2.2.3. Оскорбление турецкого правительства и уголовная ответственность за клевету

Параграф из доклада «Верховенство закона и уважение к правам человека в Турции: ситуация после декабря 2013 года«. Предыдущий параграф — «2.2.2. Уголовное преследование журналистов, связанных с движением с Хизмет«.


Все прведенные выше факты преследования в отношении журналистов, связанные с движением «Хизмет», являются частью более широкой тенденции ограничения свободы мнений и критики. Несмотря на сильную международную критику, клевета по-прежнему подпадают под преследование турецкого законодательства. Нет никакого официального числа диффамационных исков со стороны турецкого правительства, но по неофициальным данных их число исчисляется сотнями. Cтатья 301 Уголовного кодекса устанавливает уголовную ответственность за оскорбление турецкой нации, государства, Турецкой Республики, великого Национального собрания Турции, правительство Турецкой Республики или судебных органов государства. Статья 299 Уголовного кодекса Турции гласит, что любому, кто оскорбляет Президента страны, может грозить тюремный срок до четырех лет. Срок приговора может быть увеличена на одну шестую, если они совершены публично и если они были совершены через прессу или средства массовой информации. Расплывчатость формулировок этих статей подвергается широкой международной критике, поскольку эти формулировки позволяют преследовать и мирных протестующих, и журналистов за критику власти. Эти статьи УК Турции широко используются против журналистов и вещательных медиа-групп. По сообщениям турецких СМИ, число жалоб, поданных адвокатами Президента Эрдогана по обвинению в оскорблении его чести и достоинства, достигло 700, с тех пор, как в августе 2014 года он был избран президентом. ЕСПЧ счел, что формулировка статьи 301 является чрезмерно широкой и расплывчатой, и требует внесения поправок и конкретизации. Три рекомендации ЕСПЧ пересмотреть или отменить статью 301 направлялись в Турцию, однако все три рекомендации были отвергнуты.

Последние наиболее яркие примеры преследования критиков правительства:

— В октябре 2014 публицист и писатель Эрол Озкорай был условно осужден на 11 месяцев и 20 дней за оскорбление Президента Эрдогана через печать в своей книге репродукции анти-Эрдогановских граффити и баннеров, сделанных протестующими в парке Гези.

— 2-й уголовный суд Стамбула первой инстанции вынес г-ну Озкараю обвинительный приговор за преступную диффамацию посредством воспроизведения этих изображений в печати.

— 30 декабря 2014 телеведущая Седеф Кабаш была арестована после того, как с выступила в своем Twitter аккаунте с критикой решения главного прокурора Стамбула закрыть расследование коррупционного скандала декабря 2013 года. Ее твиттер гласил: «никогда не забуду этого человека. Помните, прокурор Хади Салихоглу, этот тот человек, который решил не продолжать разбирательство правительственной коррупции вы рамках скандала 17-го декабря 2013 года «. Полиция обыскала дом журналистки, конфисковала ее компьютеры и мобильные телефоны. По словам турецких властей, г-жа Кабаш была арестован по обвинению в “преследовании лиц, участвующих в антитеррористических операциях”, во втором обвинительном заключении ее обвинили в “оскорблении должностных лиц” и “воспрепятствовании должностным лицам исполнять свои служебные обязанности”. В обвинительном заключении прокуроры потребовали до пяти лет лишения свободы за каждое обвинительное заключение.

— в марте 2015 года двое карикатуристов турецкого сатирического журнала Penguen были признаны виновными в оскорблении Президента Эрдогана в комиксе, опубликованном на обложке журнала в номере от августе 2014 года. Комикс изображал новоизбранного президента Эрдогана, который прибывает на чествования в свой президентский дворец и говорит: “какой скучный праздник. Мы могли бы, хоть одного журналиста в жертву принесли по такому случаю”. Впоследствии суд заменил тюремное заключение сроком 11 месяцев и 20 дней на штраф в размере 7000 турецких лир.

— 2 марта 2015 года журналист Мехмет Барансу, специализирующийся не специальных расследованиях, был задержан и обвинен в получении секретных документов. Он продолжает оставаться в тюрьме дол суда, ему грозит до восьми лет лишения свободы за незаконное получение и публикацию документов в начале 2010 года, в котором он раскрыл заговор турецкой армии с целью свержения правительства Турции.

