Ничего удивительного нет…

kadın-tutuklular-696x441

Резко оторвав взгляд от экрана телефона, мой товарищ произнес: «Просто удивительно!» и, не дав мне никак отреагировать, продолжил: «Что это за люди? Масштабы притеснений превысили все мыслимые пределы, но никто ничего не делает!».

Он был настолько напряжен и разгневан, что я не нашел, что сказать. Он же, не дав мне опомниться, продолжил: «В тюрьмах находятся более 10 тысяч женщин и около тысячи их детей. Ну ладно мужчины, но в чем виноваты эти женщины, и в особенности – дети? Больных не отводят к доктору, некоторые умирают от того, что не могут получить лекарства, есть женщины, которых вновь отправляют в тюрьму через день после родов…».

Подобно вам, я тоже понял, о чем идет речь, но дал своему товарищу высказаться, чтобы ему полегчало. Он пожаловался на родственника, которому он в свое время много помогал и который сейчас называет его террористом, рассказал о своем друге, от которого отказались родители, поведал о лицемерии отца своего ученика, который когда-то превозносил его до небес, а потом дал против него показания.

После того, как он заявил, что не понимает, как жители Анатолии могут безмолвствовать перед лицом столь масштабных притеснений, я решил вступить в разговор. Прервав его, я сказал: «Люди ведь не знают о том, о чем ты рассказываешь!…». «Как так?» — ответил он. «Каждый житель Турции так или иначе контактировал с людьми из движения «Хизмет»! Думаешь, они не знают о том, в какой ситуации последние находятся?».

«Не знают», – сказал я, и спросил: «Сколько изданий пишет о том, о чем ты говоришь?». Не дожидаясь ответа, я продолжил: «Большая часть СМИ находится в руках властей. На те издания, которые не в их руках, они оказывают давление. И те, опасаясь за свою судьбу, не пишут об имеющих место притеснениях. Более того, наивно было бы ожидать публикации новостей о членах движения «Хизмет» со стороны всех тех, кто по своей сути враждебен к религии, начиная от левых и заканчивая либералами, кто ведет светский образ жизни, кто стал врагом религии из-за ПСР… Ты не смотри на их слова о демократии, свободе и правах человека… Будь у них такая возможность, они бы нас в порошок стерли».

Словно вспомнив о чем-то, мой товарищ покивал головой, подтверждая сказанное. Чтобы он лучше меня понял, я задал ему несколько вопросов: «Какова была твоя реакция на события в Улудере? Чем озабочены «Субботние матери» и с каких пор они проводят свои акции? Ты слышал о курдах, которые пострадали, хотя и не были связаны с терроризмом? Что ты почувствовал, когда убили Хранта Динка?…».

В ответ он начал строит предложения, в начале которых стояло «Но…». «Не знаю», – сказал он, – Они тоже заслуживают …». Его ответы меня не удивили – зная его, я предполагал, что так он и ответит.

Я прибег к этому способу для того, чтобы он кое-что понял. Ведь и он был одним из жителей Анатолии – он учился по тем же букварям, сформировался под влиянием тех же социетальных ценностей, и так же стал жертвой манипулятивных пиар-кампаний, организованных центрами силы и их пешками. Несмотря на то, что он многие годы был участником движения «Хизмет», мой товарищ, подобно среднестатистическому турку, не любил читать, слушать, мыслить, вопрошать и заниматься иной мыслительной деятельностью, и открыто говорил о том, что все это ему не нравится.

Зная о том, что ему будет некомфортно, я продолжил говорить: «За два дня до переворота 27 мая Аднан Мендерес выступал на митинге, на котором присутствовало 250 тысяч человек. Когда же его задержали, никто не выступил против этого; когда его повесили, любившие его люди лишь беззвучно плакали по своим домам. Когда янычары пытали в тюрьме Османа II, а затем убили его, никто не помешал этому…».

«Значит, во мне есть изъян», – прервал он меня и спросил: «Может ли быть, что все это происходит с нами из-за того, что мы в свое время не сделали того, что должны были сделать?». «Возможно», – ответил я и прекратил разговор…

Тяжело найти людей с характером в обществе, не усвоившем такие универсальные ценности, как уважение к человеку, толерантность, свобода, справедливость. В особенности если в этом обществе система образования превратилась в поле для бесконечных экспериментов, правовая система стала игрушкой в руках власть имущих, а экономику пытаются поддержать с помощью манипулятивных пиар-кампаний…

В таком обществе люди пытаются не улучшить качество жизни, а в первую очередь заработать на хлеб насущный для своих семей. Боясь потерять работу, они идут на уступки как в личностном плане, так и в плане материальных и духовных ценностей. Хорошо об этом осведомленные власть имущие придумывают новых врагов, затыкают рты всем несогласным и играют на подсознательных чувствах людей.

До настоящего времени понятия сакральности государства и подчинения лидеру неоднократно эксплуатировались в нашем обществе. И сегодня, под разговоры о «вопросе жизни и смерти», «внешних силах», «экономическом порабощении» происходит все то же самое. Ну а народ, которому помогли лишиться способности вопрошать, под влиянием стадного чувства покорно идет за «пастухом».

Человек может быть полезным для своего окружения только в том случае, если он свободен, действует осмысленно, способен к самокритике, не беспокоится за свою жизнь и не переживает о хлебе насущном. Поскольку в Турции этого нет, люди нацелены на то, чтобы рыть друг другу яму и уничтожать своих соперников …

Да, в нашей стране люди очень быстро меняют свои предпочтения. Страх и личные интересы являются важнейшими факторами этого… Переходить на сторону того, в чьих руках сила, является, мягко говоря, бесхарактерностью. Одни в свое время были на стороне военных, выступавших против религиозных людей. Сейчас ситуация поменялась и люди с внешней религиозностью заполучили власть в свои руки. Для тех, кто привык держать нос по ветру, ничего не изменилось – они повернулись в ту сторону, куда дует новый ветер…

Мехмет Али Озджан

TR724

Top