Патриархальная интерпретация религии

Женщины и ислам

После зверского убийства Озгеджан Аслан, как в Турции, так и за рубежом, вновь вспыхнула дискуссия о насилии в отношении женщин.

Согласно официальным данным, мы живем в стране, в которой в 2014 г. было убито 294 женщины. С жалобами на домашнее насилие в органы полиции обратилось 118 тыс. женщин. В отношении 77 тыс. женщин были приняты судебные решения о применении мер защиты от домашнего насилия. И мы живем бок о бок с тысячами женских трагедий.

Во время споров, вызванных убийством Озгеджан, неоднократно звучали различные точки зрения, затрагивающие религиозную составляющую проблемы. Я стал свидетелем как взвешенных оценок, основывающихся на достоверных религиозных знаниях, так и идеологически-ангажированных комментариев, чьи авторы не имели достаточно знаний даже для того, чтобы отличить религию от культуры. С точки зрения своих профессиональных интересов, я коснусь лишь одного вопроса – патриархатного взгляд на религию. Взгляд, в рамках которого религиозные тексты комментировались исключительно мужчинами и, в соответствие с этим, женщине отводилась второстепенная роль и вменялась обязанность беспрекословного подчинения указанным толкованиям.

Неприятие этого тезиса с использованием таких возражений, как «безосновательное утверждение / пустое сотрясение воздуха / клевета» – это ответ реакционера. Первое, что необходимо сделать в подобной ситуации – глубоко вдохнуть и, сохраняя спокойствие, установить истинность или ложность озвученной мысли. Ибо истинность или ложность, в особенности, первого утверждения, может быть установлена за счет апеллирования к конкретным фактам.

С этой точки зрения, большая часть 15-векового исламского богословского наследия по тафсиру, фикху, хадисам, каламу, тасаввуфу написана мужчинами. Имеются соответствующие статистические данные, которые глупо было бы отрицать. Но это не означает, что не было женщин-богословов. Нет, они были, причем среди них были и такие гиганты богословской мысли, которым мужчины годились лишь в ученики. Они были, но их число, по сравнению с мужчинами, весьма невелико.

Что касается второго утверждения, то вопрос следующий: привели ли имеющиеся религиозные толкования, написанные мужчинами, к серьезным проблемам и потере жизненных ориентиров, вызванных неспособностью взглянуть на религиозные источники с женской точки зрения? Это основной вопрос и проблема идущей дискуссии. И опять-таки, в этой ситуации нам остается лишь глубоко вздохнуть и, не теряя спокойствия, проанализировать имеющиеся труды, а также внимательно посмотреть на свою жизнь.

В этой связи хотелось бы поделиться с вами одним воспоминанием. Уважаемый Фетхуллах Гюлен вел у нас занятия по фикху – мусульманскому праву. Мы изучали главу, посвященную действиям, которые нарушают намаз. В учебнике мы прочитали богословское заключение (иджтихад) о необходимости использования преграды – сутры во время намаза, причем в нем говорилось о нарушении намаза в случае неиспользования сутры и прохождении перед молящимся осла, женщины или собаки. В качестве соответствующего довода был приведен хадис с аналогичным содержанием. Но при этом выяснилось, что когда об этом сообщили матери правоверных Аише (р.а.), она высказала свое возражение, заявив: «Ох, сынок, как скверно то, что вы ставите нас на один уровень с ослами и собаками! Клянусь Аллахом, я лежала перед молящимся посланником Аллаха (с.а.с.), и когда приходило время совершения земного поклона, он дотрагивался рукой до моей ноги, а я убирала ноги, освобождая место». Фетхуллах Гюлен так прокомментировал это: «Передатчик хадиса, выросший в условиях патриархата и мужского доминирования, не видит этого возражения вследствие неспособности взглянуть на вопрос с женской точки зрения».

От себя добавлю: этого не смог увидеть не только передатчик хадиса, но и многие другие правоведы, выросшие в подобных условиях и, несмотря на возражения матери правоверных Аишы (р.а.), составившие множество богословских заключений на основе указанного хадиса. Эти заключения можно найти в книгах по фикху.

Все ли на этом? Нет! С 1985 г. и по сей день я неоднократно становился свидетелем высказываний Фетхуллаха Гюлена о нехватке женского взгляда на множество вопросов, начиная от специфических тем менструального и послеродового кровотечения, и заканчивая особенностями выделения женщинам мест для совершения омовения и молитвы в мечетях в рамках османской архитектурной парадигмы. При этом, рассматриваемый вопрос не ограничивается лишь естественными состояниями женщины или архитектурными особенностями мечетей. Он гораздо глубже и включает в себя все многообразие жизненных ситуаций и все религиозные источники.

Что же, подведем итоги. Вместо таких возражений на тезис о патриархальной интерпретации религии, как «безосновательное утверждение / клевета / обвинение», необходимо рассмотреть его по существу и задать себе вопросы: «Верен ли этот тезис? Почему? Что необходимо предпринять?». Следует посмотреть правде в глаза, инициировать и реализовать проекты, направленные на ликвидацию имеющихся недостатков. Это не просто женская проблема. И вовсе не конкуренция между мужчинами и женщинами. Работы на этом поприще хватит на всех.

Ахмет Куруджан, Zaman

Top