— 2 июня 2015 года Президент Эрдоган подал иск с требованием лишения свободы журналиста газеты Cumhuriyet Джана Дюндара за публикацию им видеосюжета об операции турецких агентов разведки, незаконно доставлявших оружие исламистским боевикам на севере Сирии. Иск президента Эрдогана содержал требование пожизненного заключения для г-на Дюндара, виновного в “создании незаконной организации, преступления против государства, получение конфиденциальной информации, касающейся национальной безопасности, политическом и военном шпионаже, незаконной публикации конфиденциальной государственной информации и попытке оказать давление на суд”.

— Сообщается, что это как минимум четвертый случай, когда г-н Эрдоган возбудил дело лично против г-на Дюндара за последние 13 месяцев. Угрозы президента в адрес газеты Cumhuriyet и других СМИ вызвали широкие международные протесты.

— помимо журналистов, угрозы, запугивание и иски были возбуждены в отношении студентов, музыкантов, актеров, адвокатов и оппозиционных политиков.

Хотя некоторые из журналистов, чьи имена приведены выше, и публиковали жесткую критику лично в адрес Президента Эрдогана, их критика была в контексте политических высказываний президента. Свобода выражения мнений о политических вопросах — это краеугольный камень демократии, а право распространять информацию и идеи, выражать свое мнение по политическим вопросам имеет высшую степень защиты, предусмотренную Конвенцией ЕСПЧ. Этот подход был подчеркнут в ЕСПЧ в деле Эрбиля Тушальпа против Турция, в моменте анализа гражданского диффамационного иска господина Эрдогана в отношении публикации двух статей в газете Bugün, обвинявших его в покровительстве коррупции. ЕСПЧ подчеркнул значимость того факта, что автор резкой критики премьер-министра (Эрдоган в тот момент был еще премьер-министром) был вовлечен в обсуждение “важных вопросов в демократическом обществе, обсуждение которых на уровне общественности является совершенно законным, ибо общество имеет право получать информацию о политических дискуссиях”. По поводу некорректности слов, использованных журналистов, ЕСПЧ постановил, что “статья 10 применима не только к информации и идеям, которые носит благоприятный характер, но и к неудобным, шокирующим сведениям” и “пределы допустимой критики в отношении публичного политика значительно шире, политик, обязано демонстрировать большую степень терпимости в отношении критики, высказываемой в его адрес, нежели частное лицо”. Дело Эрбиля Тушальпа демонстрирует мощные демократические традиции Страсбургского суда, согласно которым право на критику и свободу выражения суждений в отношении государственных лидеров превыше категории оскорбления или клеветы в отношении частных лиц.

Тот же принцип находит отражение в замечании общего порядка № 34 Комитета ООН по правам человека. “Комитет отметил, что в условиях публичной дискуссии в отношении общественных деятелей в политической сфере и государственных учреждениях, выражения участников дебатов могут носить более резкий характер. Тот факт, что форма выражения критики воспринята государственным деятелем как оскорбление, не является достаточным основанием для уголовного преследования и наказания. Кроме того, все общественные деятели, в том числе представители высшей политической власти, главы государств и правительств, законно подвергаются критике и со стороны политической оппозиции. Соответственно, Комитет выражает обеспокоенность по поводу законов, которые трансформируют критику решений президента или правительства в дела по оскорблению государства, неуважению к власти, неуважению флагов и символов, оскорблению главы государства и чести государственных должностных лиц. Оскорбление же общественных или государственных лидеров не может повлечь за собой более суровую ответственность, нежели оскорбление частного лица.”

Последний пункт имеет особое значение, поскольку статья 125 Уголовного кодекса Турции (УКТ) предусматривает, что оскорбление государственного должностного лица влечет наивысший срок наказания или штраф, нежели за оскорбление частного лица. Трудно объяснить, как это положение может быть оправдано, ибо оно ставит репутацию чиновника выше интересов граждан и общества.

Читать следующий параграф «2.2.4. Злоупотребление законом о борьбе с терроризмом и организованной преступностью, положениями Уголовного кодекса Турции«.

Top