Новое лицо Турции: террор и радикализация населения

эрдоган

В марте прошлого года мы опубликовали на нашем сайте перевод статьи А. Куруджана  «Теракт в Анкаре и слабость правоохранительных органов», в которой автор рассказал о том, как «охота на ведьм», направленная против движения «Хизмет» (а подспудно – против всех тех, в чьем лице режим Эрдогана видит оппонентов), наносит вред безопасности Турции. В статье приводились слова одного из журналистов, не понаслышке знакомого с ситуацией: «Растрата кадрового потенциала специалистов, имеющих большой профессиональный опыт, в ближайшем будущем может обернуться слабостью системы охраны правопорядка в нашей стране. Вероятен взрывной рост не только терроризма, но и обыденных преступлений, таких, как воровство или разбойные нападения».

К сожалению, эти опасения оправдались. В 2016 году в результате террористических атак погибло почти 500 человек и слабость турецких правоохранительных органов сыграла в этом не последнюю роль. Более того, как пишет журналист Вейсель Айхан, полиции, как таковой, в Турции не осталось, а Национальная разведывательная организация превратилась в частное детективное агентство, работающее в интересах Эрдогана.  Айхан отмечает, что в настоящее время в турецкой полиции работают 40 тысяч сотрудников, которые вступили в должности в течение последних 4 лет на фоне чисток правоохранительных органов от сторонников движения «Хизмет» и оппозиционно-настроенных элементов. Их более опытные коллеги, уцелевшие в ходе чисток, в большинстве своем выполняют функции охраны или контроля за соблюдением правил дорожного движения, и прекрасно понимают, что стоит им проявить чуть больше усердия, как завтра же они окажутся в тюрьме, будучи обвиненными в связях с «джамаатом». Айхан пишет, что в настоящее время набор в полицию осуществляется не на основании учебы в полицейских школах и успешной аттестации в ходе государственных экзаменов, а на основании личной преданности режиму (для этого, в частности, используется система рекомендаций со стороны местных отделений ПСР). В результате этого, набор в органы правопорядка осуществляется по пяти основным каналам:

1) Из числа сотрудников частных охранных и частных военных компаний, близких к ПСР (например, компании Sadat);

2) Из числа последователей и сторонников радикального салафитского проповедника Нуреттина Йылдыза (в частности, одним из них был М. Алтынташ – убийца российского посла Андрея Карлова);

3)  Из числа членов организации «Исламский фронт бойцов Великого Востока» (IBDA-C), признанной террористической в Евросоюзе. Их лидер Салих Мирзабейоглу, после 16-летнего тюремного срока, был выпущен на свободу в прошлом году. Тогда же состоялась его встреча с Эрдоганом, подробности которой не афишировались;

4) Из числа сторонников ИГИЛ (запрещено в РФ – прим. пер.), которые проходят идеологическую обработку в Турции. Некоторые из них уже имеют боевой опыт в Сирии (к слову сказать, в том районе города Анкары, где расположена «штаб-квартира» вышеупомянутого Нуреттина Йылдыза, вплоть до недавнего времени в открытую происходила вербовка добровольцев для участия в сирийском «джихаде» – прим. пер.);

5) Из мафиозных структур, связанные с Седатом Пекером и прочими лицами.

Айхан отмечает, что полиция в настоящее время предупреждением терроризма не занимается, поскольку правящий режим ориентирует органы правопорядку на борьбу с движением «Хизмет». Этот тезис весьма красноречивыми цифрами иллюстрирует другой журналист – Вехби Шахин. Анализируя подробности полицейской операции по поиску преступника, устроившего новогоднюю бойню в стамбульском ночном клубе, он с горечью констатирует, что по этому делу было задержано 16 человек, тогда как за аналогичный период в ходе операций против движения «Хизмет» в одном случае было задержано 223 человека, в другом – принято решение о задержании 84 человек в 26 районах, в третьем – задержано 26 офицеров вооруженных сил. По словам журналиста, если бы даже один процент от тех усилий, которые были потрачены на аресты подозреваемых сторонников движения «Хизмет» были бы потрачены на борьбу с ИГИЛ (запрещена в РФ – прим. пер.), то многие из погибших в ходе терактов, возможно, были бы сегодня живы.

Однако правящий в Турции режим не спешит сдавать идеологически близких к себе джихадистов и, очевидно, именно поэтому предпочитает лишь создавать видимость борьбы с террористами. Журналист Эрман Ялаз пишет о том, что на юго-востоке Турции вплоть до недавнего времени существовала целая сеть неофициальных клиник, в которых раненные боевики ИГИЛ, Аль-Каиды и Фронта ан-Нусра (запрещены в РФ – прим. пер.) проходили лечение. Ялаз ссылается на исследование газеты Birgün (май 2016 г.), согласно которому в одной из клиник в Газиантепе в течение двух лет лечение проходили 200 человек. Согласно другому исследованию (май 2016 г.), на которое ссылается Ялаз, в городе Хатай и вокруг него располагалась 21 подпольная клиника.

Серьезной проблемой является и радикализация населения. Журналист Сефер Джан в своей статье подводит итоги 15 лет нахождения исламистов у руля власти в Турции. По мнению журналиста, на протяжении всех этих лет происходила постепенная радикализация религиозно-практикующих мусульман со стороны когда-то малочисленной группы исламистов. Если первые в одно время старались держаться подальше от политики, то для последних, ориентированных на создание исламского государства, политика была средством достижения цели. Исламисты возводят поддержку собственных партий в ранг обязанности для каждого мусульманина и крайне враждебно относятся к тем верующим, которые мыслят иначе.

В рамках этой логики за последние годы произошли серьезные изменения в работе Министерства по делам религии, которое фактически превратило пятничные проповеди в пересказ выступлений Эрдогана по тем или иным вопросам. Параллельно шла обработка масс с помощью СМИ (немаловажную роль в этом процессе сыграли многочисленные сериалы, такие как «Долина волков» и «Возрождение: Эртугрул», которые, по словам А. Куруджана, насаждают следующую ментальность «выступающий против обычаев и нравов – предатель, выступающий против правителя – предатель, выступающий против лидера – предатель!»). С помощью угроз и посул исламисты нейтрализовали возможную оппозицию со стороны мусульманских джамаатов.

Джан указывает на то, что вопрос о слабости правоохранительных органов перед лицом террора, пусть в незначительных масштабах, но все же присутствует в повестке дня, в отличие от проблемы радикализации населения, которая не обсуждается вообще. А ведь речь идет не о маргинальных личностях и радикализации отдельных индивидов, а о массовой радикализации Турции руками государства. По словам Джана, в немалой степени этой радикализации способствует демонизация движения «Хизмет», которое выступает за межконфессиональный диалог. Помимо прочего, движение обвиняют в христианизации мусульман, поэтому отныне и впредь все мусульмане, ратующие за взаимопонимание с христианами, будут клеймиться в качестве «тайных миссионеров». По мнению Джана, это означает только одно – в условиях отсутствия каких-либо альтернатив, радикализации Турции будет лишь набирать обороты…

По материалам издания TR724 Haber

Top