Осужденный подполковник сообщил о несостыковках в деле о событиях на базе «Акынджы»

Hakan Karakuş

Подполковник турецких ВВС Хакан Каракуш, приговоренный за «попытку свержения конституционного строя, покушение на жизнь президента и убийство 77 человек» к 79 пожизненным срокам заключения в условиях строго режима, в своей защитной речи обратил внимание суда на существенные противоречия и странности, которые присутствуют в деле о событиях, произошедших на базе ВВС «Акынджы» в ночь с 15 на 16 июля 2016 года.

Так, например, он обращает внимание на то, насколько различаются c точки зрения ущерба места, которые, как утверждается, были подвергнуты бомбардировке в ночь попытки государственного переворота. В частности, судя по имеющимся в деле фотографиям, значительный ущерб был нанесен зданию турецкого парламента, но в то же время бомба типа МК82 массой в 230 кг, сброшенная на транспортную развязку возле президентского дворца, лишь немного повредила асфальтовое покрытие. Более того, бомба, которая, как утверждается, была сброшена непосредственно на президентский дворец, странным образом нанесла повреждения, которые характерны для взрыва, направленного извне наружу, а не наоборот, как это должно было быть в случае с авиационным ударом.

Каракуш также сообщает о том, что в деле присутствуют пробелы, свидетельствующие о том, что следствие велось необъективно и без стремления докопаться до истины. В частности, странным образом из 64 истребителей F-16 проверены были лишь 60, а 4 самолета избежали проверки. В сведениях о пилотировании 97 воздушных судов не указываются личности 57 пилотов. Более того, в деле фигурируют переговоры пилотов, которые условно обозначены как «пилот X», «пилот Y» и «пилот Z». Каракуш сделал предположение, что следствие «установило» личности только тех пилотов, которых решено было сделать обвиняемыми.

Однако этим странности не исчерпываются. Например, ни у одного из четырех самолетов, которые, как считается, были использованы для бомбардировки нескольких объектов в столице Турции, не сохранились полетные данные, которые фиксируются бортовыми самописцами, причем именно в то время, когда, как считается, осуществлялось бомбометание. В частности, в документах, в которых говорится о сбросе бомбы с самолета №94-0110, содержится приписка, что полетные данные отсутствуют, а факт бомбометания был установлен на основе показаний обслуживающих техников и осмотра воздушного судна. При этом в другом месте говорится о том, что самолет №94-0110 в бомбометании не участвовал и имел полный бак горючего, а последнего быть бы не могло в том случае, если бы он, в соответствие с первым утверждением, делал боевой вылет, поскольку последующей заправки самолета не производилось. Подобные «странности» имеют место и в случае с другими самолетами, которые, как считается, участвовали в бомбардировке в ночь путча.

Каракуш указал и на то, что присутствующие в деле записи переговоров являются монтажом, поскольку в них содержатся фактические ошибки, а также обратил внимание на то, что в ту злополучную ночь из 42 видео-камер, имеющихся на базе, не работало 7, причем расположенных именно в тех местах, где находились критически значимые для понимания произошедших событий люди, например, «бывший в заложниках» Хулуси Акар.

Несостыковки и странности, выявленные подполковником Хаканом Каракушем, являются еще одним свидетельством того, насколько небрежно ведется расследование событий 15 июля 2016 года, и в очередной раз показывают пробелы в соответствующем нарративе турецких властей.

По материалам TR724