается задавать вопросы о [путче] 15 июля. И для того, чтобы вопросы не множились и не развивалась моральная поддержка движения «Хизмет», он постоянно проводит операции. Посредством обескураживающих обвинений он не даёт угаснуть представлениям о FETÖ.

Продолжение следует

Махмут Акпынар

TR724