«Обладатель этой визитки входит в мой ближний круг»

VIP

Не знаю, с чего и когда это началось, однако вот уже долгое время мы используем оборонительный язык, разработанный нами после того, как мы потеряли превосходство над Западом и остались лежать, будучи придавленными грузом западных ценностей. Главной особенность этого языка является его апологетичность.

Этот термин я использую в его словарном значении, а не в том виде, в каком он применяется в социальных науках. Это язык, центральное место в котором занимает защита и оборона. Где бы вам ни пришлось с ним столкнуться, вы сможете узнать его по специфическим словам-маркерам. Например, «а ведь на самом деле». Когда я читаю тексты, в которых сравниваются Запад с Востоком­, ислам с христианством или другими религиями, то как только я вижу фразу «а ведь на самом деле», то начинаю читать с удвоенным вниманием.

Тема меритократии, как мне кажется, является той областью, в которой осуществляются подобные сравнения. Меритократией, о которой мы стали чаще вспоминать, оказавшись на краю пропасти, куда нашу страну привела правящая ПСР, называют форму управления, основанную на личных достоинствах / способностях. Это система, при которой в государственном управлении отсутствует непотизм, покровительство, дискриминация, действует принцип равенства возможностей при занятии управленческих должностей, а материальное и нематериальное стимулирование ставится в зависимость от эффективности сотрудника. По оценкам политолога Ахмета Куру, внесшего большой вклад в социальные науки разработкой понятий активного и пассивного секуляризма, без меритократии нормализации дел в нашей стране не достичь ни в ближайшей, ни в далекой перспективе.

В чем же связь между двумя предыдущими абзацами? Связь вы можете проследить в следующем предложении: «В странах с демократическими режимами принципы меритократии эффективно претворяются в жизнь. А ведь на самом деле, наделение должностями на основе заслуг и способностей является моделью поведения, предписанной исламом как посредством коранических аятов, так и пророческих практик». Продолжение этого предложения не должно никого удивлять: «На самом деле, меритократия, по своей сути, является не западной, а исламской ценностью». Хотите – смейтесь, хотите – плачьте, но результат таков. На вопрос «Так почему ее использует Запад, а не мы?» есть готовый ответ: «На самом деле, они не дают нам возможности решать все самим. Этому всячески мешают внешние силы и их пешки внутри страны». Вы можете сколько угодно возражать этим людям, но у них всегда найдутся ответы, демонстрирующие «превосходство их ценностей и правоту их самих».

 

Способности и справедливость

В предыдущих строках вы увидели, что я считаю подобное мышление ошибочным и даже его критикую. Однако последующие строки действительно начнутся с фразы «а ведь на самом деле» и расскажут о том, что наделение обязанностями согласно имеющимся способностям и профессиональным навыкам является исламской ценностью, и что, более того, подобная практика занимает место в ряду основных столпов нашей религии, таких как справедливость и независимость.

Первый пример связан с одним из аятов Корана. Мекка перешла под контроль мусульман и Пророк (с.а.с) вошел в Каабу. Он собирался очистить ее от находящихся в ней идолов, совершить намаз и обход (тафав) вокруг Дома Аллаха. Священная обязанность хранения ключей от Каабы, именуемая сидане или хиджабе, существовала и в эпоху невежества (джахилия), а сам ключ находился у Османа ибн Талхи. Отметим, что дальнейшая часть повествования приводится в двух вариантах, но мы рассмотрим тот, который считаем предпочтительным. Пророк (с.а.с) попросил Али (р.а.) принести ключ. Осман ибн Талха отказался отдать его. Али (р.а.) отреагировал на это жестко. Он отобрал ключ, скрутив Осману руку. В это же время, дядя Посланника Аллаха (с.а.с) Аббас попросил оставить ему почетную обязанность снабжения паломников водой (сикая) и передать ему обязанность хранения ключа от Каабы. В этот момент был ниспослан аят: «Воистину, Аллах велит вам возвращать вверенное на хранение имущество его владельцам (или «…велит вам вверять что-либо достойным / способным людям») и судить по справедливости, когда вы судите среди людей. Как прекрасно то, чем увещевает вас Аллах! Воистину, Аллах – Слышащий, Видящий» (4:58).

Вслед за этим Пророк (с.а.с) повелел Али (р.а.) пойти к Осману, попросить у него прощения и отдать ему ключ. Али (р.а.) выполнил повеление, что вызвало недоумение у Османа ибн Талхи. Ведь перед ним был представитель победившей стороны, сам же он был многобожником. Сила была не на его стороне. Однако, перед ним извинились за грубые действия, совершенные в момент изъятия ключа, и более того, вернули сам ключ. Ответ, полученный им на вопрос о причинах произошедшей метаморфозы, т.е. факт ниспослания аята, стал причиной принятия Османом ислама.

