О понятие «завоевание» (окончание)

Начало статьи расположено по следующей ссылке

Эти две ментальности действовали по-разному и с точки зрения порядков, устанавливаемых после войны. На взятых под свою власть территориях мусульмане начинали строить цивилизацию. Первым делом они совершенно не мешкая предоставляли населению основные права человека, и прежде всего – свободу вероисповедания. Повышая жизненные стандарты населения, начиная от архитектуры городов, чистоты окружающей среды и заканчивая господством в жизни научной мысли благодаря открываемым школам и медресе, они осуществляли преобразования, позволяющие ему жить по-человечески и свободно. Говоря современным языком, в указанных обществах можно было увидеть множество элементов социального государства, [таких как] налоговое регулирование в системе управления, территориальное и имущественное планирование, экономическое развитие, устранение пропасти между бедными и богатыми. Исключительно из-за этого в какой-то степени верным может быть дискурс о людях, которые желали избавиться от господства тиранов и жить под флагом мусульман, и поэтому втайне мечтали о том, чтобы их города были покорены мусульманами.

Так вот, в конечном счёте подобные различия в действиях, будь то до, во время или после войн, осуществляемых по тем или иным причинам, изменения системы, обеспечение мира, справедливости, покоя и свободы, были причинами использования термина «завоевание», а не «оккупация», «эксплуатация», «колонизация», «захват» или «вторжение». Вы можете, к примеру, с этой точки зрения вновь осмыслить завоевание Мекки. Глядя на итоги взятия Мекки мусульманами, вы признаете, что это действительно завоевание Мекки. Показателями этого являются прощение многобожников, доставлявших мусульманам сильные страдания на протяжении 22 лет, воздержание от конфискации движимого и недвижимого имущества, отказ от взятия пленников и, помимо этого, всеобщее прощение. Более того, самостоятельным примером [в этом отношении] является даже передача ключей [от Каабы] Осману ибн Талхе несмотря на то, что он не был мусульманином, и обращение к нему с тем, чтобы он продолжил выполнять свою обязанность [смотрителя Дома Аллаха]. Я не историк, но полагаю, что эта ментальность стоит за наименованием «завоевание Стамбула».

Кроме того, период мира, начавшийся после заключения Худайбийского мирного договора, а также то, что сура, которая была ниспослана сразу же после этого события, была названа «аль-Фатх», подтверждает те факты, которые я попытался описать выше. Обратите внимание, во время [заключения] Худайбийского мирного договора военных действий не было. Напротив, честь и достоинство мусульман, отправившихся в путь для совершения обхода вокруг Каабы, было унижено и они вернулись, их заставили вернуться, они вынужденно вернулись [обратно в Медину]. Условия мирного договора внешне казались не в пользу мусульман. Однако несмотря на это, в первом же аяте суры, которая была ниспослана по этому поводу, Аллах сказал: «Воистину, Мы даровали тебе явную победу (фатх)» (48:1), охарактеризовав как победу договор, который казался унизительным.

И действительно, примерно за два года, разделявших Худайбийский мирный договор и завоевание Мекки, было достигнуто то, чего не получилось достичь за 6-7 лет мединского периода, насыщенного войнами. Эти достижения не были материальными; они осуществились в виде раскрытия сердец и умов людей по отношению к исламу, и к предложенным исламом ценностям и истинам. Поэтому подготовка такой мирной среды была названа победой (фатх) со стороны Аллаха. В отличие от представлений ИГИЛ и подобных [террористических] организаций, фатх не означает оккупацию чужих территорий, убийство пленных и насильное обращение людей в ислам.

После этих разъяснений [возникает] следующий значимый вопрос: всегда ли таким был результат всех завоевательных походов за 15 веков исламской истории? Несмотря на потерю своих земель, становились ли люди свободными, избавившись от жизни под гнетом и притеснениями? Обретали ли они отдельные права и блага, превосходящие то, что они имели ранее? Улучшались ли их жизненные стандарты, достигали ли небес их уровни цивилизованности?

Если вы скажете: «Ответь на это одним словом: либо да, либо нет!», то ответ очевиден – нет. К сожалению, мусульмане не смогли сохранить искренность и чистоту ранних периодов. Стремление к выгоде превратило в грабеж / мародерство / захват те войны, чьи результаты в полном смысле этого слова должны были стать завоеваниями как в плане самих мусульман, так и их визави. [Мусульмане] также шли в ногу с распространенной формой межгосударственных отношений. Территориальные экспансии и решение разногласий посредством меча вырвались вперед по сравнению с довольством имеющимся и использованием дипломатических средств. Вместо ожидаемого обретения людьми настоящей свободы они теряли ее и даже свои жизни.

В таком случае, где мы ошиблись и ошибаемся? Ответ на этот вопрос превосходит как способности автора этих строк, так и ограничения по объему, налагаемые [авторской] колонкой. Однако в общедоступной плоскости в качестве ответа могу сказать следующее: ответ на вопрос «Где мы ошиблись и ошибаемся?» каждый мусульманин должен дать сам. Ибо «ошиблись» является глаголом, выражающим «нас», а «мы» состоит из множества «я». Поскольку я являюсь частью, формирующей «нас», я должен поменять вопрос на «Где я ошибся?» и начать с ответа на него. И действительно, где вы ошиблись, ошиблись и завоевания превратились в оккупацию, мародерство, грабеж или просто исчезли?

Ахмет Куруджан

TR724

Top