Пакистан передал Турции секретные сведения о турках, находящихся под защитой УВКБ ООН (окончание)

Turkey_Pakistan-2

Начало статьи доступно по следующей ссылке

Давление, очевидно, сработало, поскольку 44 человека, связанных с движением Гюлена, решили покинуть страну вместе с членами своих семей в поисках убежища от длинных рук Эрдогана. Остальные сделали ставку на осуществление правосудия пакистанскими судами и оспорили произвольные решения правительства. Они ошибались. Меморандум ясно дает понять, что официальные лица Пакистана в частном порядке уверили Турцию в том, что лица, которые остались в стране в ожидании судебных разбирательств, будут депортированы вне зависимости от того, каким будет результат судебных исков.

11 июля 2016 года министерство иностранных дел Пакистана провело межведомственное совещание для координации действий против сторонников Гюлена и проинформировало Анкару, что число лиц, которые покинули страну, выросло до 92, тогда как 266 все еще оставались в стране.

Беспокоясь о том, что власти Пакистана согласятся с требованиями Турции, и встревоженные объявлением министерства внутренних дел от 14 ноября, которое просило турецких учителей покинуть страну в течение трех дней, 81 семья (всего 345 человек) подали 24 ноября 2016 года в представительство УВКБ ООН в Исламабаде заявление на предоставление им защитного статуса для того, чтобы защитить себя от произвольной депортации и сохранить легальный статус в Пакистане. Это давало им право находиться в Пакистане на законных основаниях вплоть до одного года в ожидании рассмотрения их заявлений со стороны УВКБ ООН с возможностью дальнейшего продления.

Вдобавок к передаче турецкому посольству имен 334 гюленистов, которые обратились с заявлением в УВКБ ООН о предоставлении им защитного статуса, пакистанские власти также передали список 110 человек, которые покинули Пакистан. 63 из этих 110 гюленистов ожидали решения по своим заявлениям, поданным в УВКБ ООН. Пакистан также заявил, что все те, которые подали в УВКБ ООН заявление на предоставление им защитного статуса будут депортированы до окончания годичного срока рассмотрения документов. Это означает, что Пакистан был готов игнорировать свои международные обязательства, предполагаемые конвенциями ООН, лишь для того, чтобы угодить президенту Эрдогану и помочь ему в проведении глобальной охоты на ведьм против своих критиков.

Согласно меморандуму, турецкое правительство оценивало число людей, связанных с движением и на тот момент все еще находившихся в Пакистане, в 284 человека.

2 августа 2017 посол Турции Садык Бабюр Гиргин встретился с тогдашним премьер-министром Пакистана Шахидом Хаканом Аббаси для того, чтобы недвусмысленно сообщить последнему, что надежды турецкого правительства не оправдались. Во время своих встреч с заместителем министра иностранных дел и руководителем управления по делам международных организаций Асламом Ханом, турецкий посланник продолжил излагать свои претензии, говоря о том, что требования Турции не были удовлетворены в полном объеме, и угрожая последствиями в том случае, если УВКБ ООН продлит защитный статус для заявителей из движения Гюлена. Хан уверил турецкого посла в том, что УВКБ ООН было уведомлено о недопустимости продления и что традиционная позиция Пакистана по отношению к Турции не поменялась.

В конце концов турецкие угрозы, адресованные Пакистану, сработали. 27 сентября 2017 года одетые в штатское офицеры полиции из управления по борьбе с терроризмом (CTD) Пакистана похитили бывшего директора пакистанско-турецких лицеев Месута Качмаза вместе с его женой Мерал и двумя дочерьми, которым тогда было 17 и 15 лет, совершив поздней ночью рейд на его квартиру в Лахоре. Он и его семья были заключены под стражу около лахорского стадиона Fortress, недалеко от военной базы.

В итоге CTD передало их Национальной разведывательной организации (MIT) Турции. Несмотря на то, что Качмаз и его семья находились под защитой УВКБ ООН, имея на руках свидетельство просителя убежища и решение верховного суда Лахора, которое запрещало правительству депортировать его до окончания судебных разбирательств, Качмаза и его семью незаконно передали сотрудникам турецкой разведки 14 октября 2017 года.

Избиения и жестокое обращение начались на борту самолета, где Месут был избит турецкими офицерами на виду у его жены и дочерей. После приземления в Стамбуле, его и его жену разделили, задержали, арестовали и подвергли дальнейшим пыткам и жестокому обращению во время нахождения под стражей и в тюрьме. Им угрожали смертью дочерей в том случае, если они откажутся подписывать подготовленные заявления, которые позволили бы обвинить их в преступной деятельности.

Качмаз многие годы руководил пакистанско-турецкими лицеями и даже стал героем статьи журналистки Сабрины Тавернайз, которая была опубликована в газете New York Times 4 мая 2008 года. В статье содержалось упоминание о том, как турецкие школы, связанные с движением Гюлена, оказывают положительное влияние на Пакистан – страну, где в провинциях, примыкающих к пакистанско-афганской границе, действуют вооруженные радикальные группы и джихадистские медресе.

Абдуллах Бозкурт

Nordic Monitor

Top