 

Разве можно вручать ключ от Каабы многобожнику?

Далее нам нужно дать ответ на следующий важный вопрос: «Разве можно вручать ключ от Каабы многобожнику? Если бы Осман ибн Талха не стал мусульманином, то сохранилась бы за ним эта обязанность?». Элементарная логика говорит нам следующее: исходя из того, что повелевает Аллах в вышеприведенном аяте, даже если бы Осман ибн Талха так и не стал мусульманином, то обязанность по хранению ключа все равно осталась бы за ним.

Еще один пример: как известно, вслед за первой группой мусульман, переселившихся в Эфиопию, многобожники отправили делегацию во главе с Амром ибн аль-Асом, которая должна была убедить эфиопского негуса не покровительствовать мусульманам. Узнав об этом, Посланник Аллаха (с.а.с) пригласил к себе человека, владеющего искусством дипломатии своего времени и которого он (с.а.с.) впоследствии будет отправлять в качестве гонца для доставки своих писем к правителям различных стран, и выразил желание, чтобы тот, отправившись к царю Эфиопии Асхаме, предотвратил интриги курайшитов направленные на лишение мусульман его покровительства. Этого посланца звали Амр ибн аль-Умай из племени Бану Дамра. А вот теперь обратите внимание: этот человек выполнял дипломатические обязанности, будучи многобожником. Более того, в мусульманских источниках нет никаких упоминаний о том, что впоследствии он принял ислам.

Примеры на этом не заканчиваются. Например, Харис ибн Кальда. Подобно Амру ибн аль-Умаю, этот известный лекарь из племени Бану Сакиф так и не стал мусульманином. Когда к Пророку (с.а.с.) обращались с вопросами по поводу лечения, ярким примером чего является ситуация с заболевшим во время Прощального хаджа Саадом бин Абу Ваккасом, то он (с.а.с.) во многих случаях переадресовывал их этому лекарю.

 

Пророк (с.а.с) оставил в качестве своего наместника незрячего сподвижника

Для Пророка (с.а.с) слепота Абдуллаха ибн Умм Мактума (р.а.) не стала отговоркой для того, чтобы однажды, на время своего отсутствия в Медине, не оставить его в качестве наместника. Он (с.а.с.) назначил сына своего вольноотпущенника Зейда командующим во время военного похода, в котором участвовали такие люди, как Абу Бакр и Умар (р.а.), что по условиям того времени было просто немыслимым. Не видя в Абдуррахмане ибн Самуре, просящем должности наместника, тех качеств, которые позволили бы ему занимать руководящую должность, Пророк (с.а.с.) отказал ему в его просьбе и сказал следующие бесценные слова: «О Абдуррахман! Не проси для себя должности руководителя! Если по твоей просьбе тебе будут даны эти полномочия, ты останешься с ними наедине. Если же тебе будет дана руководящая должность без твоего желания, тогда ты получишь помощь от Аллаха». Он (с.а.с.) назначил раба из Эфиопии Билала (р.а.) ответственным за чтение азана перед каждым из обязательных намазов в Медине. Показательны слова одного из многобожников – Хакема бин Абиль Аса, наблюдавшего за тем, как Билал (р.а.) произносил азан с крыши Каабы после завоевания Мекки. Его оценки крайне важны с точки зрения понимания доминировавшего в то время менталитета и революции, которую совершил Пророк (с.а.с): «Если раб, принадлежащий племени Бану Джумейха, может, взобравшись на здание Абу Талхи, кричать таким вот образом, то это воистину является большим событием!».

Однако все эти значимые события имели место лишь в далеком прошлом. И пока мы придумывали аргументы для обращения военнопленных в рабство, Авраам Линкольн это самое рабство отменил.

Пока мы, не замечая исторический факт назначения Абдулаха ибн Умм Мактума наместником главы государства, раздумывали над качествами, которые должны быть у правителя и, как ни странно, утверждали, что одним из этих качеств является «отсутствие дефектов зрения», темнокожий и слабовидящий Дэвид Пэтерсон стал губернатором штата Нью-Йорк. А как насчет Обамы?

Пока мы спорим о допустимости назначения язычников учителями, забывая про вышеприведенный аят и причины его ниспослания или же про то, что обучение 10 человек грамоте пленными многобожниками было принято в качестве условия их освобождения из плена, остальные народы стали доминировать в мире благодаря системе образования, основанной не на религиозных, гендерных или расовых предпочтениях, а личных способностях и заслугах…

Да, обо всем этом можно говорить очень долго. Но пока что мы все еще плескаемся в бассейне под названием «пусть плохонький, но свой» и отбиваемся руками и ногами от визиток с надписями «Обладатель этой визитки входит в мой ближний круг».

Ахмет Куруджан

Zaman

Top