«Обманувший нас не имеет к нам отношения!» А обманувший не нас? А «нас» — это кого?

aldatan 1

Я знаю, что заголовок не должен быть таким. Заголовок должен отражать содержание статьи, но быть при этом кратким. На этом основана общепринятая практика и традиции. Однако есть статьи, чье содержание краткие заголовки, подобные первому предложению из вышеприведенного названия, выразить не могут.

«Обманувший нас не имеет к нам отношения!». Прочитав это предложение, человек не может не задуматься о «понимаемом от обратного» (мафхум аль-мухалиф). Ему в голову может прийти следующее: «Обманувший не нас может иметь к нам отношение». Так ли это в действительности? Имеет ли к нам отношение тот, кто обманывает тех, кто не из нас? Если да, то кто есть «мы»? Кто это те, кто не из нас? Каковы критерии принадлежности к «нам»? Каково соответствующее определение? Допустим, определение есть, тогда возникает вопрос: кто определяет эти критерии и дает соответствующее определение? Почему этот человек задает критерии? Являются ли эти критерии объективными или они субъективны? Поскольку не обманывать – это человеческий и нравственный поступок, то в случае с обманом какая разница может быть между теми, кто из нас и теми, кто не из нас? Более того, если вы знаете, что эта фраза является хадисом, то как же может быть, чтобы Пророк (с.а.с.) произнес слова, из которых следует, что разрешено обманывать тех, кто не из нас? Как видите, вопросы всё множатся и множатся, и не видно им ни конца, ни края. Именно поэтому я предпочел использовать именно такой заголовок, несмотря на то, что он является длинным.

Источник хадиса

Да, первое предложение заголовка этой статьи представляет собой хадис. Причиной схождения с пророческих уст этого предложения является следующая история: однажды Посланник Аллаха (с.а.с.) подошел к месту на рынке, где торговали зерном, и погрузил руку в кучу зерна. Его пальцы стали влажными, и он спросил продавца: «Что это?». Тот ответил: «Его попортило небо, о Посланник Аллаха!». На что Пророк (с.а.с.) заметил: «Так почему же ты не положил [подмоченное зерно] сверху, чтобы людям всё было видно?!» и затем добавил: «Обманувший нас не имеет к нам отношения!».

Однако в некоторых версиях хадиса слова «нас» в этом предложении нет – в них сообщается, что Посланник Аллаха (с.а.с.) напрямую сказал следующее: «Обманувший не имеет к нам отношения!» (различные версии этого хадиса приведены в следующих источниках: Муслим, 101, 102; ат-Тирмизи, 1315; Абу Дауд, 3452).

Так вот, для мусульман, живших в обществе, состоящем из многобожников, иудеев и мусульман, различия между фразами «обманувший» и «обманувший нас» в разных версиях хадиса являются, на мой взгляд, весьма значимыми. Ибо, выражаясь на старинный манер, отдельные «невежды в ученом обличье», основываясь на версии хадиса, содержащей слова «обманувший нас», заявляют о том, что не является предосудительным обманывать тех, кто не из нас. Подкрепляя свое мнение отдельными богословскими заключениями экономического характера, сформулированными в рамках концепции дар аль-харб («территория войны»), они защищают свои воззрения, всецело несовместимые с исламской моралью, и даже претворяют их в жизнь. А поскольку порочить Пророка (с.а.с.) они не могут, то «виноватыми» оказываются сформулировавшие эти заключения имамы Абу Ханифа, аш-Шафии и подобные им муджтахиды. Скажу на это одно: «Постыдитесь!».

Событийный контекст

Прежде всего, напомню основную причину того, почему хадис, рассказывающий о том случае на рынке, заканчивается по-разному («Обманувший не имеет к нам отношения! / Обманувший нас не имеет к нам отношения!»). Основной причиной этого является передача хадиса не дословно, а по смыслу (выражаясь специальными терминами, не ривая биль-лафз, а ривая биль-ма’на). Как известно практически всем специалистам по методологическим основам хадисоведения, подавляющее большинство хадисов (а если принять во внимание малочисленность исключений, то можно сказать «все хадисы») были переданы по смыслу. Иначе говоря, услышанные от Посланника Аллаха (с.а.с.) слова сподвижники передавали в соответствие с тем, как они их запомнили, используя для этого то, что мы называем синонимами – иные слова с аналогичным смыслом, и они составили основу переданного «материала».

Утверждения и комментарии, гласящие: «Хадисы дошли до нас слово в слово так, как они были произнесены Посланником Аллаха (с.а.с.)! Более того, некоторые именно по этой причине не передавали хадисы. К тем же, кто этим занимался, отношение было специфическим», которые мне приходилось слышать от многих, включая отдельных проповедников, являются верными. Да, среди сподвижников такие люди были, однако их число весьма невелико. Более того, в качестве обоснования для подобного поведения они указывали на хадис «Не возводите на меня [сознательную] ложь, ибо, поистине, тот, кто возведёт на меня ложь, непременно попадёт в Огонь!» (аль-Бухари, 106). Были и те, кто говорил, что неправильным является передавать хадисы, которые, в отличие от Св. Корана, не заучивались наизусть.

Однако вопреки имеющимся представлениям эта практика не была распространенной. Будь оно иначе, не было бы у нас сегодня многотомного корпуса хадисов. К тому же указанный вопрос касается лишь времени собирания хадисов, то есть первых двух веков [истории ислама]. После этого передача хадиса по смыслу прекратила свое существование, а дословная передача стала главенствующей.

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724

 

Top