«В угоду президентским амбициям инспирируется турецко-курдский конфликт»

Ученые об Эрдогане

Известный своими исследованиями турецкой внешней политики и международных отношений, равно как и своими смелыми комментариями, чиновник в отставке Баскын Оран в своем интервью газете Zaman отметил риск превращения курдского вопроса в межэтнический конфликт. Он также подчеркнул, что инспирируемая Эрдоганом политика конфликтов и поляризации станет концом его политической карьеры.

Оран, покинувший «Комитет мудрых людей» (Akil adamlar heyeti) в 2013 году и уже тогда осознавший всю бесперспективность процесса урегулирования, заявил, что параллельно с ведением переговоров государство продолжало строить блокпосты, а Рабочая партия Курдистана (РПК) продолжила вооружаться. По мнению Орана, в среде курдской молодежи доверия к государству вообще нет. Государство же фактически чуть ли не насаждает политику линчевания курдов турецкими гражданами. Отметив, что Демирташ испортил президентские планы Эрдогана, а Эрдоган верит в то, что по мере роста числа жертв террора, он набирает политические очки, Оран сделал свой прогноз по выборам 1 ноября. По его мнению, выборы не поменяют картину и дошедшая до абсурда политика Эрдогана, основанная на навешивании ярлыков «параллельной структуры» и «терроризма», потеряет свою эффективность.

В ноябре 2014 года в своем интервью газете Todays Zaman, вы практически обрисовали текущую ситуацию. Что пошло не так в процессе урегулирования?

То, что процесс придет к тому, что мы сегодня имеем, стало понятно после определенного момента. Я отказался от участия в последнем заседании Комитета разумных людей в 2013 г., в который я вступил в надежде внести свою лепту в разрешении курдского вопроса. Во время всех своих поездок в рамках моего членства в Комитете, я заявлял, что, если власти не пойдут на реформы по курдскому вопросу, то имеющихся проблем нам не решить. В итоге стала известна причина интереса Эрдогана к курдской проблеме: он хотел войти в историю как человек, решивший курдский вопрос, и, обеспечив симпатии курдских избирателей по отношению к ПСР, стать единоличным правителем Турции.

То есть, общественность была введена в заблуждение?

Это не вопрос введения в заблуждение, это вопрос подхода. Он верит в то, что способен решить все проблемы своими распоряжениями. И именно поэтому он очень опасен.

Безусловно, основной проблемой является отсутствие у сторон доверия друг к другу. Во время переговорного процесса государство продолжало строить блокпосты, а РПК продолжила запасаться оружием. Не было предпринято никаких мер по увеличению взаимного доверия, как это делалось в случае с Ирландской республиканской армией (ИРА) или Африканским национальным конгрессом (АНК). И мы не знали, какие шаги должны быть предприняты.

Целью было занятие Эрдоганом президентского поста

А почему не были предприняты конкретные шаги?

На самом деле, целью были не реформы, а занятие Эрдоганом президентского поста. Все делалось с оглядкой на результаты опросов общественного мнения. Если возникало недовольство националистической общественности, то сразу же все отыгрывалось назад.

Об этом велись закулисные переговоры с Оджаланом?

Не являясь главой Нацразведки, в своем ответе я могу опираться лишь на открытые источники информации, то есть на новости. Кандиль, оппозиция и курдская диаспора были оставлены за бортом процесса урегулирования. Вопросы обсуждались только с Оджаланом. Оджалан заявил, что он положительно оценивает деятельность президента, но Оджалан отбывает пожизненное заключение. Как вы думаете, насколько он свободен в своих поступках?

Вы намекаете на то, что он находится под контролем государства?

Курды называют его военнопленным. Поэтому все эти рассказы о том, что Оджалан выторговал автономию для курдов в обмен на поддержку президента Эрдогана, ни к чему курдов не обязывают. Собственно, именно это мы и увидели. Более того, в Турции, в которой существует автономное местное самоуправление, не может быть единоличного правления! Это взаимоисключающие понятия.

Кто более влиятелен среди курдов?

Иногда чашу весов перевешивает Кандиль, иногда – Оджалан. Курдский вопрос – это комплексная проблема, ее невозможно свести к деятельности отдельной конкретной личности.

А почему Оджалан не выступает с обращениями?

Могут быть две причины. Первая: поскольку он не говорит того, чего от него хочет Эрдоган, государство «глушит» голос Оджалана. Если Оджалан прикажет Кандилю сложить оружие, то это идет вразрез с планами Эрдогана. Эрдоган полагает, что, по мере роста числа погибших солдат, его влияние растет. Между тем, после того, как Союз общин Курдистана официально заявил: «Давайте заключим утвержденное обеими сторонами соглашение о прекращении огня, а Оджалан пусть будет нашим главным переговорщиком», террор должен прекратиться, но Эрдоган на это никак не реагирует.

Есть еще одно возможное объяснение: может быть, Оджалан боится потерять свой авторитет в результате того, что его указания игнорируются. Кроме того, получаемая им извне информация тщательно дозируется правительством.

В угоду президентским амбициям инспирируется турецко-курдский конфликт

Некоторые утверждают, что мы вернулись в 1990-е…

Во многом мы сейчас находимся в худшем положении, чем в 1990-е. В 1990-х гг. шла война между государством и РПК. Глубинное государство убивало отдельных интеллектуалов и бизнесменов, которые подозревались в содействии РПК.

Теперь же турецкий народ начал линчевать курдов. Положение очень серьезное. Происходят нападения на курдских сезонных рабочих, была попытка заживо сжечь строителей-курдов. В 1990-х гг., человека, сфотографировавшегося в курдском национальном костюме, не избивали и не заставляли целовать бюст Ататюрка на городской площади.

Сегодня осуществляются попытки разжигания турецко-курдского конфликта для того, чтобы при поддержке националистически настроенной общественности Эрдоган смог консолидировать всю полноту власти. И антикурдское движение направляется государством. Те, кто избивали и заставляли человека целовать бюст, остались на свободе, а против потерпевшего начато расследование по обвинению его в «восхвалении преступления и преступника». Да, РПК поступила очень плохо, начав взрывать мины, поскольку тем самым она сыграла на руку Эрдогану. Но провоцируют Кандиль к таким ошибочным действиям нежелание Эрдогана проводить какие-либо реформы, а также его абсурдные высказывания, наподобие заявления о том, что курдского вопроса не существует.

Если разжечь этот огонь, то нет ли риска того, что его уже не погасить?

Эрдоган уже перешел ту черту, до которой он еще был способен это осознавать. Он вступил на такой путь, на котором можно устоять лишь становясь все более жестоким по мере продвижения. Место глубинного государства военных заняло гражданское глубинное государство Эрдогана. Например, нападение на редакцию газеты «Хюрриет» — это уменьшенная копия погромов 6-7 сентября. Суть погромов 6-7 сентября заключалась в линчевании граждан руками государства. Нападение на редакцию газеты «Хюрриет», которое произошло ровно 60 лет спустя, было совершено под предводительством Абдуррахима Бойнукалына – депутата от ПСР.

Новое поколение курдов не доверяет государству

А что может остановить подобные столкновения?

Для этого, прежде всего, надо остановить Эрдогана. Но это не так то просто, потому что после всех этих провокаций, нынешнее поколение курдов отличается от своих отцов и дедов. Наше поколение – это последнее поколение диалога. Об этом говорили многие курды, включая Ахмета Тюрка. Это не было сказано в качестве угрозы, это – чистая правда. Новое поколение курдов не доверяет государству.

А Демирташ? Разве он не является представителем нового поколения?

Демирташ играет в соответствии с правилами политической игры. Поэтому и навлекает на себя гнев Эрдогана. Лишь за счет своей человечности и чувства юмора он смог обеспечить своей партии как минимум 50 депутатских кресел в парламенте. А 80 депутатов расстроили все планы Эдогана. Если Демирташ не станет выступать против террора, Эрдоган будет на седьмом небе от счастья.

Будет ли успешной политика демонизации Демирташа?

Политика демонизации Демирташа в краткосрочной перспективе будет успешной среди говорящих «Эрдоган – это наша честь». Но политика напряженности Эрдогана является чрезвычайно изнуряющим явлением. Перманентная конфронтационная политика будет работать против него. Народу это уже надоело.

Фетхуллаха Гюлена нельзя назвать террористом!

Оружием Эрдогана являются два понятия: «параллель» и «террорист»… Но в настоящее время оба из них превратились в абсурд. Достаточно упомянуть, что в последнее время начаты доследственные проверки в отношении Фетхуллаха Гюлена по подозрению в терроризме, в отношении Догана – по подозрению в пропаганде терроризма, в отношении Исхака Алатона – по подозрению в принадлежности к «параллельным структурам»! Человека по имени Доган Касадолу, который работает вместе с Узейром Гарихом, заставили написать донос. Боже мой, Исхак Алатон – иудей, которому более 90 лет! Я позвонил ему, чтобы поздравить, говорю ему «О, Вы стали мусульманином!». Ведь чтобы стать фетхуллаховцем, нужно же для начала принять ислам… Можно как угодно относиться к Фетхуллаху Гюлену, но террористом его назвать нельзя!

Метод применения этого оружия таков: сначала информация появляется в провластных СМИ, затем прокуроры, трактуя медийные сообщения в качестве заявлений о совершении преступлений, запускают механизм уголовного преследования. Тем самым осуществляется запугивание людей. Эрдоган на всех наводит страх. В философии есть правило: дошедшее до абсурда разрушает само себя.

Проблема Эрдогана в том, что в его окружении нет людей, способных быть адвокатом дьявола, говорить ему правду. Таких людей рядом с собой он не терпит.

«Опасаются того, что 80-летняя светская практика вернется обратно»

А как же народная поддержка?… Ведь есть же те, кто готов поверить утверждению «Алатон – член параллельных структур»?

Поверившие в сказки про Алатона уже давно потеряли свой разум, но есть такие люди, которые готовы броситься со скалы, если это им прикажет Эрдоган. Потому что они устали от светского режима, который доминировал на протяжении 80 лет, и боятся, что он может вернуться. В добавок, Эрдоган сформировал социальный класс, готовый, по одному звонку «сверху», пожертвовать ему миллионы. Таким образом, становится возможным противостоять реалиям жизни. Но все это может продолжаться лишь до определенного момента.

Самая большая ошибка Эрдогана – анахронизм, то есть потеря чувства своевременности. Если бы он совершал те же ошибки в 1950-х гг., то, возможно, это было бы не так критично, но ведь он совершает их в 2010-х гг. И именно это крайне опасно. Турция сильно изменилась и оставила эту эпоху далеко позади. Ну а мир в целом изменился еще сильнее.

Но, в любом случае, 80-летняя социальная травма не забывается за несколько лет. Люди крайне напуганы.

А что вы можете сказать о страхе возможного возвращения военных?

Дай Бог, чтобы они не вернулись. Не думаю, что это возможно. Приход Демократической партии к власти 14 мая 1950 г. был крайне благоприятным событием. Потому что однопартийный режим Турции уже находился в предсмертном состоянии. Однако военные, не учитывающие, что «переворот сверху» является однозарядным оружием, совершали перевороты в 1960, 1971, 1980, 1997 гг., и попытались это повторить в 2007 г. Они наломали дров, но, при этом, не дали умереть режиму. Приход к власти ПСР связан с попытками остановить естественный процесс. Короче говоря, такого, как Эрдоган, к власти привели эти самые светские «вмешательства».

Но, опять-таки, вся надежда на Эрдогана. Если бы не пришел к власти подобный исламистский режим, то все еще шли бы разговоры: «Ах, если бы к власти пришли исламисты, то все бы нормализовалось!». Теперь уже этого никто не скажет.

Политика Эрдогана, направленная на создание напряжения, сделала людям отличную прививку. Мы вынужденно будем ждать, пока он сам себя не уничтожит. Кстати, уже уничтожает, ждать осталось недолго. Потому что, ради 1 ноября, он опять выйдет на площади.

Нужно ли в таком случае оставить его в покое?

Ни за что! В частности, Эрдоган постоянно нарушает 68-ю и 69-ю статьи Конституции и 48-ю статью Закона о политических партиях. Нужно громогласно и постоянно напоминать о совершенных им преступлениях. Именно ради этого мы и пишем свои статьи. Я уже не говорю про события 17-25 декабря.

Что будет 1 ноября?

Судя по опросам общественного мнения, выборы 1 ноября один в один повторят результаты выборов 7 июня. Эрдоган будет в растерянности.

Не удовлетворившись результатами, станет ли он проводить выборы в третий, в четвертый раз? Время от времени задумываясь об этом, так и хочется сказать: ах, если бы события 17-25 декабря не стали достоянием гласности и не было бы последующих братоубийственных конфликтов!…

Вы написали серию статей «Ненаписанные воспоминания Эрдогана». Как так получилось, что на Вас еще не подали в суд?

Если он подаст иск на мою сатиру, то заработает проблем на свою голову, ибо даже генерал армии Кенан Эврен в 1989-1990гг. не подал на меня в суд из-за моего двухтомника «Ненаписанные воспоминания Кенана Эврена».

Но для того, чтобы не было мест, противоречащих действующим законам, я сначала отправляю черновики статей своему адвокату, потому что, как бы там ни было, одну и ту же мысль можно выразить по-разному. Разве можно что-либо публиковать в этой стране, предварительно не посоветовавшись с адвокатом?

Севги АкарчешмеZaman

 

Top